||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 февраля 2003 г. N 83-о02-29

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Пелевина Н.П., Истоминой Г.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 10 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Б., Н., адвокатов Шипилова А.В., Червякова В.А. на приговор Брянского областного суда от 13 мая 2002 года, которым

Б., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ к 20 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

Н., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать в пользу Т.П. с Б. 15752 рубля в возмещение ущерба и 150000 рублей компенсации морального вреда, а также солидарно с Б. и Н. 82492 рубля 56 коп. в возмещение ущерба.

Б. и Н. пригнаны виновными в совершении разбойного нападения на Т.М., 1967 года рождения и Т.Е., 1967 года рождения с применением и угрозой применения опасного для жизни и здоровья потерпевших насилия и предметов в качестве оружия, по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с целью завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших;

Б., кроме того, признан виновным в убийстве Т.М. и Т.Е. по предварительному сговору с С.С., уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, с особой жестокостью, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 14 мая 2001 года в г. Брянске при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденного Б. по доводам жалобы, адвоката Червякова В.А., поддержавшего жалобу, законного представителя потерпевшего О., мнение прокурора Хомицкой Т.П., возражавшей против удовлетворения жалоб, но полагавшей приговор в отношении обоих осужденных изменить, действия Н. переквалифицировать на пособничество в разбое, исключить осуждение Б. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ снижения им наказания, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. в судебном заседании виновным себя признал частично, а Н. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Б. указывает, что приговор в отношении него является незаконным, необоснованным и несправедливым. Убийства потерпевших он не совершал, сделали это С.С. и Н., который затем оговорил его, однако противоречиям его показаний другим доказательствам оценки не дано, доказательства по делу сфальсифицированы. Очная ставка его с малолетним Т.П. проведена с нарушением закона, поскольку внешность его, Б., изменялась. Органы следствия способствовали Н. перекладыванию вины на него, Б. Не проведено экспертного исследования надписи на стене ванной, якобы, сделанной перед смертью С.С., его авторство данной надписи достоверно не подтверждено. О сговоре названных лиц на убийство потерпевших ему не было известно. Судом не была принята во внимание его явка с повинной, вообще не исследованы данные о его личности, характеризующий материал в деле отсутствует, что не позволило суду принять правильное решение. За период проживания в Казахстане он длительное время разговаривал на казахском языке и не сразу понял смысл приговора, изготовленного на русском языке. Услугами переводчика ему воспользоваться не предложили. За разбой ему назначено почти максимальное наказание, которое является несправедливым ввиду чрезмерной суровости.

Просит приговор отменить и дело направить на новое расследование для предъявления обвинения в убийстве Н.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Н. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, постановленным на предположениях. Доказательства его вины отсутствуют, фактически он был лишь свидетелем преступления и в сговоре на его совершение ни с кем не состоял. Пособничества Б. и С.С. он также не совершал, и выводы суда об этом также ни на чем не основаны. Единственный малолетний очевидец Т.П. показания на следствии давал под воздействием следователя, и они не подтверждают его причастности к содеянному, противоречиям в показаниях других свидетелей оценки не дано. В предсмертной надписи на стене ванной С.С. также не указывает на него, называя убийцей Юрика. На следствии он не был своевременно обеспечен защитником, чем воспользовался следователь, склоняя дать нужные ему показания, обещая освободить из-под стражи. Выводы суда о его сговоре с Б. и С.С. сделан только на показаниях Б., несмотря на его отказ участвовать в преступлении. Не были допрошены в суде его сестра и родители, которые могли дать важные показания. После ознакомления с материалами дела была полностью изменена нумерация его листов. Необоснованными являются выводы суда о хищении им вещей из квартиры потерпевших, не подтвержденные объективными данными. Вовремя не сообщил о содеянном в милицию из-за угроз ему и его семье Б. и С.С. Осуждение его считает необоснованным, просит приговор отменить для принятия справедливого решения.

В кассационной жалобе адвокат Шипилов А.В. считает, что приговор в отношении Б. основан не на доказательствах виновности, а на субъективных выводах суда об этом.

