||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2003 г. N 4-кп003-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Кочина В.В.

судей Шишлянникова В.Ф. и Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 12 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных С. и Х. на приговор Московского областного суда от 9 сентября 2002 года, которым

С., <...>, гражданин Республики Беларусь, образование среднее, неработающий, ранее юридически не судимый

осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ сроком на 10 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ сроком на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. ч. 3 и 4 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г" и ст. 99 ч. 2 УК РФ применена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Х., <...>, женатый, имеющий двоих несовершеннолетних детей, гражданин РФ, образование среднее, неработавший, ранее юридически не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ сроком на 10 лет с конфискацией имущества;

по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ сроком на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. ч. 3 и 4 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с С. 1500 рублей в доход государства.

При обстоятельствах, указанных в приговоре, осужденные Х. и С. 13 сентября 2001 года группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, совершили разбойное нападение на П., проживавшую по адресу <...>.

В процессе разбойного нападения Х., путем возбуждения корыстных побуждений у С. и предоставлением ему орудия преступления (шнура), совершил подстрекательство и пособничество в умышленном убийстве П., а С. совершил ее умышленное убийство путем удушения.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения осужденных С. и Х., поддержавших свои кассационные жалобы, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный С., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным и необоснованным, постановленным на недопустимых доказательствах, в том числе его первоначальных показаниях, полученных в ходе предварительного следствия в результате применения к нему недозволенных методов воздействия, указывает, что ему не разъяснили положения ст. 51 Конституции РФ, предоставленные ему адвокаты относились к его защите безразлично, показания, которые он дал в судебном заседании, во внимание не приняты, указывает, что свидетели Ю.И. и Б.С. дали в суде неправдивые показания, свидетель Н.Е. в судебное заседание не явилась, а на предварительном следствии давала противоречивые показания, считает, что объективных доказательств его вины в материалах дела нет, просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

Осужденный Х., также считает приговор незаконным и необоснованным, постановленным на признательных показаниях осужденного С., которые тот дал в ходе предварительного следствия, при этом суд не принял во внимание его показания на очной ставке и в судебном заседании, где С. пояснил, что оговорил его, не учел суд при оценке показаний С. того, что он лечился от алкоголизма и у него плохая память, не дана оценка противоречивым показаниям свидетеля Б.С., свидетели, которые бы могли внести ясность в обстоятельства дела, в судебное заседание не вызывались, не было удовлетворено его ходатайство о вызове в суд охранников кооператива, которые избили и обыскали его, указывает, что объективных доказательств его вины в материалах дела нет, проведенной экспертизой не обнаружено крови потерпевшей на его одежде, по его мнению. Кроме того, Х. указывает, что на предварительном следствии к нему применялись незаконные методы расследования, утверждает, что преступлений не совершал, так как из-за боли в ноге не мог подняться на четвертый этаж, просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на жалобы осужденных государственный обвинитель Мельников А.В. опровергает изложенные в них доводы, просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вопреки доводам жалоб осужденных, их вина в совершении преступлений, при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, полностью установлена совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства всесторонне, полно и объективно.

Так, С., будучи допрошенным 27.04.2002 в качестве обвиняемого в присутствии адвоката с участием заместителя прокурора, дал подробные показания об обстоятельствах совершенного им убийства П., пояснив, что Х. предложил ему (С.) пойти к знакомой бабушке П. в Солнечногорск-7 чтобы купить у нее самогон. Они (Х. и С.) поднялись к квартире П., она открыла дверь, но в квартиру не пустила, дверь была на цепочке. Он (С.) дал ей деньги на одну бутылку, и взяв одну бутылку они вышли из подъезда. Распив самогон в сквере, Сергей (Х.) предложил еще купить самогона. Они вновь поднялись к квартире П., взяли бутылку самогона, но в тот момент, когда она стала закрывать дверь, удерживаемую ею на цепочке, Х. сильно ударил П. кулаком в лицо, оттолкнул от двери, ударом ноги выбил дверь и вошел внутрь. В это время из соседней квартиры вышел мужчина, спросил его (С.) что случилось. Он ответил ему, что ничего не происходит и тоже вошел в квартиру. П. лежала на полу, а Х. бил ее кулаком по голове и лицу. Потом Х. подал ему (С.) какой-то шнурок и сказал "набрось". Когда он (С.) подошел к П. она уже не дышала, но была ли она мертвой он (С.) утверждать не может. Он (С.) накинул на ее шею удавку и затянул ее. Х. нашел в шкафу 550 долларов США. Он (С.) денег в серванте не нашел. Больше ничего не брали и ушли без пакетов и сумок. Когда вышли из квартиры, сначала шел он (С.), а за ним Х. Навстречу попалась женщина, которая хорошо знает Сергея. Она спросила: "Сергей, ты насовсем приехал?" Переночевали у какого-то друга Сергея, потом поехали в деревню Рахманово, где пили в доме Анатолия. Потом поехали снова в Солнечногорск-7, где на рынке поменяли 100 долларов США и купили новую одежду, в которую переоделись, а старую Сергей сложил в большую сумку, которую оставили в огороде у Анатолия. Затем уехали в Конаково, где сняли квартиру, а потом он (С.) стал жить у Эльвиры по адресу <...>.

