||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 февраля 2003 г. N 89-о02-76

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Яковлева В.К. и Эрдыниева Э.Б.

рассмотрела в судебном заседании от 10 февраля 2003 года кассационную жалобу осужденного С. на приговор Тюменского областного суда от 9 сентября 2002 года, которым

С., <...>, судимый 5 января 2000 года по ст. ст. 30 ч. 3 - 222 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден по амнистии 5 июля 2001 года, -

осужден: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 14 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснение осужденного С., поддержавшего доводы своей жалобы, мнение прокурора Мурдалова Т.А., полагавшего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным в разбойном нападении на Г. с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в умышленном причинении смерти потерпевшему Г., 8 января 1934 года рождения, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им около 2 часов в ночь 11 декабря 2001 года в пос. Менделеево города Тобольска Тюменской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде С. вину в причинении смерти потерпевшему признал, а в совершении разбойного нападения виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный С., не оспаривая того, что смерть потерпевшего наступила от причиненных им телесных повреждений, указывает, что суд неправильно квалифицировал его действия как убийство сопряженное с разбоем и разбойное нападение, при этом ссылается на то, что умысла на убийство потерпевшего не имел, в квартире ни к каким вещам не дотрагивался, когда уходил из квартиры, потерпевший был еще жив. При задержании к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, поэтому он указал, что когда уходили потерпевший был мертв. При ознакомлении с материалами дела, после окончания предварительного расследования, адвокат не присутствовал, тем самым нарушено его право на защиту. Указывает, что потерпевшему наносил удары только потому, что испугался, что кто-нибудь с лестничной площадки может услышать его хрипы. Считает, что приобщенные в дело характеристики на него являются сомнительными, кроме того, судом не учтена справка о том, что он состоял на учете у психиатра. Также утверждает, что слова о том, что убил потерпевшего за 600 рублей, высказал неосознанно, лишь по инерции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что С. обоснованно осужден за разбойное нападение и умышленное причинение смерти потерпевшему, сопряженное с разбоем и приговор суда является законным и обоснованным.

Вина его в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самого С., подробно рассказавшего об обстоятельствах совершения указанных преступлений, показаниями свидетеля Щ.А., ранее осужденного за это же преступление и приговор в отношении которого вступил в законную силу, подтвердившего, протоколами осмотра места преступления, заключениями судебно-медицинской экспертизы, показаниями свидетелей и другими доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Доводы жалоб осужденного С. о том, что он не совершал разбойного нападения и не имел умысла на убийство потерпевшего, как видно из материалов дела, проверены судом, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными.

Так, осужденный С. на предварительном следствии неоднократно, в том числе в присутствии адвоката, подробно рассказал, как он и Щ.А. договорились проникнуть в квартиру Г. и с применением насилия, завладеть его деньгами. С этой целью он заранее приготовил тяжелый гаечный ключ. Когда зашел в квартиру, используя ключ, который потерпевший забыл в квартире у Р., он нанес потерпевшему гаечным ключом удар по голове, а когда потерпевший упал, нанес ему по голове еще несколько ударов. После этого позвал Щ.А., который знал, где потерпевший хранит деньги, и завладев этими деньгами, с места преступления скрылись.

При этом С. подтвердил свои показания об обстоятельствах совершения преступлений с выходом на место преступления, в присутствии понятых и защитника, исключающих возможность применения недозволенных методов ведения следствия, поэтому судом обоснованно признаны данные им на предварительном следствии показания правдивыми, а его доводы о том, что он оговорил себя, несостоятельными.

Так, допрошенный в качестве свидетеля Щ.А. полностью подтвердил показания С. и дополнил, что согласно договоренности, С. должен был только оглушить потерпевшего, но не убивать. Ключ от квартиры потерпевшего он взял у себя дома, так как Г. забыл этот ключ у них. Также пояснил, что похищенные деньги они поделили.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп потерпевшего обнаружен с признаками насильственной смерти в прихожей своей квартиры на том же месте, где осужденный оставил его.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшего наступила от переломов костей свода и основания черепа, с ушибом головного мозга и кровоизлияний под его оболочки, приведших к отеку и дислокации головного мозга.

Орудие преступления - гаечный ключ, также спортивная шапочка, которой осужденный держал гаечный ключ, чтобы не оставить следы отпечатков пальцев, обнаружены на том же месте, куда их выбросил С. после совершения преступления.

Из заключения судебно-биологической экспертизы видно, что на металлическом ключе и спортивной шапке обнаружена кровь, происхождение которой от потерпевшего которой от потерпевшего Г. не исключается.

Свидетель Р. подтвердил, что в ночь, когда было совершено указанное преступление, Щ.А. вместе с С. приходил домой и взял у него ключ от квартиры Г., который забыл у него потерпевший, а допрошенная в качестве свидетеля мать Щ.А., Щ.М. пояснила, что поздно ночью сын вернулся домой и говорил о смерти потерпевшего, а когда утром она пришла к Г., обнаружила, что он мертв.

Утверждения осужденного в жалобе о том, что он не имел умысла на убийство и то, что когда он уходил из квартиры потерпевший был еще жив, не может свидетельствовать об отсутствии у него умысла на причинение смерти потерпевшему, поскольку, нанося множественные удары по голове потерпевшему тяжелым гаечным ключом, он сознавал, что может причинить ему смерть и сознательно допускал такие последствия.

Из материалов дела видно, что С. пришел в квартиру потерпевшего с целью завладения чужим имуществом, при этом использовал в качестве оружия заранее приспособленный для этого гаечный ключ, затем, когда взял деньги потерпевшего из квартиры второй участник преступления, а на улице они поделили между собой похищенные деньги, опровергают доводы жалобы осужденного С. о том, что в его действиях отсутствует состав разбойного нападения.

При установленных обстоятельствах, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, в том числе и показания свидетелей Ш., С., Н., М., также потерпевшего Г., суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины С. в разбойном нападении на Г. и причинении ему смерти с косвенным умыслом, сопряженное с разбоем и действия его правильно квалифицировал по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм.

Психическое состояние здоровья С. проверено надлежащим образом и с учетом заключения судебно-психиатрической экспертизы обоснованно сделан вывод о совершении им указанных преступлений во вменяемом состоянии.

Выводы данной экспертизы не вызывают сомнений, поскольку проведена указанная судебно-психиатрическая экспертиза специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм, при этом учтены все сведения о его состоянии здоровья, что опровергает доводы жалобы осужденного о том, что при проведении экспертизы и судом не учтена справка о том, что он состоял на учете у психиатра.

Доводы жалобы осужденного о том, что при ознакомлении с материалами дела адвокат не присутствовал, также опровергаются материалами дела.

Из протокола объявлении об окончании предварительного следствия и ознакомления с материалами дела видно, что со всеми материалами дела С. ознакомился в присутствии своего защитника, что подтверждается подписями как самого осужденного, так и его защитника (т. 1 л.д. 223).

С утверждениями в жалобе о том, что судом при назначении наказания неполно учтены смягчающие наказание обстоятельства, нельзя согласиться, поскольку мера наказания С. назначена в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о его личности, в том числе и других указанных в кассационной жалобе обстоятельств.

Оснований для смягчения наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тюменского областного суда от 9 сентября 2002 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"