||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2003 года

 

Дело N 55-о02-16

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                        Кудрявцевой Е.П.,

    судей Верховного Суда РФ                         Саввича Ю.В.,

                                                   Хлебникова Н.Л.

 

рассмотрела в судебном заседании от 12 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных К., Б., К.В., адвокатов Тохтобина А.П., Щеголева В.Г. и Панченко Е.К., потерпевших П., Г., Д.А., Д.Т., Г.В. и Ш. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 18 сентября 2001 года, которым

К., <...>, со средне-специальным образованием, имеющий двух несовершеннолетних детей, работавший юрисконсультом в коллективном сельскохозяйственном предприятии "Аскизский", несудимый,

осужден по ст. 102 п. п. "б", "з" УК РСФСР к лишению свободы на 15 лет с отбыванием первых десяти лет в тюрьме, остального срока - в исправительной колонии общего режима;

Б., <...>, со средне-специальным образованием, имеющий троих несовершеннолетних детей, работавший бригадиром в филиале Междуреченской дистанции пути,

осужден по ст. 102 п. п. "б", "з" УК РСФСР к лишению свободы на 15 лет с отбыванием первых десяти лет в тюрьме, остального срока - в исправительной колонии общего режима;

К., <...>, с образованием 8 классов, имеющий малолетнего ребенка,

осужден по ст. 102 п. п. "б", "з" УК РСФСР к лишению свободы на 15 лет. На основании ст. 40 ч. 3 УК РСФСР постановлено поглотить не отбытое по приговору от 5 июля 1990 года наказание в виде лишения свободы на 2 года 7 месяцев и окончательное наказание назначено ему в виде лишения свободы на 15 лет с отбыванием первых десяти лет в тюрьме, остального срока в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., выступление осужденных К., Б., К.В., защитника Тахтобина А.П., потерпевших П., Г., Д.Т., Т., Ш., Д.А., К.Т., поддержавших свои кассационные жалобы; возражения осужденных, защиты на кассационные жалобы потерпевших и возражения потерпевших П., Г., Д.Т., Т., Ш., Д.А., К.Т. и прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К., Б. и К.В. осуждены за умышленное убийство из хулиганских побуждений потерпевших Г.В., Д.В., Д., Е., К.Н., Т.О., Ш.Д.

Преступление совершено 12 августа 1989 года на станции Казынет Аскизского района Республики Хакасия при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании осужденные виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный К. со ссылкой на неполноту, односторонность и необъективность исследования материалов дела, на фальсификацию материалов дела, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, материалам дела с приговором не согласен. Кроме того, осужденный обращает внимание на то, что по делу осталось неразрешенным его ходатайство о рассмотрении его дела судом в составе трех профессиональных судей или судом присяжных; что после возобновления производства по делу с 25.07.92 следственные действия по делу осуществляли различные должностные лица (Кул., Л., Буч.) без постановления о создании следственной бригады. По мнению осужденного, он, как депутат сельского Совета, привлечен к уголовной ответственности с нарушением ст. 23 Закона о Статусе депутата сельского Совета от 10.05.01 (избран в 1999 г.). К. считает, что приговор основан на противоречивых показаниях осужденных, а также К.Ю., О.Ю., оговоривших его под воздействием недозволенных методов следствия, допрошенных, к тому же, без адвокатов. Отрицая свою причастность к содеянному, он утверждает, что не мог в указанное в приговоре время приехать на станцию на мотоцикле, и что в тот период времени у него не было в постоянном ношении пистолета. В обоснование своего алиби он ссылается на показания свидетеля Р. По утверждению осужденного, предварительным следствием умышленно утеряны документы, оправдывающие его: журнал регистрации оружия, приказ от 29.09.89 о закреплении за ним ПМ-8584 на постоянное ношение, объяснительная С.; к делу не приобщены показания местных жителей станции, в том числе и осужденных, добытых с применением "детектора лжи"; что на станции модерона, на котором как указано в приговоре, были перевезены потерпевшие, на станции не было.

