||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 февраля 2003 г. N 89-О03-3

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Колышкина В.И. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 10 февраля 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных Е., К.В.Н., Г.Д., К.А.Н., адвоката Любчика А.А. на приговор Тюменского областного суда от 6 сентября 2002 года, которым

Е., <...>, судимый:

1) 11 декабря 2001 года по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы, -

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы;

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ присоединено частично наказание по приговору от 11 декабря 2001 года и окончательно к отбытию назначено 23 года лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Согласно ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ к Е. применены принудительные меры медицинского характера в виде лечения от алкоголизма и наркомании.

По эпизоду убийства от 6 ноября 2000 года К.С.С. и М.Г.А. Е. оправдан за недоказанностью вины, а по ст. 223 ч. 3 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления;

К.В.Н., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности путем частичного сложения назначено 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

По эпизоду убийства от 11 июля 2000 года в отношении К.А.Н. К.В.Н. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;

Г.Д., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно путем частичного сложения наказаний к отбытию Г.Д. назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

К.А.Н., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности путем частичного сложения наказаний к отбытию К.А.Н. назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ к К.А.Н. применены принудительные меры медицинского характера - лечение от алкоголизма.

По эпизоду убийства от 6 ноября 2000 года в отношении К.С.С. и М.Г.А. К.А.Н. оправдан за недоказанностью вины.

Постановлено взыскать:

- с Е. и К.В.Н. 174.200 руб. в солидарном порядке в возмещение ущерба в пользу К.О.Р.;

- с Е. 200.000 руб. в пользу К.О.Р. в счет компенсации морального вреда;

- с Е., К.А.Н., Г.Д. в солидарном порядке в пользу М.Г.А. 46.200 руб. в возмещение ущерба;

- с Е. 124.800 руб. в пользу М.Г.А. в возмещение ущерба;

- с Е., К.А.Н. и Г.Д. 150.000 руб. в пользу М.Г.А. - по 50.000 рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., выступление осужденного Г.Д., поддержавшего доводы жалоб, прокурора Хорлиной Н.О., в своих возражениях полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Е. осужден за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; разбойные нападения с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему К.А.Н., группой лиц, сопряженное с разбоем и бандитизмом.

К.В.Н. осужден за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; разбойное нападение организованной группой, с применением оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере.

Г.Д. осужден за незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия; бандитизм - участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; разбойное нападение с применением оружия, организованной группой.

К.А.Н. осужден за бандитизм - участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; разбойное нападение с применением оружия, организованной группой.

Преступления совершены в 1998 - 2000 г.г. в Тюменской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Е., К.В.Н., Г.Д., К.А.Н. свою вину признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный Е. с осуждением его по ст. 209 ч. 2 УК РФ не согласен, просит постановить оправдательный приговор; в жалобе утверждается, что в содеянном осужденными отсутствуют признаки бандитизма - группа, в которую они входили, не обладала надлежащей сплоченностью и устойчивостью, не располагала денежными средствами и имуществом; Е. не отрицает свое участие в двух разбойных нападениях, но утверждает, что действовал по собственной воле, никто им не руководил; по мнению осужденного, наказание ему назначено чрезмерно суровое; не согласен Е. с применением ст. 97 УК РФ, ссылаясь на то, что он длительное время находится под стражей, лишен возможности употреблять спиртное или наркотики;