Личность осужденного следствием и судом не изучена, данных о его характеристике за 30-летний период проживания в Казахстане в деле не имеется. Криминалистическая экспертиза по волокнам наложения не имеет никакого доказательственного значения, и ее назначение судом не вызывалось необходимостью.

Просит приговор отменить и дело направить на дополнительное расследование.

В кассационной жалобе адвокат Червяков В.А. указывает, что приговор в отношении Н. постановлен на предположениях, с нарушениями норм процесса, является незаконным и необоснованным.

Осужденный являлся лишь очевидцем содеянного, но его принудили дать нужные показания. Предварительное и судебное следствие проведены с обвинительным уклоном и нарушением прав стороны защиты. Каких-либо доказательств предварительного сговора Н. с Б. и С.С. на совершение преступления не имеется, выводы суда о виновности являются голословными. Не доказано и то, что Н. брал с собой указанные в приговоре орудия преступления и сумки, и выполнял отведенную ему роль по контролю обстановки и предупреждению об опасности других участников. Никто не видел его в квартире потерпевших и не подтвердил его участия в выносе вещей из квартиры. Жена и сестра С.С. в судебном заседании не подтвердили причастность Н. к преступлению, однако суд сослался на их показания, как на доказательство его вины, не дав им оценки в приговоре. Предсмертная запись С.С. на стене ванной не свидетельствует об участии в преступлении Н.

Показания свидетеля Р. в приговоре изложены выборочно и не отражают фактических действий осужденного, при этом не учтен факт применения к свидетелю на следствии недозволенных методов для корректировки его показаний, в том числе, помещение ИВС. В нарушение требований закона, Н. был допрошен в ночное время, без участия защитника при его обязательном участии. Необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о допросе сестры и родителей Н., чьи показания могли иметь существенное значение по делу. Не установлено местонахождение орудий убийства.

Судом не выяснялась причина изменения нумерации листов дела после ознакомления с ним участников процесса и возможное изменение материалов следствия.

Предварительное следствие проведено неполно, показания осужденного Б., без подтверждения другими доказательствами, не являются достаточными для осуждения Н., на котором не обнаружено и у которого не изъято ничего из похищенного.

Просит приговор в отношении Н. отменить и дело производством прекратить.

В возражениях законного представителя несовершеннолетнего Т.П. О. и ее представителя адвоката Жарова А.А. на кассационные жалобы осужденных и адвокатов указывается на их необоснованность и ставится вопрос об оставлении приговора без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Б. и Н. подлежащим изменению.

Выводы о виновности каждого из осужденных основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Несмотря на частичное признание вины Б. и непризнание вины Н. каждый из них дал показания, имеющие доказательственное значение, подтверждающее их вину в содеянном.

Из показаний осужденного Б. усматривается, что идею ограбления Т.М. подал С.С., сказав, что потерпевший имеет много денег. 14 мая 2001 года С.С. пришел к нему домой и предложил продать Т.М. радиодетали. Он согласился, и около 21 часа с Н. и С.С. на автомашине под управлением Р. они поехали к потерпевшему, при этом в пути употребили наркотики.

Подъехав к дому Т.М. они втроем пошли в подъезд, обсудив по пути роли каждого в совершении преступления. С.С. велел ему, Б., находиться в подъезде и предупредить их в случае опасности и он согласился, опасаясь, что его тоже могут убить. У С.С. был с собой металлический предмет длиной около 70 см, завернутый в бумагу. В подъезде около часа он ждал С.С. и Н., а потом пошел в квартиру, дверь которой открыл С.С. В кухне на полу лежал мертвый Т.М., возле которого что-то делал Н. в окровавленных перчатках, у С.С. на руках также были надеты перчатки, испачканные кровью. На диване сидела женщина, накрытая одеялом, на другом диване лежал мальчик. Он, Б., накрыл голову мальчика одеялом и велел ему лежать, пообещав не трогать его. С.С. подал ему нож и велел убить ребенка, но он отказался сделать это. С.С. спрашивал у женщины про деньги, которая кричала и говорила, что денег нет. С.С. ударил ее рукой по голове, мальчик открыл одеяло, но он снова закрыл ее. Когда в зал зашел Н., С.С. что-то искал возле окна, после чего велел Н. бить, и тот стал наносить удары ножом женщине через одеяло. Она стала кричать, что больно, но С.С. перерезал ей горло ножом. Из квартиры уходили втроем, он нес в пакете видеомагнитофон, С.С. и Н. также несли что-то в пакетах и сумке. Когда подошли к машине, Р. на стук открыл дверь, С.С. бросил в сторону металлический предмет, а Н. выбросил перчатки. Позднее С.С. свои перчатки сжег в лесополосе, а Н. ножи завернул в тряпку и спрятал недалеко от машины. С.С. дал ему 3000 рублей, а он дал деньги Н. и Р. По дороге С.С. выбросил в водоем похищенную куртку, в г. Дятьково они поделили похищенное.