Следственный эксперимент считает недопустимым доказательством, так как он проведен не с использованием предметов преступления, а с их аналогами; недопустимыми доказательствами также считает показания, добытые без участия адвоката, заключение судебно-медицинской экспертизы Алтайской кафедры СМЭ - в силу его противоречивости. По его мнению, эксперты не установили причину смерти потерпевших; судом в приговоре не дано оценки противоречивости судебно-медицинских экспертиз. Осужденный обращает внимание также на непроцессуальные контакты народных заседателей с потерпевшими Г. и П., а также на нарушения тайны совещательной комнаты председательствующим судьей как при разрешении народными заседателями ходатайства о его отводе, так и при постановлении приговора. С учетом изложенного осужденный просит об отмене приговора как незаконного и необоснованного с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления с освобождением его из-под стражи;

адвокат Тахтобин А.П. со ссылкой на доводы, аналогичные доводам, изложенным в кассационных жалобах осужденного К., ставит вопрос об отмене приговора в отношении К. с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления, а в отношении остальных осужденных - за недоказанностью их вины. При этом защита считает, что приговор в отношении К. является незаконным, необоснованным и подлежит отмене в силу односторонности, неполноты и необъективности предварительного и судебного следствия; несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и существенного нарушения уголовно-процессуального закона, заключающегося в том, что приговор основан на противоречивых показаниях К.В., К.Ю., Б., О.Ю., добытых с применением недозволенных методов следствия и в отсутствие адвоката. В связи с изложенным эти показания, как указано в кассационной жалобе, являются недопустимыми доказательствами. По мнению защиты, суд не установил мотивы изменений названными лицами показаний и не дал этому соответствующей оценки в приговоре, не указал по каким основаниям он отверг показания свидетелей Ч-вых, Рыб. и др.

В жалобе обращается внимание на то, что судом не выполнены требования суда надзорной инстанции, связанные с установлением мотива совершения преступления, самого события преступления и виновности осужденных в его совершении. В этой связи защита утверждает, что суд надзорной инстанции, отменяя предыдущие судебные решения по делу, дал оценку доказательствам по делу, в том числе и показаниям осужденных, а кроме этих доказательств судом по делу других доказательств не добыто. В жалобе также обращается внимание на то, что по делу не установлены обстоятельства, имеющие значение для дела: не установлена принадлежность обнаруженной на месте происшествия одежды; не проверено был ли на станции в указанное в приговоре время модерон.

Защитник ссылается и на нарушение права К. на защиту, заключающееся в том, что к врученному ему обвинительному заключению не приобщен список свидетелей, подлежащих вызову в суд с указанием их адресов; справка о движении дела и о вещественных доказательствах; К. не извещался в ходе судебного разбирательства о том, когда и каких свидетелей будут допрашивать; судом отказано в допуске в судебное заседание общественных защитников; судом отказано в удовлетворении многочисленных ходатайств, в частности, о проведении экспертных исследований, о приобщении к делу различных документов, о направлении дела на дополнительное расследование; председательствующий судья вступал в непроцессуальные контакты с потерпевшими, государственным обвинителем и свидетелем Ос. - судмедэкспертом;

осужденный К.В. с приговором не согласен. Отрицая свою причастность к убийству потерпевших, он утверждает, что оговорил себя под воздействием недозволенных методов следствия. Он обращает внимание на неполноту и необъективность предварительного и судебного следствия;

адвокат Щеголев В.Г. со ссылкой на обоснование приговора недопустимыми доказательствами, добытыми с применением недозволенных методов следствия и без участия адвокатов, ставит вопрос об отмене приговора в отношении К.В. с прекращением дела за недоказанностью его вины. Защитник также ставит под сомнение установленные судом обстоятельства совершения преступления;

осужденный Б. со ссылкой на самооговор под воздействием недозволенных методов следствия и на его допросы без адвоката также просит об отмене приговора с прекращением уголовного дела и освобождением его из-под стражи;

адвокат Панченко Е.К. считает, что приговор постановлен на противоречивых показаниях осужденных, оговоривших себя под воздействием недозволенных методов следствия. По мнению защитника, по делу не установлен мотив совершения преступления; ни следствием, ни судом не установлена истина по делу; судом не дана оценка всем доказательствам по делу. С учетом изложенного и того, что, как указано в жалобе, вина Б. не установлена, защитник просит об отмене приговора с прекращением производства по делу.

Потерпевшие П., Г., Д.А., Д.Т., Т., Ш. и К.Т. в своих возражениях с доводами, изложенными в кассационных жалобах, не согласны и просят оставить их без удовлетворения.