- осужденный К.В.Н. с приговором не согласен, ставит вопрос о его отмене, ссылаясь на нарушения уголовно-процессуального закона и Уголовного кодекса; он утверждает, что по ст. 209 ч. 2 УК РФ осужден необоснованно, поскольку членом банды не являлся; К.В.Н. ссылается на то, что преступление совершил под угрозой физической расправы, был "вынужден присутствовать" при содеянном, роль его в преступлении является "пассивной"; в дополнительной жалобе К.В.Н. просит действия его переквалифицировать на ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ и наказание ему смягчить; он полагает, что выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, а наказание не соответствует тяжести содеянного и данным о его личности; осужденный полагает, что "организованная группа" в содеянном ими отсутствует, сам он принял участие в совершении одного нападения, о хищении в крупном размере осужденные не предполагали, устойчивостью и сплоченностью группа, в которую входили осужденные, не обладала; относительно обреза, который имелся у Т., то К.В.Н. считал, что обрез не пригоден к производству выстрелов; в последующих дополнениях К.В.Н. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе судей; он утверждает, что организованной группы и банды в содеянном ими не имелось, денег он от Т. не получал, роли осужденные не распределяли и преступлений не планировали; осужденный ссылается на то, что в момент нападения он находился на значительном расстоянии от потерпевшего, выстрелы для него были неожиданностью; К.В.Н. утверждает, что в ходе расследования показания давал в связи с применением недозволенных методов, указывает на процессуальные нарушения при проведении опознаний;

- осужденный Г.Д. просит приговор изменить, исключить его осуждение по ст. ст. 162 ч. 3, 209 ч. 2 УК РФ, ссылается на нарушения положений уголовно-процессуального закона; в последующих дополнениях Г.Д. также просит исключить его осуждение по ст. 162 ч. 3 п. "а", 209 ч. 2 УК РФ, учесть его положительные характеристики, явку с повинной, отсутствие судимости; по мнению осужденного, выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, назначенное наказание является чрезмерно суровым, не соответствует тяжести содеянного и данным о личности осужденного, допущены нарушения уголовно-процессуального закона; по мнению осужденного, признаки организованной группы и банды в содеянном ими отсутствуют, неоднократность поездок с целью совершения нападений не подтверждена доказательствами, обрез, приобщенный к делу, не может быть признан доказательством, его опознание проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона; Г.Д. полагает, что доказательства, исследованные в суде, подтверждают его невиновность по ст. ст. 162 ч. 3 п. "а", 209 ч. 2 УК РФ, судом допущен обвинительный уклон;

- адвокат Любчик А.А. в кассационной жалобе просит приговор в отношении Г.Д. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе судей; по мнению адвоката, в содеянном Г.Д. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 209 ч. 2 УК РФ, поскольку в банду Г.Д. не вступал, о существовании банды не предполагал, о совершенном нападении и убийстве потерпевших узнал от Т. уже после случившегося; адвокат ссылается на то, что после указанного нападения и убийства осужденные на трассу более не выходили; в жалобе утверждается, что следствие и суд не представили бесспорных доказательств о том, что убитыми являлись действительно М.Г.А. и К.С.С.; адвокат ссылается на то, что при назначении дела к рассмотрению предварительное слушание не было проведено, чем нарушены права Г.Д. на защиту, поскольку он был лишен возможности заявить ходатайства об исключении доказательств; в жалобе указывается, что показания Г.Д. в ходе расследования не могут выступать в качестве доказательств, с нарушениями УПК проведено и опознание обреза;

- осужденный К.А.Н. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство; К.А.Н. ссылается на то, что в содеянном им отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 209 ч. 2 УК РФ, не нашли своего подтверждения признаки банды - устойчивость и вооруженность; осужденный ссылается на то, что сам он оружия не имел и не использовал, не мог знать, пригодно ли оно для производства выстрелов; К.А.Н. полагает, что необоснованными являются ссылки в приговоре на то, что он неоднократно выезжал на дорогу для совершения преступлений, поскольку после нападения 6 ноября 2000 года на К.С.С. и М.Г.А. осужденный сразу же прекратил свою преступную деятельность; по мнению осужденного, при постановлении приговора, суд не учел его роли в содеянном, поскольку К.А.Н. не допускал возможности применения оружия, "боялся" покинуть место преступления, т.к. остальные участники нападения были вооружены, не воспользовался похищенным; К.А.Н. указывает на то, что суд без достаточных оснований не признал в качестве смягчающих обстоятельств его явку с повинной, способствование следствию в раскрытии преступления; в последующих дополнениях К.А.Н. просит действия его переквалифицировать на ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ и срок лишения свободы снизить, полагая, что выводы в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и наказание ему назначено чрезмерно суровое, без учета данных о личности и тяжести содеянного; К.А.Н. ссылается на то, что у них имелась договоренность на совершение только одного нападения, не предполагалось, что размер похищенного будет крупным, в содеянном ими отсутствуют признаки "организованной группы", устойчивости и сплоченности, характерные для банды, имеющийся у Т. обрез был ржавым и К.А.Н. полагал, что он не пригоден к стрельбе; по мнению осужденного допускались нарушения УПК РФ при опознании обреза; К.А.Н. полагает, что наказание ему назначено чрезмерно суровое, без учета тяжести содеянного и данных о личности, оспаривает обоснованность применения лечения от алкоголизма;