Из показаний осужденного Н. в судебном заседании видно, что они с Б. и С.С. на автомашине под управлением Р. поехали в Бежицкий район г. Брянска для покупки наркотиков, которые затем они употребили. С.С. предложил им поехать проконсультироваться по поводу радиодеталей, и около 24 часов они подъехали к одному из домов. Б. и С.С. ушли, обещав вернуться через пять минут, и он сел в автомашину, в которой дремал Р. Примерно через час он пошел в ту квартиру, куда ушли Б. и С.С., и в кухне увидел С.С. в белых окровавленных перчатках, подкладывавшего вещи под лежавшего на полу мужчину, а ему С.С. сказал: "И ты хочешь?". В зале на софе лежала женщина, просившая не трогать ребенка. Б. в это время что-то искал в шкафу. Он, Н., выбежал во двор, куда через 15 минут вышли С.С. и Б., С.С. нес в пакете видеомагнитофон, Б. нес полную сумку и дубленку на плече. По дороге Б. и С.С. уходили минут на десять в лесопосадку, а затем неподалеку от этого места выбросили в болото пакет с курткой. На следующий день С.С. рассказал, что мужчину он ударил монтировкой по голове, а затем перерезал ему горло ножом. Б. ударил женщину табуретом по голове, пытался ее зарезать, но не смог и доделывать это за него пришлось ему, С.С.

Из приведенных показаний Б. и Н. видно, что они пытаются переложить вину в содеянном друг на друга, в содеянном, в связи с чем суд критически отнесся к их показаниям, дал оценку противоречиям в них и в целом оценил их в совокупности с другими доказательствами.

Из показаний потерпевшего Т.П. следует, что он проснулся от крика и плача матери, а голоса отца не слышал. В комнату вошли двое незнакомых мужчин, один из которых высокого роста был с большой черной сумкой, а другой небольшого роста был с усами. Последнего он опознал на следствии, как Б., которого высокий мужчина в их квартире называл Васей. Б. велел ему лежать тихо, не кричать и накрыл его одеялом. Мужчины требовали от матери показать местонахождение денег, угрожая убить ее, если не скажет, угрозы высказывал высокий мужчина. Они все вытряхнули из шкафа, но мать сказала, что денег нет, и он велел Б. заканчивать это дело. После этого он слышал звуки, похожие на удары ремнем, плач матери и ее слова о том, что ей больно. Б. велел уходить, чтобы не услышали соседи. Когда они ушли, он увидел на диване мертвую мать, укрытую пледом, на котором была кровь. Отец лежал на полу кухни также мертвым, вещи в комнате и кухне были разбросаны.

Суд пришел к правильному выводу о том, что показания Т.П. о наличии на тот момент усов у Б. соответствуют показаниям самого осужденного Б., осужденного Н. и свидетеля Р.

Протоколом опознания подтверждается факт опознания Т.П. осужденного Б. (т. 1 л.д. 196 - 197), а в судебном заседании он показал, что одним из двух мужчин в их квартире был Б., которого второй мужчина называл Васей.

Объективность и достоверность показаний потерпевшего Т.П. сомнений не вызывает и подтверждает вывод суда о нахождении в квартире Б. и С.С.

Для проверки достоверности показаний потерпевшего Т.П. судом была судебно-психологическая экспертиза, согласно выводам которой потерпевший смог правильно воспринимать происходившие события и впоследствии давать о них правильные показания. Склонности к фантазированию у него не установлено.

Судом надлежащим образом исследован и изложен в приговоре факт достоверности и допустимости показаний потерпевшего Т.П., как единственного очевидца происходивших в квартире событий.