В своих кассационных жалобах потерпевшие П., Г., Д.А., Д.Т., Т. и Ш. просят об отмене приговора за мягкостью назначенного осужденным наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия находит вину осужденных в содеянном установленной показаниями осужденных К.В., Б., уличавших себя и К. в совершении преступлений при обстоятельствах, указанных в приговоре, допрошенных в присутствии адвокатов, и протоколами их явок с повинной (т. 7 л.д. 111 - 112, т. 10 л.д. 99 - 102, 33 - 38).

Обстоятельства убийства потерпевших осужденными подтвердили:

- К.Ю., уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, допрошенный с соблюдением уголовно-процессуального закона, в том числе, с участием адвоката (т. 8 л.д. 107 - 109, 39 - 42, 136 - 139);

- О.Ю. - очевидец преступления, показания которого также добыты с соблюдением уголовно-процессуального закона (т. 9 л.д. 12 - 26, 125 - 126).

Доводы о недопустимости показаний указанных выше лиц в качестве допустимых доказательств по делу не основаны на материалах дела, из которых усматривается, что данные показания добыты с соблюдением уголовно-процессуального закона, в том числе с разъяснением этим лицам положений ст. 51 Конституции РФ, их права на защиту; допрошены они в присутствии адвокатов.

Судом проверены и иные доказательства, связанные с выдвинутым осужденным К. алиби, и им дана соответствующая оценка в приговоре. Так, судом установлено, что К. обладал мотоциклом; расстояние между поселками Вершино-Тея, где живет К., и Казынет - местом совершения преступления, составляет 35 км. По заключению автотехнической экспертизы, это расстояние на мотоцикле при скорости 50 км/час преодолевается за 46 минут. Из показаний свидетеля К-вой усматривается, что мотоцикл осужденного был исправен и они на нем ездили, в том числе и 12 августа 1989 года к Б-вым - родственникам осужденного в п. Казынет. Свидетели Бог., Пас., Пч., Ос., Ф., Топ., Бес., Ч-ва, Ч-вой, М-ой, на показания которых ссылается осужденный К. в обоснование своего алиби на 13 августа 1989 года, не показали ничего определенного в этой связи, заявив, что не помнят, видели ли они осужденного в указанное им время в поселке В-Тея. Не смогла пояснить, уходил ли К. из дома вечером 13 августа 1989 г. и жена осужденного, свидетель К-ва. Из дела также усматривается, что и ранее осужденный К. один выезжал в п. Казынет на мотоцикле "ИЖ-Юпитер", о чем, в частности, показал свидетель М.А. (т. 27 л.д. 122). По делу также нет данных, свидетельствующих о том, что после возвращения домой 13 августа 1989 г. с семьей осужденный К. ставил мотоцикл в гараж к Ч-ву. При таких обстоятельствах и с учетом изложенных выше доказательств суд обоснованно пришел к выводу о том, что К. возвращался вечером 13 августа 1989 года в поселок Казынет. Кроме того, доводы К. о том, что он, возвратившись из Казынета 12.08.1989, он поставил мотоцикл в гараж, где встретился с Бес., опровергаются показаниями Бес. о том, что в этот день он был на работе с 8 часов вечера до 8 часов утра следующего дня. Это обстоятельство подтверждается и справкой с места работы свидетеля (т. 11 л.д. 133).

Свидетели Н., Бел., Мор., З. подтвердили, что у К. в тот период времени оружие было на постоянном ношении. Свидетель Рыб., утверждавший в судебном заседании, что в то время оружия на постоянном ношении у работников отделения милиции не было, подтвердил затем свои показания, данные на предварительном следствии, о том, что за К. оружие было закреплено (т. 27 л.д. 153). По показаниям свидетеля Стеш., работавшего в том же отделении милиции, что и К., работники, имевшие на постоянном ношении оружие, сдавали его редко. Имелась "также возможность получить оружие и сделать запись об этом в журнале в разное время, дежурный ведь хорошо знает оперативников" (т. 11 л.д. 138 - 139). Наличие у К. пистолета в момент совершения инкриминированных осужденным деяний подтверждали О., Б., К. и К.Ю. Согласно выписке из приказа N 9 начальника Аскизского РОВД от 26 января 1989 года за К. было закреплен на постоянное ношение пистолет ПМ N 8584, 9 мм и боеприпасы к нему (т. 11 л.д. 67). За братом осужденного, вопреки доводам, указанным в кассационных жалобах, согласно имеющихся данных был закреплен на постоянное ношение пистолет ПМ с другим номером (т. 11 л.д. 69 - 71).