- в возражениях на кассационные жалобы осужденных К.В.Н., К.А.Н., Г.Д. государственный обвинитель - прокурор Пенетов Е.В. просит приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения. По мнению прокурора, за бандитизм и разбойные нападения братья К. и Г.Д. осуждены обоснованно, наказание им назначено справедливое и в соответствии с законом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Е., К.В.Н., Г.Д., К.А.Н. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, баллистических, пожарно-технических, судебно-биологических, трасологических, судебно-психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах об отсутствии в содеянном осужденными состава бандитизма Судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании Е. подтвердил, что в июле 2000 года ему и К.В.Н. Т. предложил съездить на трассу "Тюмень - Тобольск", "заработать деньги". Вечером на мотоцикле выехали на трассу, Е. Т. передал ружье. Подходящих машин для нападения ночью не нашли, остались на целый день в лесу, где Т. изготовил обрез. Ночью вновь выехали на дорогу, мотоциклом управлял К.В.Н. Из показаний Е. следует, что после того, как они обнаружили автомашину ВАЗ-2109, в которой находился К.А.Н., Т. несколькими выстрелами из обреза убил потерпевшего. В автомашине нашли около 80.000 рублей, которые разделили на троих. Договоренности о совершении убийства у них не было, какие еще были похищены вещи, не знает, автомашину поджег Т. Е. не предполагал, что деньги будут добыты путем разбойного нападения.

Относительно нападения на потерпевших К.С.С. и М.Р.С. Е. в судебном заседании показал, что осенью 2000 года он с Т., К.А.Н. на автомашине "Запорожец" под управлением Г.Д. поехали "встречать" родственников Т., которые не приехали. Возле деревни "Алга" увидели на обочине автомашину "Волга". Втроем вышли из автомашины, Т. был с ружьем, а ему и К.А.Н. передал обрезы, распорядившись стрелять в пассажира, сам он намеревался стрелять в водителя. Е. выстрелил вниз, К.А.Н. вообще не стрелял, убил потерпевших Т. Втроем на автомашине доехали до Г.Д., после чего последний с К.А.Н. уехали домой. Е. с Т. обыскали автомашину. Т. передал осужденному 8,5 - 9 тыс. рублей, забрал женские и мужские сапоги. Договоренность о совершении разбойного нападения и убийства Е. не признал, показав что автомашину также поджег Т.

К.В.Н. в суде признал, что действительно летом 2000 года они по предложению Т. втроем вместе с Е. выехали на трассу с целью нападения на какую-либо автомашину. Ночью подходящей машины не обнаружили, на целый день остались в лесу, где Т. из ружья изготовил обрез. На следующую ночь вновь выехали на дорогу, увидели автомашину "Жигули". К автомашине подошли Т. и Е., К.В.Н. находился метрах в 15 - 20, затем раздались два выстрела. За руль автомашины сел К.В.Н., заехали в лес, на мотоцикле подъехал Т. Деньги, которые обнаружили в автомашине, поделили на троих. Кто конкретно стрелял в потерпевшего К.В.Н. не знает, Т. по дороге домой рассказал, что убил водителя он, стрелял ли в К.А.Н. Е., К.В.Н. не известно. Последний видел у Т. два ржавых ружья, считал, что к стрельбе они не пригодны. Автомашину поджег Т., договоренности о совершении разбойного нападения и убийства потерпевшего К.В.Н. отрицал.