При осмотре места происшествия с поверхности двери в зал квартиры потерпевших Т. были изъяты следы пальцев рук (т. 12 л.д. 6), один из которых согласно выводам дактилоскопической экспертизы оставлен пальцем левой руки Б.

Со слов потерпевшего Т.П. его показания подтвердила потерпевшая М., к которой он прибежал после случившегося и рассказал обстоятельства содеянного. Она также пояснила, какие вещи были похищены из квартиры и стоимость, что указано в приговоре и подтверждено соответствующими справками (т. 3 л.д. 48, 50).

Из показаний свидетеля Р. следует, что 14 мая 2001 года около 15 часов к нему подошел Н. и попросил отвезти в Бежицу ребят, которые хотят там сдать драгоценный металл. Отвезти их просил в 23 часа, обещал заплатить 200 рублей, а после сдачи металла доплатить еще, и он согласился. В указанное время он повез на автомашине в Бежицу Н., Б. и С.С., при этом у С.С. была черная спортивная сумка, а у Б. - хозяйственная сумка. Возле одного из домов Б. в присутствии всех спросил у С.С., помнит ли тот квартиру, на что тот ответил, что найдет. С.С., Б. и Н. вышли из машины, взяли сумки и ушли к дому. Вернулись они около 3 часов ночи и принесли с собой две полные сумки, пакет с одеждой и дубленку. На обратном пути С.С. спрашивал у Б. про перчатки, на что Б. ответил, что бросил их возле машины. По пути в г. Дятьково во время остановки С.С. дал ему, Р., 500 рублей за поездку, а у Н. спросил, сколько он ему должен. Деньги он держал в руках, но момента их передачи Н. не видел. Во время следующей остановки Б. и С.С. пакет с одеждой бросили в воду, что также последовательно подтверждал и осужденный Н.

Факт обнаружения пакета с вещами Т.Е. в водоеме около д. Сосновка Дятьковского района подтвержден протоколом осмотра места происшествия с участием Н. (т. 3 л.д. 155 - 159), а потерпевшая М. опознала похищенную куртку, как принадлежавшую ее убитой дочери (т. 3 л.д. 161 - 162).

Приведенным в ходе судебного разбирательства осмотром места происшествия установлено, что осужденный Н. и свидетель Р. показали примерно одно и то же место, где по их показаниям выбросил перчатки Б., которые ранее согласно протоколу осмотра места происшествия от 16 мая 2001 года были обнаружены в этом месте обильно испачканными веществом бурого цвета (т. 1 л.д. 74 - 75).

Из акта судебно-биологической экспертизы усматривается, что на одной из указанных перчаток обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшей Т.Е. не исключается (т. 1 л.д. 82 - 85).

В совокупности с приведенными выше доказательствами суд исследовал и проанализировал показания Н. при допросе в качестве обвиняемого от 25 января 2002 года (т. 3 л.д. 174).

Согласно этим показаниям Н., 15 мая 2001 года днем С.С. рассказал ему, что он и Б. в поисках денег договорились ограбить женщину, а в случае возникновения каких-либо затруднений С.С. должен был убить женщину, а Б. - мужчину. Затем С.С. рассказал, что мужчину он ударил сначала арматурой по голове, а затем перерезал ему ножом горло. Про Б. сказал, что тот сначала ударил женщину табуретом по голове, затем стал наносить ей удары ножом, после чего он, С.С., перерезал ей горло.

Таким образом, этими показаниями Н. со слов С.С. подтвердил роль последнего и Б. в убийстве потерпевших, что соответствует установленным судом обстоятельствам убийства потерпевших, в том числе, и на основании других доказательств, подтвердив тем самым их достоверность.

Из актов судебно-медицинских экспертиз следует:

смерть Т.М. наступила от массивной кровопотери, развившейся в результате резаной раны шеи с повреждением ее органов и сосудов;

кроме того, у него установлена открытая черепно-мозговая травма с повреждением головного мозга, относящаяся к тяжкому вреду здоровью потерпевшего, а также другие телесные повреждения (т. 1 л.д. 25 - 30);

смерть Т.Е. наступила от массивной кровопотери, развившейся в результате резаной раны шеи с повреждением органов и магистральных сосудисто-нервных пучков шеи, и колото-резаных ранений груди и живота с повреждением внутренних органов;

на трупе установлены множественные другие телесные повреждения различной степени тяжести и локализации.