Доводы о том, что на станции не было модерона, на котором, как указано в приговоре, осужденные перевезли потерпевших с места их избиения к месту наезда на них поезда, опровергаются показаниями свидетеля К.А. о том, что на станции Казынет в 1989 году было несколько модеронов (т. 27 л.д. 115). По его же показаниям, на модероне можно перевозить груз весом от 150 до 250 кг. Наличие модерона на указанной станции подтвердили и свидетели К-ва, работавшая инженером по охране трудам, Ром. (т. 27 л.д. 116, 119, 138). Осужденные Б. и К.В. в судебном заседании также подтверждали это обстоятельство. Согласно "Инструкции по текущему содержанию железнодорожного пути бригады по текущему содержанию пути наряду с ручным инструментом обеспечиваются однорельсовыми тележками в количестве двух штук. По показаниям осужденные Б. и К.В., они в августе 1989 года работали на станции Казынет монтерами пути и у них был модерон. С учетом доказательств, касающихся размеров модерона и его грузоподъемности судом обоснованно опровергнуты в приговоре и доводы о невозможности перевозки трупов потерпевших с места их избиения к месту наезда на них поездом.

Свидетель С. (машинист поезда N 2008) показал, что 14 августа около 1 часа 40 минут, следуя по маршруту Междуреченск - Аскиз, увидел в колее посторонние предметы и применил экстренное торможение, подавая при этом сигнал большой громкости. На расстоянии около 50 - 60 метров увидел, что в колее вдоль шпал без движения лежали люди. Предотвратить наезд не удалось. О случившемся сообщил по рации диспетчеру. Изложенное подтвердил и свидетель С.

Показания осужденных, а также К.Ю. и О.Ю. по механизму причинения потерпевшим телесных повреждений объективно подтверждаются:

протоколом осмотра места происшествия от 14 августа 1989 года, в соответствии с которым напротив входного светофора станции Казынет около второго пути на откосе насыпи лежат 6 рюкзаков и один хлопчатобумажный мешок серого цвета; на всем протяжении железнодорожной насыпи от рюкзаков до поселка лежат одежда, резиновые сапоги, вещество, похожее на головной мозг, раздробленные кости; на разном расстоянии друг от друга - 7 трупов с множественными телесными повреждениями;

заключениями повторных комиссионных судебно-медицинских экспертиз, в соответствии с которыми телесные повреждения у всех потерпевших подразделяются на следующие группы:

а) по свойствам травмирующего воздействия - на изолированные повреждения от действия предметов с ограниченной травмирующей поверхностью (в драке), причинение этих телесных повреждений фигурирующими в деле путейским инструментами, рукояткой пистолета не исключается;

на обширные распространенные повреждения, обладающие широкой травмирующей поверхностью и большой массой (при наезде железнодорожного состава), эти телесные повреждения возникли в результате ударного воздействия выступающих частей и деталей железнодорожного состава;

б) по срокам образования - прижизненные и посмертные.

Ссылка в кассационных жалобах в опровержение этих выводов экспертов на показания судебно-медицинского эксперта П.А., выезжавший на место происшествия вместе со следователем, о том, что все телесные повреждения у потерпевших были от воздействия железнодорожного состава, не основаны на материалах дела. Из протокола судебного заседания усматривается, что П.А. таких показаний не давал. В этой связи он показал следующее: "создалось впечатление, что все травмированы поездом..а локальные повреждения я внимания не обращал" (т. 27 л.д. 48 - 49).

Из приведенного выше протокола осмотра места происшествия усматривается, что был проведен осмотр места наезда на потерпевших, куда они были транспортированы с места их избиения. При таких обстоятельствах отсутствие указания в протоколе на наличие крови за пределами железнодорожного полотна и показания в этой же связи свидетелей, принимавших участие в высвобождении тел потерпевших из-под состава, не противоречит фактическим обстоятельствам совершения преступления, установленным судом в приговоре.