В судебном заседании Г.Д. признал, что действительно летом 1997 - 1998 года нашел одноствольное охотничье ружье 16 калибра, которое хранил, а в 2000 году отдал Е. Последний спустя некоторое время сообщил, что ружье "потерял", уплатил за него 2000 рублей. Из показаний Г.Д. следует, что осенью 2000 года он ночью на "Запорожце" повез на трассу Е., К.А.Н. и Т. "встретить родственников" последнего. Т. принес двуствольное ружье и сумку, положив их под заднее сиденье. Родственников они не встретили, а возле села Алга Е., К.А.Н. и Т. из автомашины вышли, последний забрал с собой ружье и сумку. Спустя некоторое время они вернулись на автомашине "Волга". По указанию Т. Г.Д. и К.А.Н. с ружьем и двумя обрезами уехали, оружие забрал К.А.Н. Договоренность о совершении убийства и разбойных нападений Г.Д. отрицал, о наличии оружия не знал, денег не получал и в банде не участвовал.

К.А.Н. показал, что осенью 2000 года они вчетвером на "Запорожце" под управлением Г.Д. поехали на трассу "встретить родственников" Т.

Родственники не приехали, а возле деревни Алга Г.Д. их высадил.

Из показаний К.А.Н. следует, что ему и Е. Т. передал обрезы, а сам был вооружен двуствольным ружьем. Когда они втроем подошли к автомашине "Волга", стоявшей на обочине, Т. произвел в салон автомашины несколько выстрелов. Сам К.А.Н. не стрелял и не слышал, стрелял ли Е., потерпевших убил Т. После этого Г.Д. с К.А.Н. уехали, последний забрал один обрез и ружье, спрятав оружие в бане у Т. Позднее тот передал К.А.Н. 3000 руб.

Договоренность о разбое и убийстве потерпевших К.А.Н. не признал, в убийстве он участия не принимал и автомашину не поджигал.

Вместе с тем, вина осужденных в содеянном в полном объеме подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, из показаний осужденных Е., К.В.Н., К.А.Н., Г.Д. неоднократно допрошенных в ходе расследования с соблюдением процессуальных положений, после разъяснения ст. 51 Конституции РФ, в том числе с участием адвокатов, следует бесспорный вывод о наличии в содеянном осужденными состава бандитизма и разбоя, подтверждена вина Е. и в убийстве К.А.Н.

Так, Е. показал, что действительно в июне 2000 года он взял у Г.Д. ружье, именно из этого ружья Т. был сделан обрез.

Е. на следствии подтвердил наличие предварительной договоренности о совершении разбойного нападения по эпизоду в отношении К.А.Н. Признал Е. и то, что он также стрелял в потерпевшего. Автомашину с трупом отогнали в лес, похитили деньги в сумме 170000 руб., кожаную куртку аудиокассеты. По предложению Т. автомашину с трупом Е. поджег.

По эпизоду в отношении К.С.С. и М.Г.А. Е. подтвердил наличие предварительной договоренности на совершение разбойного нападения с применением оружия. С этой целью осужденные на автомашине "Запорожец" под управлением Г.Д. неоднократно выезжали на трассу. Нападение на "Волгу" с прицепом предложил совершить Т., распределили роли, кто в кого будет стрелять. Е. произвел один выстрел, а убил потерпевших Т. Г.Д. и К.А.Н. уехали, увезли оружие. Е. с Т. похитили из автомашины деньги в сумме около 28000 рублей, кольца, серьги, одежду, обувь, а затем автомашину подожгли.

Из показаний К.В.Н. на следствии усматривается, что действительно в конце июня 2000 года они с Е. и Т. договорились с обрезом нападать на водителей с целью завладения деньгами. К.В.Н. дал подробные показания об обстоятельствах, при которых было совершено нападение и убийство потерпевшего К.А.Н. Из этих показаний следует, что первым выстрелил в потерпевшего Т., а затем Е. За руль сел К.В.Н., автомашину отогнали в лес, похитили из салона 180000 руб., кожаную куртку, кассеты. На дорогу ездили на мотоцикле под управлением К.В.Н.