На вопросы заместителя прокурора С. уточнил, что Х. предложил пойти к П., ворваться в дом и искать деньги, а П. убить, т.к. она его (Сергея) хорошо знает (т. 2 л.д. 78 - 92).

Данные показания С. даны с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с участием его адвоката. При этом, вопреки доводам жалобы осужденного ему разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, о чем свидетельствует его собственноручная запись в протоколе допроса (т. 2 л.д. 79).

28.04.2002 С. в присутствии понятых, защитника, заместителя прокурора подтвердил свои показания от 27.04.2002 на месте в Солнечногорске-7 в ходе следственного эксперимента, указал дом, подъезд, в котором проживала П. (т. 2 л.д. 103 - 111).

Судом проверялось и было признано несостоятельным утверждение С. о том, что признательные показания на предварительном следствии он дал в результате применения к нему недозволенных методов воздействия.

Из показаний свидетелей Н.И., начальника ОВД-141 г. Солнечногорск-7, допрошенного в ходе предварительного следствия (т. 2 л.д. 222 - 223) и М.А. старшего оперуполномоченного 2-го ОВД Солнечногорского р-на, допрошенного в судебном заседании, видно, что после задержания в Конаково С., последний был доставлен в Солнечногорский ОВД, никаких разговоров с ним не велось, объяснения не брались, и лишь в пути следования на вопрос С. о том, задержан ли Х., ему был дан положительный ответ. Кроме того, М.А. показал, что никакого незаконного воздействия на С. не оказывалось.

Содержание и результаты следственного эксперимента, показания свидетелей Н.И. и М.А. дали суду основание считать, что никакого давления на С. в ходе предварительного следствия не оказывалось, показания от 27.04.2002 он давал добровольно и они являются правдивыми.

У суда не имелось оснований не доверять показаниям С. от 27.04.2002 об обстоятельствах убийства П. и в связи с тем, что они подтверждаются как объективными данными, полученными при осмотрах и экспертизах, так и показаниями других свидетелей.

При осмотре места происшествия 13.09.2001 в квартире по адресу: <...> был обнаружен труп П. с признаками насильственной смерти в коридоре квартиры на полу около двери в кухню. На трупе в области шеи накинута веревка-шнурок. В комнатах порядок вещей нарушен, ящики мебели выдвинуты и некоторые извлечены совсем. С места происшествия изъята веревка-шнурок (т. 1 л.д. 2 - 7, фототаблица т. 1 л.д. 155 - 157).

Согласно заключению эксперта (экспертиза трупа) N 573, при судебно-медицинском исследовании трупа П., 1930 г.р., установлено, что смерть П. наступила от механической асфиксии вследствие сдавления шеи в переднезаднем направлении предметом длиной не менее 14 см шириной и диаметром около 0,4 см. Смерть наступила за 3 - 6 часов до исследования трупных явлений на месте обнаружения трупа в 16 часов 30 минут 13.09.2001.

При исследовании трупа П. также были обнаружены следующие телесные повреждения: открытый перелом костей носа, который образовался от воздействия тупого твердого предмета на область спинки носа со значительной силой. У живых лиц такие повреждения влекут за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременности его расстройства. Кровоподтеки на лице, кровоизлияния в мягкие ткани лобной области, левой височной области образовались от воздействий тупых твердых предметов с умеренной силой. У живых лиц такие повреждения не влекут вреда здоровью.

Повреждения, обнаруженные при исследовании трупа носят прижизненный характер и образовались незадолго до смерти.

Всего на область лица, волосистой части головы было не менее 8 воздействий тупых твердых предметов, особенности которых в повреждениях не отобразились.

Повреждений, характерных для борьбы или самообороны, признаков изменения положения трупа, следов волочения не обнаружено.

Открытый перелом костей носа обусловил обильное наружное кровотечение (т. л.д. 19 - 25).

Потерпевшая П.О. и свидетель Н.О. (внучка убитой П.) показали в судебном заседании, что П. действительно торговала самогоном, иногда давала его под залог документов, а также то, что пропали ее сбережения в сумме около 1000 долларов США, и женская норковая шапка, которую П.О. оценивает в 2000 рублей. Кроме того Н.О. уточнила, что когда она пришла в квартиру после убийства бабушки, то на полу валялась шапка вязаная белая, в которой бабушка хранила свои сбережения.