Оценив всю совокупность доказательств по делу суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в содеянном и дал правильную юридическую оценку их действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе и указанных в кассационных жалобах, по делу не имеется. Уголовное дело в отношении К., привлеченного к уголовной ответственности более чем за 9 лет до его избрания депутатом Сельского Совета, возбуждено в соответствии с законом. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно. Судом проверена версия о том, что потерпевшие могли сами лечь на железнодорожный путь для проверки своей храбрости либо уснули там от усталости, и обоснованно опровергнута в приговоре. Проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре и доводы о причастности к содеянному иных лиц. Выполнены судом и указания Президиума Верховного Суда РФ, в частности, связанные с мотивом содеянного.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим материалам дела. Исследованные в судебном заседании доказательства, которые положены судом в основу обвинительного приговора, добыты в соответствии с уголовно-процессуальным законом и являются допустимыми к судебному разбирательству. Этим доказательствам, в том числе и всем имеющимся в деле заключениям судебно-медицинских экспертиз, судом дана оценка в приговоре в соответствии со ст. ст. 71, 314 УПК РСФСР.

Вместе с тем суд указал в приговоре на то, что показания К.В. и К.Ю. в т. 7 л.д. 7 - 32, 39 - 53, 78 - 101, т. 8 л.д. 45 - 46, 48, 53, 55 - 56, 58 - 62, 64 - 70 получены с нарушением ст. 47 УПК РСФСР и как недопустимые в обоснование вины осужденных не приведены.

В соответствии с требованиями ст. 314 УПК РСФСР суд в приговоре не только привел доказательства вины осужденных, но и привел мотивы, по которым отверг другие доказательства.

В частности, суд, отвергая доводы осужденного К. относительно его алиби и отсутствия у него на постоянном ношении оружия, суд в приговоре указал, что свидетели, дававшие показания в этой связи в его пользу, в силу их близкого родства и дружеских отношений являются лицами, заинтересованными в благоприятном исходе дела в отношении К. Кроме того, суд указал на противоречивость их показаний относительно обстоятельств, имеющих существенное значения для разрешения дела.

Так, по показаниям свидетеля Бес., Ч-в и К. женаты на родных сестрах. Вывод суда о заинтересованности указанных лиц, а также свидетелей М-вых, находившихся в дружеских отношениях с осужденным, в благоприятном исходе дела в отношении К. основан на материалах дела. В частности, стремление названных лиц облегчить участь К., в частности, в том, что они отрицали обстоятельства, бесспорно установленные судом. Так, судом установлено, что у осужденного был мотоцикл "ИЖ", на котором он осуществлял поездки к родственникам, в лес за ягодой. Этого не отрицал сам осужденный, подтверждала его жена - свидетель К-ва. В то же время свидетель М.В. утверждал, что К. на этом мотоцикле не ездил, так как мотоцикл постоянно был сломан (т. 27 л.д. 151). Свидетель Рыб., вопреки утверждениям других свидетелей, работавших с К., также заявлял, что оружия на постоянном ношении в этот момент не было ни у кого и что у К. не было мотоцикла (т. 27 л.д. 152).

Ссылка на то, что Постановлением Президиума Верховного Суда РФ дана иная оценка имеющихся в деле доказательств, не позволяющая суду сделать изложенные им в приговоре выводы о виновности осужденных, не основаны на материалах дела и законе. В соответствии со ст. 380 УПК РСФСР суд, рассматривающий дело в порядке надзора, не вправе устанавливать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или отвергнуты им, а равно не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности того или иного доказательства и о преимуществах одних доказательств перед другими. Более того, согласно Постановлению Президиум Верховного Суда РФ не давал окончательной оценки доказательствам по делу и не делал окончательных выводов по существу данного дела.

Приговор постановлен на основании доказательств, добытых соответствующими должностными лицами, правомочными проводить следственные действия по делу. В этой связи, не основаны на материалах дела доводы о том, что расследование по делу производили разные лица без создания следственных групп. Из дела усматривается, что следственные лица по данному делу осуществляли лица либо включенные в следственные группы, либо по отдельному поручению следователя, прокурора. В частности, из дела усматривается, что следственная группа по делу не только создавалась постановлениями прокурора, но и на протяжении всего расследования ее состав дополнялся, изменялся (т. 1 л.д. 36, т. 2 л.д. 140, 144, т. 16 л.д. 35 - 42, т. 20 л.д. 12). Проверены и обоснованно опровергнуты в приговоре и доводы о применении в отношении осужденных недозволенных методов следствия. В частности, в этой связи судом допрошен свидетель Саз., содержавшийся вместе с К.В. в одной камере, который отрицал какое-либо насилие в отношении осужденного со стороны сокамерников (т. 27 л.д. 139). Кроме того, в соответствии с указаниями Президиума Верховного Суда РФ от 04.09.96 по делу в ходе дополнительного расследования по делу проведена проверка этих доводов и постановлением от 22.12.97 в возбуждении уголовного дела в вызове дополнительных свидетелей, указанных защитником Тахтобиным А.П. по делу не имеется.

