||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 февраля 2003 г. N 89-о02-87

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе председательствующего Свиридова Ю.А., судей Тонконоженко А.И. и Яковлева В.К. рассмотрела в судебном заседании 10 февраля 2003 года

дело по кассационным жалобам потерпевшего Р.Ю., осужденного И., кассационному представлению государственного обвинителя Петровой А.А. на приговор Тюменского областного суда от 9 октября 2002 года, которым

И., <...>, судимый 12 августа 2002 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ на 4 года лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 18 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 20 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание, назначенное по приговору от 12 августа 2002 года, присоединено и окончательно назначено 24 года лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

А., <...>, несудимый,

оправдан по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., мнение прокурора Глумовой Л.А., поддержавшей кассационное представление, судебная коллегия

 

установила:

 

И. признан виновным в разбойном нападении на Р.П. с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, умышленном причинении смерти потерпевшей, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 20 мая 2002 года в г. Тобольске Тюменской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

А. предъявлялось в обвинение в совершении указанных преступлений по предварительному сговору с И.

Ввиду того, что это обвинение не нашло своего подтверждения, судом постановлен оправдательный приговор в отношении А.

В кассационной жалобе осужденный И. просит о смягчении наказания, правильной квалификации его действий, ссылаясь на то, что Р.П. он убил без умысла, так как был в состоянии алкогольного опьянения, преступление совершил без предварительного сговора. Считает назначенное наказание чрезмерно суровым, просит назначить повторную судебно-психиатрическую экспертизу.

В кассационной жалобе потерпевший Р.Ю. просит об отмене приговора, направлении дела на новое расследование, ссылаясь на то, что к разбою и убийству потерпевших причастны А. и С., которые необоснованно не были привлечены к уголовной ответственности.

В кассационном представлении государственный обвинитель Петрова А.А. просит об отмене приговора в отношении И. и А., ссылаясь на то, что суд в вводной части приговора не указал непогашенную судимость И., оставил без внимания вопрос об отношении к этой судимости. Выводы суда о невиновности А. к совершенным преступлениям не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, уличающим показаниям самого И., данных на предварительном следствии, суд дал неправильную оценку, а показаниям А. и С. на очных ставках суд вообще не дал никакой оценки. Заключение биологической экспертизы суд поставил под сомнение необоснованно. Показания А., данные им на предварительном следствии суд неправильно признал недопустимыми по основаниям нарушения права А. на защиту. Из объема обвинения суд необоснованно исключил хищение двух фляг и кошелька, а также квалифицирующий признак - неоднократность, указав, что обвинение по этому признаку государственным обвинителем не поддерживалось. В нарушение ст. 292 ч. 2 УПК РФ суд не предоставил потерпевшему возможность выступить в прениях и высказать свое отношение к обвинению.

В возражениях на кассационное представление адвокат Нигматуллин Ш.Н., считая приговор суда законным и обоснованным, просит кассационную жалобу потерпевшего, кассационное представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения. По мнению адвоката, судом не допущено ошибки при описании вводной части приговора, а решения суда о допустимости доказательств, основаны на требованиях уголовно-процессуального закона. В прениях сторон государственный обвинитель и потерпевший не поддержали обвинение И. по признаку неоднократности, а потерпевшему в прениях предоставлялось слово для поддержания обвинения, при этом потерпевший поддержал позицию государственного обвинителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина И. в содеянном кроме личного признания подтверждена протоколом осмотра места происшествия, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал всестороннюю и правильную оценку.

Доводы И. о том, что убийство Р.П. он совершил без умысла, противоречат материалам дела, из которых видно, что осужденный проник в дом потерпевшей с целью хищения ее имущества, а когда потерпевшая проснулась и потребовала, чтобы И. ушел из дома, осужденный, не отказываясь от цели хищения, имеющейся у него монтажкой нанес удар по голове Р.П. Когда Р.П. упала, И. стал искать имущество потерпевшей, а когда последняя начала подавать признаки жизни, осужденный с целью убийства Р.П. и завладения ее имуществом нанес потерпевшей еще несколько ударов монтажкой по голове, от которых потерпевшая на месте скончалась.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу о совершении осужденным убийства Р.П. в процессе разбоя, правильно квалифицировал его действия.

Мера наказания И. назначена с учетом общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного.

С достаточной полнотой судом исследовано и психическое состояние И. По заключению судебно-психиатрической экспертизы он признан вменяемым.

Судебная коллегия не может согласиться и с мнением потерпевшего Р.Ю. о том, что к уголовной ответственности необоснованно не были привлечены А. и С.

В отношении С. органами следствия уголовное дело было прекращено в связи с наличием в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 7-27 КоАП РФ. Указанное постановление никем не обжаловано.

Постанавливая в отношении А. оправдательный приговор, суд в соответствии со ст. 305 УПК РФ привел в приговоре основания оправдания А., анализ доказательств, подтверждающих выводы суда, мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Суд тщательно исследовал каждое доказательство, представленное стороной обвинения в отношении А. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд признал недопустимыми эти доказательства.

В кассационном представлении государственный обвинитель не привел доказательств, подтверждающих достоверность выводов судебно-биологической экспертизы о принадлежности обнаруженной на жилете А. крови именно Р.П.

Не указано в представлении, почему в ходе предварительного следствия не проверялась версия А. о том, что кровь на его жилете могла образоваться в ходе драки в с. Лайтамак, хотя было известно, что А. находился на излечении в больнице по поводу ножевого ранения. Каких-либо суждений и по этим обстоятельствам в протесте приведено.

Показания И. в суде о том, что он оговорил А., не опровергнуты достоверными доказательствами.

Государственный обвинитель опровергает эти доводы И. показаниями самого И., данных им в ходе предварительного следствия. При этом и сам государственный обвинитель в ходе судебного следствия не заявлял ходатайств об исследовании ряда показаний И., касающихся причастности А. к совершенным преступлениям, что лишило суд возможности принять во внимание и эти показания осужденного при оценке уличающих показаний И., данных им на предварительном следствии в отношении А.

В приговоре указано, почему одни показания И., данные им на очной ставке и в ходе дополнительного осмотра места происшествия нельзя положить в основу обвинения А.

Не подтверждено доказательствами и мнение государственного обвинителя о необоснованности исключения судом из объема обвинения хищения двух фляг и кошелька.

Правильно решен судом и вопрос о судимости И. по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ по приговору от 11 сентября 2000 года, исходя из совершения этого преступления в несовершеннолетнем возрасте и примененной к осужденному амнистии за это преступление.

Замечания государственного обвинителя на протокол судебного заседания отклонены, поэтому доводы обвинителя о квалифицирующем признаке разбоя - неоднократности не основаны на законе.

Противоречит протоколу судебного заседания и ссылка государственного обвинителя на нарушение ст. 292 ч. 2 УПК РФ, выразившееся в непредоставлении потерпевшему возможности выступить в прениях.

Такая возможность Р.Ю. была предоставлена и в протоколе судебного заседания имеется запись о позиции Р.Ю. к предъявленному обвинению, как И., так и С.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тюменского областного суда от 9 октября 2002 года в отношении И., А. оставить без изменения, кассационные жалобы потерпевшего Р.Ю., осужденного И., кассационное представление государственного обвинителя Петровой А.А., без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"