||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 февраля 2003 г. N 69-о03-2

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Давыдова В.А., Колесникова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 11 февраля 2003 года кассационную жалобу осужденного Т. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа от 30 апреля 2002 года, которым

Т., <...>, судимый 17 мая 1999 года по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ и ст. 115 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 10 июля 2000 года на основании п. 1 Постановления об амнистии от 26 мая 2000 года,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 13 годам лишения свободы; по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Т. в пользу С.М., 100 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Давыдова В.А., мнение прокурора Глумовой Л.А., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный Т. просит переквалифицировать его действия на ст. 108 ч. 1 УК РФ и ст. 107 ч. 1 УК РФ, назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ и изменить вид исправительного учреждения, а также уменьшить размер компенсации морального вреда.

В обоснование такой просьбы осужденный указывает на то, что убийство С. он совершил, защищая свою жизнь, поскольку у потерпевшего был нож, который ему удалось перехватить, и уже после этого он нанес С. смертельные ранения.

Его действия в отношении М. ошибочно квалифицированы как покушение на убийство, поскольку умысла на лишение жизни у него не было, в пылу драки он не контролировал свои действия и полагал, что на него хочет напасть еще один человек. Когда же он узнал М., то сразу бросил нож. Его ходатайство о вызове в судебное заседание М. было необоснованно отклонено.

По мнению осужденного, его вина в незаконном ношении холодного оружия не доказана, а выводы суда в этой части основаны на предположениях.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности Т. в умышленном убийстве С. и покушении на убийство М. соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

С доводами, которые приводит в жалобе осужденный, относительно характера действий, совершенных в отношении С. и М., согласиться нельзя, т.к. они полностью опровергаются доказательствами, приведенными в приговоре.

Так, из показаний свидетеля Б.А. усматривается, что около 4 часов 12 октября 2001 года она услышала шум и душераздирающие крики, доносившиеся из сторожки. По голосу она определила, что кричал сторож С.В. Затем второй мужской голос: "Я спрашиваю, ты жить хочешь?" Она разбудила М., К. и Б.Е. и сказала им, что убивают сторожа. Когда М. вошел в сторожку, она вновь услышала тот же голос, которым было сказано: "Я тебя убивать не буду. Ты жить хочешь?" Затем в сторожку забежали Б.Е. и К. Когда М. вышел из сторожки, в руках у него был нож, который, как он сказал, он вырвал у убийцы.

Из показаний потерпевшего М. видно, что когда он вошел в сторожку увидел С., который весь окровавленный лежал и стонал. Т. с ножом, приготовленным для удара, набросился на него, но ему удалось перехватить руку с ножом, однако Т. успел нанести ему царапину на груди, он пытался вывернуть нож и нанести ему - М., удар ножом в грудь. Б.Е. и К. оттащили Т. в сторону, а он забрал у последнего нож.

Обстоятельства преступления, о которых показал М., согласуются с выводами судмедэкспертизы, согласно которых царапина грудной клетки причинена М. от воздействия острого, возможно, колюще-режущего предмета, а также с показаниями свидетеля Б.Е. и данными осмотра места происшествия.

Как видно из материалов дела, сам Т., будучи допрошенным в качестве подозреваемого 12 октября 2001 года, ничего не заявлял о нападении на него С., ссылаясь на то, что ничего не помнит.

Приведенным и другим, изложенным в приговоре доказательствам, в их совокупности, суд дал правильную оценку и обоснованно квалифицировал действия Т. по ст. 105 ч. 1 и ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ.

Показания потерпевшего М. оглашены, исследованы и оценены судом в полном соответствии с требованиями закона.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Из показаний Т. на предварительном следствии и в судебном заседании видно, что на протяжении всего производства по делу он отрицал вину в незаконном ношении холодного оружия, утверждая, что нож, которым совершены преступления, ему не принадлежит.

Обосновывая виновность осужденного в совершении данного преступления, суд сослался на показания родственников потерпевшего об отсутствии у него аналогичного ножа и чехла к ножу, а также на протокол осмотра места происшествия, согласно которого, у сторожки рядом с вещами Т. (перчатки, шапочка, часы, куртка) был обнаружен чехол от ножа.

Кроме того, сам факт применения ножа Т., по мнению суда, свидетельствует о его виновности в незаконном ношении холодного оружия.

Приведенные доказательства, по мнению Судебной коллегии, нельзя признать достаточными для решения вопроса о виновности осужденного.

Показания С.М. и С.В. об отсутствии у потерпевшего ножа и чехла, аналогичных изъятым с места происшествия, никак не свидетельствуют о принадлежности названных предметов Т., тем более, что, как видно из материалов дела, нож мог принадлежать и иным лицам, поскольку доступ в сторожку был свободным.

С учетом этого, и сам факт обнаружения чехла от ножа недалеко от вещей Т. не подтверждает его принадлежность осужденному.

Кроме того, вопрос о соотношении чехла и ножа по размеру, о возможности использования чехла для хранения ножа, признанного орудием преступления, не исследовался. Что касается применения названного ножа при совершении преступления, что данное обстоятельство, при отсутствии иных данных, не может расцениваться как незаконное ношение холодного оружия, применительно к диспозиции ст. 222 ч. 4 УК РФ.

Как видно из приговора, время и обстоятельства приобретения ножа, признанного холодным оружием, судом не установлены, равно как и обстоятельства, при которых Т. незаконно носил названный нож, поскольку при описании преступного деяния об этом ничего не сказано.

С учетом изложенного, Судебная коллегия находит, что объективная сторона преступления не установлена и не доказана, а поэтому приговор по ст. 222 ч. 4 УК РФ подлежит отмене, а дело - прекращению на основании п. 2 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в деянии состава преступления.

Назначая наказание Т., суд указал в приговоре на наличие в его действиях особо опасного рецидива, как на обстоятельство, отягчающее наказание, исходя из того, то судимость по приговору от 17 мая 1999 года - не погашена.

Однако такой вывод является ошибочным, поскольку по п. 1 постановления об амнистии от 26 мая 2000 года осужденные освобождались от наказания полностью, а не от неотбытой его части и по правилам ст. 86 ч. 2 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

Поскольку судимость по приговору от 17 мая 1999 года погашена, то указание на особо опасный рецидив преступлений, как на отягчающее обстоятельство, равно как и указание на эту судимость во вводной части приговора, подлежат исключению из приговора, а наказание следует смягчить.

Смягчая наказание Т., Судебная коллегия принимает во внимание не только исключение особо опасного рецидива преступлений, но и наличие у осужденного психического расстройства в виде последствия перенесенной контузии с энцефалопатическим синдромом, которое, вопреки требованиям ст. 22 ч. 2 УК РФ, вообще не было учтено судом при назначении наказания.

Размер компенсации морального вреда определен судом правильно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа от 30 апреля 2002 года в отношении Т., в части его осуждения по ст. 222 ч. 4 УК РФ, отменить и дело прекратить на основании п. 2 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в деянии состава преступления.

Из вводной части приговора исключить указание на судимость по приговору от 17 мая 1999 года, а из описательно-мотивировочной части приговора исключить указание на особо опасный рецидив преступлений, как на обстоятельство, отягчающее наказание.

Наказание, назначенное по ст. 105 ч. 1 УК РФ, смягчить до 12 лет лишения свободы, а наказание, назначенное по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ, смягчить до 10 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности названных преступлений назначить путем частичного сложения наказаний 14 (четырнадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу Т. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ю.А.СВИРИДОВ

 

Судьи

В.А.ДАВЫДОВ

Н.А.КОЛЕСНИКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"