К.А.Н. в ходе расследования признавал, что от Т. ему было известно, что последний с Е. и К.В.Н. на трассе напали на потерпевшего К.А.Н., убили его, автомашину и труп сожгли.

Из показаний К.А.Н. следует, что осенью 2000 года с Т., Е. и Г.Д. они договорились совершить разбойное нападение на водителей с применением оружия, неоднократно выезжали на трассу на "Запорожце" под управлением Г.Д.

К.А.Н. подтвердил обстоятельства, при которых было совершено нападение и убийство потерпевших К.С.С. и М.Г.А. Из его показаний следует, что в момент совершения нападения К.А.Н. и Е. были вооружены обрезами, а Т. - ружьем. Последний произвел в потерпевших три выстрела. К.А.Н. признал, что после преступления получил от Т. 3000 руб., понял, что такую же сумму получил и Г.Д. В последующем, как признал К.А.Н., они в том же составе неоднократно ездили на трассу с оружием, но не находили "подходящих" машин и возвращались домой.

Г.Д. на следствии признавал, что в период с октября по 15 декабря он, Т., Е. и К.А.Н. неоднократно ездили на трассу с целью совершения преступлений, но поездки были безрезультатными. В ходе поездок (всего их было около 10) Е. и К.А.Н. были вооружены обрезами, а Т. - ружьем.

Г.Д. дал подробные показания об обстоятельствах разбойного нападения и убийства потерпевших К.С.С. и М.Г.А., подтвердив, что он также был за рулем "Запорожца", соучастники преступления, которых он высадил недалеко от "Волги", были вооружены обрезами и ружьем. Г.Д. отрицал какую-либо договоренность на совершение убийства, полагая, что оружие предназначалось для того, чтобы "напугать" потерпевших. После указанного нападения Т. передал ему 2000 рублей, он также сообщил, что автомашину с трупами совместно с Е. сжег.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ суд правильно положил в основу приговора, наряду со всей совокупностью доказательств, именно изложенные показания осужденных, данные в ходе расследования, поскольку они последовательны, согласуются с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждены иными доказательствами.

В приговоре изложены мотивы, по которым суд отверг, как несостоятельные, последующие утверждения осужденных об отсутствии у них договоренности на совершение разбойных нападений.

Потерпевший К.Н.Ф. опознал в убитом своего сына - К.А.Н.

Показания об известных им обстоятельствах дела дали потерпевшие М.Г.А. и К.С.С.

Из этих показаний следует, что К.С.С. и М.Р.С. выехали 5 ноября 2000 года из пос. Нижнесортымский на автомобиле "Волга" с прицепом, принадлежащим Хамзину, после чего их в живых уже не видели.

Потерпевшими поддержаны гражданские иски. Приведены надлежащие доводы в их обоснование.

Свидетель М.Л. подтвердила, что ее муж действительно в 1998 году потерял одноствольное охотничье ружье.

В доме Т. изъят обрез ружья ИЖ-18 Е N 78434. Данный обрез пригоден для производства выстрелов охотничьими патронами 16-го калибра.

Установлено, что указанное ружье действительно принадлежало М.А.И.

Из показаний свидетеля Кучеренко А. следует, что летом 2000 года Т., Е. и К.В.Н. неоднократно брали у него мотоцикл для поездок. Свидетель подтвердил, что в июле 2000 года видел у Т. и Е. крупные суммы денег.

Свидетель Г.С. подтвердил, что Т. рассказывал ему об убийстве совместно с Е. мужчины в автомашине "ВАЗ". Г.С. показал также, что от Т. ему известно о совершении последним совместно с Е. убийства потерпевших в автомашине "Волга" хищении денег, ювелирных изделий.

Вина осужденных подтверждена протоколами осмотра места происшествия и заключениями экспертиз, данные и выводы которых согласуются с показаниями осужденных.

Сгоревшие автомашины и останки сгоревших трупов обнаружены в районах, о которых показывали Е., К. и Г.Д.

Установлено, что смерть К.А.Н. наступила в результате выстрелов от огнестрельных - пулевого и дробового ранений шеи, пуля и часть дроби изъяты.