Дав оценку выводам судебно-медицинских экспертиз, наряду с заключением экспертизы вещественных доказательств (т. 3 л.д. 99 - 103) и показаниями осужденных, потерпевшего и свидетелей, подтверждают показания осужденного Н. со слов С.С. о роли каждого из участников преступления в содеянном, способе убийства Т. и использованных для этого орудиях преступления.

Как видно из протокола судебного заседания, потерпевшей М. был представлен для осмотра плед, которым, с ее слов, было укрыто тело Т.Е. Плед был испачкан веществом похожим на кровь, и имел множественные разрезы. Потерпевшая пояснила, что поскольку плед не был изъят, она его постирала и разрезы зашила.

Данный плед после осмотра в судебном заседании был приобщен к делу в качестве вещественного доказательства, поскольку подтверждает показания Б. о том, что удары ножом Т.Е. он наносил через этот плед, которым она была укрыта, и одновременно опровергают доводы Б. в жалобе о его непричастности к убийству потерпевшей.

Из показаний свидетеля С.Т. усматривается, что когда она стала выяснять у сына причины его розыска милицией он ответил, что тюрьмы ему не выдержать, и он покончит жизнь самоубийством.

Данные показания ею даны в ходе предварительного следствия и исследованы в судебном заседании в соответствии с процессуальными нормами (т. 2 л.д. 6 - 8).

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 30 мая 2001 года, труп С.С. был обнаружен в ванне ванной комнаты его квартиры с семью ранами на левом локтевом суставе.

На стене ванной кровью было написано среди другого текста: "Там убивал Юрик" (т. 1 л.д. 230 - 234).

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что текст этой надписи подтверждает причастность к убийству Б.

Из показаний свидетеля К. следует, что 14 мая 2001 года к Б. приходил С.С., они о чем-то поговорили, Б. по просьбе С.С. взял сумку, и они ушли. Вернулся Б. ночью, а через 3 дня она нашла в спичечном коробке два золотых обручальных кольца и золотые серьги. После возвращения Б. из Москвы этих изделий она больше не видела.

В подтверждение ее показаний осужденный Б. в судебном заседании показал, что 15 мая 2001 года С.С. передал ему на хранение спичечный коробок с указанными драгоценностями, а себе оставил одну или две золотые цепочки. Позднее коробок с драгоценностями он вернул С.С.

Давая оценку данным показаниям Б., суд мотивированно пришел к выводу о том, что названные драгоценности С.С. передавал Б. не для временного хранения, а поделился с ним, как соучастником хищения.

Из показаний свидетеля С.Н. следует, что после прихода к ней сотрудников уголовного розыска она встречалась с К., которая рассказала, что Б. приносил домой золотые изделия. До этого Б. ей рассказывал, что в Бежице есть квартира, и "дело это беспроигрышное".

В связи с изменением свидетелем С.Н. показаний в судебном заседании и необходимостью оценки противоречий в них суд исследовал ее показания, данные на предварительном следствии, из которых усматривается, что ей муж рассказывал о причастности к убийству потерпевших Б. и Н. (т. 2 л.д. 91).

Данные показания С.Н. в приговоре мотивированно признаны достоверными, как соответствующие другим доказательствам.

Из показаний свидетеля С.Е. видно, что от брата С.С. она слышала, что у проживающего в Бежицком районе г. Брянска мужчины, которому они сдавали радиодетали, много денег. После того, как она узнала о совершенном преступлении, брат рассказывал, что "там", кроме него, были Б. и Н., что убили двух человек и похитили из квартиры вещи, деньги и золото. Ей он отдал золотую цепочку с крестом из числа похищенных вещей и сказал, что золото находится у К.