Свидетели Л.С., П.Ю., С.Н., чьи показания были оглашены в судебном заседании, показали на предварительном следствии, что видели осужденных 13.09.2001 примерно в 12 часов 30 минут. Они выходили из подъезда П.

Свидетель К.Р. показала суду, что в тот день увидела у подъезда П. незнакомого мужчину, который вышел из подъезда, а потом из этого же подъезда вышел Сергей. Она остановилась поздоровалась с Сергеем, спросила давно ли он вернулся, т.к. он некоторое время не жил в городке. Сергей был какой-то взъерошенный, неразговорчивый, разговаривал сухо. Сергей и второй были вместе, т.к. они разговаривали между собой, шли вместе. Сейчас она знает, что фамилия Сергея Х.

Ряд свидетелей показали, что у С. и Х. 13.09.2001 появились деньги, доллары США, а также описали их действия, направленные на сокрытие следов преступления: переодевание, смена места жительства.

Свидетель Х.М., чьи показания от 14.09.2001 и от 03.10.2001 на предварительном следствии были оглашены в судебном заседании, показал, что 13.09.2001 около 16 часов, когда он был вместе с К.А. на рынке, к нему подошел в Солнечногорске высокий парень и предложил поменять доллары на рубли, в это же время подошел Сергей, который жил в Солнечногорске-7 с Г. Парень и Сергей были вместе. Высокий вытащил 100 долларов и отдал их ему (Х.М.). В руках у Сергея была какая-то сумка; у парня была на правой руке на кисти, которая была опухшая свежая ссадина (т. 1 л.д. 70 - 71, 101 - 103).

Свидетель К.А., чьи показания от 03.10.2001 были оглашены в судебном заседании подтвердил факт того, что к Х.М. на рынке подходили двое мужчин и продали ему 100 долларов США (т. 1 л.д. 99 - 100).

Свидетель М.Г., чьи показания на предварительном следствии от 16.09.2001 были оглашены в судебном заседании, показала, что в сентябре 2001 года в Рахманово приехал Николай по прозвищу "Бульбаш" и с ним был еще мужчина по имени Сергей. 14.09.2001 Николай пришел в магазин выпивши, купил водки и по дороге из магазина Николай сказал ей, что у него сейчас есть деньги (она сама видела у него 850 рублей). На ее вопрос о происхождении денег Николай ответил, что он завалил человека, в смысле убил (т. 1 л.д. 74).

Свидетель Б.С., чьи показания на предварительном следствии от 16.09.2001, 17.09.2001, 04.10.2001 были оглашены в судебном заседании, показала, что действительно знакома с Х. и парнями по имени Николай и Ю.И. (кличка Татарин), иногда они жили в д. Рахманово у Анатолия и все вместе употребляли спиртное. 12.09.2001 Сергей, Николай и Ю.И. уехали в Тимоново и вернулись вечером 13.09.2001, далее уточнила что около 14 часов (в показаниях на л.д. 80 - 81 т. 1 от 17.09.2001 она уточнила), что в Тимоново Сергей, Николай и Ильдар (Ю.И.) уехали 13.09.2001, а вернулись 14.09.2001, в показаниях от 04.10 - вновь подтвердила, что уехали 12.09) с собой у них была хозяйственная сумка с женскими вещами, которые Николай сжег у дома Анатолия. В д. Рахманово в доме у Анатолия во время распития водки она слышала разговор Сергея с Николаем, о том, что они убили какую-то бабушку в квартире, взяли 2000 долларов США. Доллары США она видела у Сергея. Со слов Сергея бабушку кто-то из них ударил обухом топора, эту бабушку с его слов знал именно он. Сергей и Николай приехали из Тимоново в другой одежде, не в той, в которой они уезжали (т. 1 л.д. 72 - 73, 80 - 81, 110 - 112).

При осмотре места происшествия - территории прилегающей к дому 3 в д. Рахманово, с участием Б.С. в зарослях дикорастущей травы была обнаружена сумка синтетического материала, которую бросили Сергей, Николай и Ильдар и в которой находились различные предметы одежды (т. 1 л.д. 87).

Указанные вещи были опознаны Б.С. и Ю.И. (т. 1 л.д. 139 - 147), часть из них принадлежала Х. и С.