В результате воздействия высокой температуры посмертно на трупе потерпевшего образовались обширные дефекты кожи, мягких тканей, конечностей.

Потерпевший К.Н.Ф. опознал в убитом своего сына.

Согласно данным учета транспортных средств, сгоревшая автомашина ВАЗ-21093 госномер <...> принадлежала К.А.Н.

Из заключения пожарно-технической экспертизы следует, что причиной возникновения загорания в салоне ВАЗ-21093 явилось занесение открытого огня.

Согласно данным учета, сгоревшая автомашина ГАЗ-31029 госномер <...> зарегистрирована на К.С.С., а автомобильный прицеп марки КМЗ 8284 принадлежит Х.

Из заключений судебно-медицинской, судебно-биологической, медико-криминалистической экспертиз следует, что костные фрагменты, обнаруженные на месте преступления могут принадлежать как одному человеку, так и двум. Решить вопрос о причинах смерти и принадлежности костных фрагментов не представилось возможным.

На фрагменте двери автомашины ГАЗ-31029 обнаружено огнестрельное повреждение, которое могло быть причинено охотничьей безоболочной пулей 16 - 12 калибров.

Три повреждения на задней левой двери и девять повреждений на заднем левом крыле могут являться огнестрельными, причинены дробью.

Указанные повреждения причинены до термического воздействия на детали автомобиля.

Причиной загорания в салоне автомашины "Волга" явилось занесение открытого источника огня.

По заключению судебно-баллистической экспертизы, обрез, обнаруженный у Т. признан огнестрельным оружием, изготовлен путем отпиливания ствола и ложа.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами на следствии и в суде осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов из материалов дела не усматривается.

Свою вину осужденные признавали и в присутствии адвокатов, что исключает оказания какого-либо давления.

Психическое состояние осужденных исследовалось и сомнений не вызывает - они признаны вменяемыми.

Вопросы, связанные с назначением судебного заседания разрешены в соответствии с положениями ст. ст. 227 - 233 УПК РФ.

Оснований для проведения предварительного слушания суд не усмотрел. Осужденные и их адвокаты не заявляли ходатайств об исключении доказательств в соответствии с положениями и в срок, предусмотренный ч. 3 ст. 229 УПК РФ, хотя, как следует из материалов дела, такая возможность им была обеспечена.

Доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Е., К.В.Н., Г.Д., К.А.Н. в приговоре получили надлежащую оценку по всем эпизодам преступной деятельности осужденных.

Ссылки адвоката Любчика А.А. о том, что "отсутствуют доказательства" о принадлежности останков именно К.С.С. и М.Р.С. являются несостоятельными.

Действия Е. - по ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, К.В.Н. - по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 209 ч. 2 УК РФ, Г.Д. - по ст. ст. 222 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а", 209 ч. 2 УК РФ, К.А.Н. - по ст. ст. 162 ч. 3 п. "а", 209 ч. 2 УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Судом приведены бесспорные доводы о наличии в содеянном осужденными состава бандитизма.

Установлено, что вооруженная группа, в которую входили осужденные, обладала всеми признаками банды, являлась устойчивой, была создана в целях вооруженных нападений на граждан. О наличии оружия членам банды было известно, действовали осужденные согласованно, с распределением ролей, сами подтверждали, что неоднократно выезжали на трассу с оружием с целью совершения нападений.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности, оснований для смягчения наказания не имеется.

Лечение от наркомании и алкоголизма Е., а К.А.Н. - от алкоголизма применено обоснованно.

Гражданские иски разрешены в соответствии с законом, размер компенсации морального вреда определен в реальных пределах, с учетом нравственных и моральных страданий потерпевших.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тюменского областного суда от 6 сентября 2002 года в отношении Е., К.В.Н., Г.Д. и К.А.Н. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Е., К.В.Н., Г.Д., К.А.Н., адвоката Любчика А.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

СВИРИДОВ Ю.А.

 

Судьи

КОЛЫШКИН В.И.

МЕЗЕНЦЕВ А.К.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"