Анализируя показания свидетелей С.Е. и С.Н. осужденных Н. и Б., суд в приговоре мотивированно пришел к выводу о том, что согласно условий предварительного сговора Н. знал о намерениях Б. и С.С. напасть на потерпевшего с целью завладения его деньгами, подыскал для поездки автомашину под управлением Р., знал о намерении С.С. за месяц до нападения приобрести пистолет. Н. не только знал о том, что во время нападения на потерпевших другими участниками группы будет применено насилие и допускал, что он может быть опасным для здоровья потерпевших, но и обеспечивал им совершение нападения, следя за окружающей обстановкой, заходил в квартиру во время совершения преступления и видел происходившие там события.

Согласно данным выводам суда, оба осужденных участвовали в выполнении объективной стороны разбойного нападения на потерпевших, что подтверждается приведенными выше доказательствами.

Доводы осужденного Б. и адвоката Шипилова А.В. в его защиту в кассационных жалобах о том, что к убийству потерпевшей Т.Е. он не причастен, а причастны к этому Н. и С.С., в судебном заседании проверены и на основании перечисленных выше доказательств обоснованно признаны несостоятельными. Доводы Б. о недопустимости положенных в основу приговора доказательств ввиду их фальсификации и получения с нарушением процессуальных норм не подтверждаются никакими объективными данными и обоснованно отвергнуты еще в ходе судебного разбирательства. Его ссылка на то, что предсмертная надпись на стене, сделанная С.С., не является безусловным доказательством его причастности к убийству, также не свидетельствует о его невиновности, поскольку данное доказательство получило оценку в приговоре в совокупности с другими доказательствами, которым оно не противоречит. Вопреки доводам жалоб Б. и его адвоката, по делу с достаточной полнотой собраны и исследованы данные о его личности, которые также получили оценку в приговоре.

Доводы кассационных жалоб осужденного Н. и его адвоката о непричастности к совершению указанных выше преступлений нельзя признать обоснованными по тем мотивам, которые приведены в приговоре в обоснование достоверности и допустимости доказательств виновности Н. в лично им совершенных действиях.

Доводы осужденных и адвокатов о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона на предварительном следствии, в том числе, нарушении права на защиту, собирание доказательств с применением недозволенных методов ведения следствия, в ходе судебного разбирательства проверялись, подтверждения не нашли, о чем в приговоре содержатся мотивированные выводы не вызывающие сомнения в их обоснованности.

Суд правильно установил и изложил в приговоре фактические обстоятельства преступлений, совершенных Б., и обоснованно квалифицировал его действия по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ, мотивировав в приговоре квалифицирующие признаки названных норм уголовного закона.

Вместе с тем, квалификация действий Б. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ является неправильной. Суд обоснованно признал и изложил в приговоре, что умыслом его и С.С. охватывалось убийство Т.М. и Т.Е., и Б. действительно принимал участие в лишении жизни Т.Е., однако не учел, что Т.М. убил один С.С., Б. к его убийству не причастен, не оказывал С.С. никакого содействия в лишении Т.М. жизни, а поэтому не может нести ответственности за убийство двух лиц, независимо от условий предварительного сговора. В связи с этим осуждение его по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.

В отношении Н. судом неправильно установлены фактические обстоятельства дела, что повлекло неправильную квалификацию его действий по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

На основании приведенных выше доказательств суд правильно пришел к выводу о том, что Н. согласно отведенной ему роли по условиям предварительного сговора с Б. и С.С. являлся соучастником разбойного нападения, знал о наличии у них оружия и возможности применения к потерпевшим насилия, однако он не был осведомлен о том, что потерпевшим может быть причинен тяжкий вред здоровью, в том числе и смерть, и в приговоре доказательств в подтверждение этого не приведено. В связи с этим осуждение Н. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ подлежит исключению из приговора.

С учетом уменьшения обвинения и применения более мягкого уголовного закона в связи с исключением отдельных квалифицирующих признаков обоим осужденным следует снизить наказание, а в остальном жалобы их и адвокатов удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 13 мая 2002 года в отношении Б. и Н. изменить:

исключить осуждение Б. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ и снизить назначенное ему по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ наказание до восемнадцати (18) лет лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ, Б. назначить двадцать два (22) года лишения свободы с конфискацией имущества;

исключить осуждение Н. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и снизить назначенное ему наказание до девяти (9) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Б., Н., адвокатов Шипилова А.В. и Червякова В.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

Н.П.ПЕЛЕВИН

Г.Н.ИСТОМИНА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"