Свидетель Ю.И. в судебном заседании подтвердил показания данные в ходе следствия (т. 1 л.д. 82 - 84, 106 - 109) о том, что Николай имел кличку "Бульбаш". Все они: Х., Николай и он некоторое время жили в Рахманово у М.Н., иногда к ним приходила и ночевала Б.С. У Анатолия все они распивали спиртное. 12 или 13 сентября они втроем уехали в Тимоново. Он (Ю.И.) искать работу, а Сергей и Николай зачем ему неизвестно. Приобрели все вместе самогон у П., потом выпивали у М.Р., а утром, когда он проснулся 13.09.2001 в 11 часов Сергея и Николая уже не было. 15.09.2001 встретив со Светой Б.С. в Рахманово Сергея и Николая, он увидел, что они в новой одежде. Сергей дал Светке 500 рублей на водку. До этого из разговора Сергея с Николаем он слышал, что им нужно уехать в какую-нибудь деревню в Тверской области. У Сергея он видел несколько купюр по 100 долларов США.

Свидетель Ю.И. не подтвердил показания осужденных о том, что они 13.09.2001 заняли деньги у него.

Свидетель Нестерова Э.П., проживающая по адресу: <...>, чьи показания на предварительном следствии от 26.04.2002 были оглашены в судебном заседании, показала, что С., некоторое время проживающий у нее в г. Конаково, приехавший на заработки в Россию из Белоруссии выпивал и как-то проговорился, что кого-то убил, где он раньше работал и приехал в Конаково с долларами. Однако она (Нестерова) долларов у него не видела (т. 2 л.д. 72).

Таким образом, как правильно указано в приговоре, осужденные, будучи в состоянии алкогольного опьянения неоднократно проговаривались о совершенном убийстве П., о чем дали показания указанные выше свидетели.

Доводы жалоб осужденных о том, что нельзя доверять показаниям Б.С., т.к. она больная и злоупотребляет спиртными напитками, путает в допросах даты, суд обоснованно признал неубедительными, поскольку показания Б.С. подтверждаются показаниями других свидетелей и результатами осмотров места происшествия.

Дав надлежащую оценку в совокупности, всем исследованным доказательствам, суд обоснованно признал доказанной вину обоих осужденных в объеме обвинения, указанном в описательно-мотивировочной части приговора.

Юридическая оценка их действиям дана судом правильно.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые влекут за собой отмену приговора, по делу не допущено.

Доводы жалобы осужденного С. о том, что защищавшие его на предварительном следствии адвокаты, недобросовестно относились к своим обязанностям, являются несостоятельными. Таких данных в материалах дела не имеется.

Несостоятельными являются доводы жалоб осужденных о неполноте судебного следствия в связи с неявкой в суд свидетеля Н.Е. и охранников кооператива.

Как видно из материалов дела, показания вышеназванных лиц не могли иметь существенного значения для исхода дела, и, как следует из протокола судебного заседания, осужденные были согласны окончить судебное следствие при состоявшейся явке.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами осужденного Х. о том, что суд не исследовал в полной мере психическую полноценность С., который, по его мнению, страдает расстройством психической деятельности.

Как видно из материалов дела, органами следствия и судом исследовалось психическое здоровье и С. и Х. В отношении обоих осужденных в ходе предварительного следствия были проведены амбулаторные судебно-психиатрические экспертизы.

Согласно акту амбулаторной СПЭ N 400 от 17.06.2002 С. хроническим психическим расстройством не страдает и не страдал. В период инкриминируемого ему деяния 13.09.2001 он не обнаруживал также и признаков какого-либо временного расстройства психической деятельности. Имеющиеся у С. признаки синдрома зависимости в результате употребления алкоголя не сопровождаются снижением критических способностей и интеллектуальных возможностей и не лишали его способности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию и на момент обследования С. мог правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. Как обнаруживающий признаки синдрома зависимости в результате употребления алкоголя С. нуждается в применении принудительного противоалкогольного лечения в соответствии со ст. 97 ч. 1 п. "г" и ст. 99 ч. 2 УК РФ (т. 2 л.д. 219 - 220).

Согласно акту амбулаторной СПЭ N 399 от 17.06.2002 Х. хроническим психическим расстройством не страдает, и не страдал им в период инкриминируемого ему деяния. 13.09.2001 он также не обнаруживал и признаков какого-либо временного расстройства психической деятельности. Х. мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию на момент обследования Х. мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. Как не обнаруживающий признаков хронического алкоголизма и наркомании в назначении принудительных мер медицинского характера не нуждается (т. 2 л.д. 217).

Суд дал надлежащую оценку названным заключениям экспертизы и обоснованно признал обоих осужденных вменяемыми в отношении инкриминируемых им деяний, при этом справедливо указал в приговоре, что оснований не доверять выводам данных судебно-психиатрических экспертиз, не имеется.

Принудительная мера медицинского характера применена к С. в соответствии с требованиями закона и обоснованно.

При назначении наказания обоим осужденным, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, данные о личности виновных, влияние наказания на их исправление, состояние здоровья и все обстоятельства дела.

Назначенное осужденным наказание является справедливым и оснований для его смягчения Судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 9 сентября 2002 года в отношении Х. и С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"