Доводы о том, что О.Ю. оговорил К. после того, как ему следователь сказал, что такие показания дают братья К.В и К.Ю. не соответствуют материалам дела, согласно которым О.Ю., допрошенный с соблюдением уголовно-процессуального закона 20.07.92 дал показания о совершении преступления осужденными, в том числе и К. (т. 9 л.д. 12 - 17). Из протоколов допроса К.В и К.Ю. усматривается, что они к этому времени таких показаний, в том числе о причастности к убийству К., не давали (т. 8 л.д. 17 - 19, т. 7 л.д. 31 - 32, 36 - 53, 81 - 87).

Изложенное опровергает доводы о фальсификации материалов данного уголовного дела.

Не основаны на уголовно-процессуальном законе и доводы о нарушении права осужденного К. на защиту, заключающегося в том, что ему не вручен список свидетелей, подлежащих к вызову в суд с указанием их адресов. В соответствии со ст. 237 УПК РСФСР, действовавшей на момент осуществления этого процессуального действия, подсудимому должна быть вручена копия обвинительного заключения. Согласно ст. 205 УПК РСФСР обвинительное заключение состоит из описательной и резолютивной частей, которые не включают в себя список лиц, подлежащих вызову в суд. Список лиц, подлежащих вызову в суд в соответствии со ст. 206 УПК РСФСР является приложением к обвинительному заключению. Таким образом, вручение подсудимому списка лиц, подлежащих вызову в суд, законом не предусмотрено. Не соответствует положениям закона и доводы о том, что председательствующий не извещал предварительно подсудимого о том, кого из свидетелей будут допрашивать следующим. Согласно ст. 279 УПК РСФСР порядок исследования доказательств устанавливается судом. По данному делу порядок исследования доказательств был определен в соответствии с названным законом с учетом мнения участников процесса, в том числе и осужденных.

Доводы о внепроцессуальных контактах председательствующего судьи и народных заседателей не соответствует протоколу судебного заседания. В соответствии с протоколом судебного заседания таких данных в ходе судебного разбирательства по делу не имелось и отводов председательствующему судье и народным заседателям по этим основаниям участниками процесса не заявлялось.

Ходатайства осужденных и защиты разрешены в соответствии с уголовно-процессуальным законом. Доводы о рассмотрении его дела судом в составе трех профессионалов или судом присяжных не основаны на уголовно-процессуальном законе. В соответствии с Законом РФ от 16.07.93 "О внесении изменений и дополнений в Закон "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс об административных правонарушениях" и Постановлением Верховного Совета РФ от 16.07.93 о порядке введения в действие этого Закона суд присяжных в Республике Хакасия в момент рассмотрения данного дела в суде не действовал. Не действовал в то время и закон о рассмотрении дела составом профессиональных судей.

Проверено по делу и психическое состояние осужденных. В соответствии с заключениями экспертов-психиатров все они по своему психическому состоянию в момент совершения преступления могли руководить своими действиями и отдать в них отчет, могут и в настоящее время. С учетом изложенного, а также обстоятельств совершения преступлений суд обоснованно признал их вменяемыми в отношении инкриминированных им деяний.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности содеянного ими, определяемой тяжестью последствий, заключающихся в гибели семи подростков; роли каждого в совершении преступлений. В качестве смягчающих их наказание суд учел их положительные характеристики, а также наличие у Б. и К.В. несовершеннолетних детей. Учел суд при этом и последующее поведение осужденных, связанное с изуродованием тел потерпевших. Наказание осужденным назначено в соответствии с положениями ст. 60 УК РФ в пределах санкции примененного в отношении них уголовного закона, оснований для отмены за мягкостью назначенного им наказания по делу не имеется.

Оснований, как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией содеянного осужденными либо со смягчением назначенного им наказания, по делу не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 18 сентября 2001 года в отношении К., Б. и К.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"