||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 февраля 2003 г. N 45-о02-138

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей Ворожцова С.А.,

Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 10 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных К. и Л. на приговор Свердловского областного суда от 3 июля 2002 года, которым

1. К., <...>, ранее не судимый;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

2. Л., <...>, ранее судимый: 1) 18 июня 1984 года Ленинским районным судом гор. Свердловска по ст. 146 ч. 2 п. "а" УК РСФСР к 9 годам лишения свободы; 2) 3 июня 1986 года Тагилстроевским районным судом гор. Нижнего Тагила по ст. 206 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР к 11 годам 6 мес. лишения свободы; постановлением от 11 августа 1987 года действия переквалифицированы на ст. 213 ч. 1 УК РФ со смягчением наказания, по совокупности приговоров назначено наказание 8 лет 6 мес. лишения свободы; освобожден 21 августа 1997 года по отбытию срока наказания;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж" УК РФ к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

К. и Л. 27 ноября 2001 года в сел. Липовское Режевского района Свердловской области на почве личных неприязненных отношений группой лиц, с особой жестокостью совершили убийство Р. и У.

Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. вину признал полностью, Л. вины не признал.

Заслушав доклад судьи Колоколова Н.А.; пояснения обоих осужденных, поддержавшего доводы своих кассационных жалоб; мнение прокурора Яшина С.Ю., полагавшего, приговор Л. отбывать в исправительной колонии строгого режима; в остальной части оставить его без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- осужденный Л. просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение, так как преступление совершал не он. В обоснование своей жалобы Л. приводит следующие доводы:

- предварительное и судебное следствие проведены с нарушением положений ст. 20 УПК РСФСР неполно, односторонне и необъективно;

- показания в стадии предварительного расследования о том, что убийство совершили он и К., они дали под давлением работников милиции;

- положив в основу приговора показания К., суд не учел, что последний болен олигофренией;

- К-вы его оговаривают, поскольку он знает, что они совершили кражу;

- экспертное исследование трупов, следов крови проведено с нарушением норм УПК РСФСР, поэтому данные доказательства являются недопустимыми;

- осужденный К. просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение, так как преступления он не совершал. В обоснование своей жалобы К. приводит следующие доводы:

- в стадии предварительного расследования под давлением работников милиции он оговорил себя и Л.;

- умысла на убийство потерпевших у него не было;

- происшедшее помнит плохо, так как у него провалы в памяти.

В дополнительной кассационной жалобе К. утверждает, что Л., как до суда, так и после него, угрожает расправой ему, его семье, требует, чтобы оба убийства он полностью взял на себя.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда первой инстанции о виновности К. и Л. Пашинина обоснованны.

Утверждения: осужденного Л. в кассационной жалобе о том, что к убийству потерпевших он не причастен, осужденного К. о том, что потерпевших он избивал в одиночку и смерти их не желал, а приговор постановлен на недопустимых доказательствах, опровергаются исследованными в судебном заседании материалами уголовного дела.

Так, из показаний К. и Л. в стадии предварительного расследования следует, что Л. был недоволен качеством проданного ему У. спирта, поэтому они решили с ним разобраться. Вечером 27 ноября 2001 года К. и Л. пришли в дом, где проживали У. и Р. Там Л. и К. стали избивать У., нанося ему удары руками и ногами. Когда Р. попыталась их остановить, Л. ударил ее бутылкой по голове, от чего последняя упала и потеряла сознание. После этого У. и Р. они сбросили в погреб, сверху навалили горючего материала, все полили керосином и подожгли.

В судебном заседании подсудимый К. заявил, что преступление в отношении У. и Р. совершил он один.

Подсудимый Л. в суде также показал, что видел, как К. пинал ногами У., однако, что он сделал с ним дальше, а также с Р. не знает, поскольку в это время похищал вещи потерпевших.

Свидетель К.М. в судебном заседании показала, что утром ни у Р., ни у К. с Л. она никаких телесных повреждений не видела. Ночью приехали работники милиции и забрали К. с Л. Когда их увели, то она обнаружила похищенные ими вещи Р.

Свидетель А. суду показала, что вечером 27 ноября 2001 года она обратила внимание на то, что К. и Л. зашли к Р. Около 20 час. она обнаружила Р. напротив ее дома. Она была в крови, одежда на ней разорвана. В это время к дому Р. подошел К., осмотрелся и ушел.

Свидетель М. показал, что 27 ноября 2001 год около 20 час. он видел, как К. и Л. шли от дома Р. Оба были пьяные, что-то весело кричали, выражались в нецензурной форме. Один из них нес большой баул.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что в доме Р. на дне погреба лежит окровавленный и обгоревший труп У. Под ним обгоревшие одеяло и бумага. В помещениях дома, в том числе и около лаза в погреб обнаружены следы бурого цвета. Такие же следы имеются на разбросанной одежде.

Труп Р. осмотрен в фельдшерском пункте. Одежда на потерпевшей разорвана, пропитана кровью. Лицо Р. покрыто копотью. На голове потерпевшей две раны в затылочной и теменной областях; на теле ожоги в области бедер, живота, верхней части груди, предплечья правой руки.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть У. наступила от тупой сочетанной травмы тела. Обнаруженные на его теле ушибленные раны, кровоподтеки, ссадины и кровоизлияния в мягкие ткани головы, разрыв левой почки, переломы ребер образовались от ударов тупыми твердыми предметами, которыми могли быть руки, ноги. Перелом 7-го шейного позвонка мог образоваться при падении тела с высоты. Термические повреждения являются посмертными.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Р. наступила от сочетанной механической и термической травм, осложнившихся шоком. Термические ожоги причинены пламенем, перелом грудины при ударе или надавливании на нее; ушибленные раны могли быть причинены тупогранным предметом. После нанесения травм Р. могла прожить до 1 часа. Совершение ею в этот момент активных действий не исключается.

По делу изъяты: одежда К. и Л., следы бурого цвета с подворья Р.

При проведении судебно-биологических экспертиз на рубахе, брюках и сапогах К., сапогах Л. обнаружены следы крови происхождение которых от У. не исключается.

Проведение судебно-химической экспертизы показала, что поджог в дома Р. был осуществлен с использованием легковоспламеняющихся нефтепродуктов.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности вины К. и Л. в совершении с особой жестокостью умышленного убийства У. и Р. группой лиц на почве личных неприязненных отношений.

В приговоре правильно отмечено, что о наличии у обоих виновных умысла на умышленное убийство двух лиц свидетельствует характер и направленность их действий. Желая достижения преступного результата - смерти У. и Р., К. и Л. не только в течение длительного времени наносили потерпевшим удары руками ногами и предметами, но и сбросили живых еще потерпевших с высоты в погреб, засыпали горючим материалом, полили легковоспламеняющейся жидкостью и подожгли.

Последнее обстоятельство свидетельствует о наличии у К. и Л. умысла на причинение потерпевшим особых мучений и страданий.

Утверждения обоих осужденных в кассационных жалобах о том, что предварительное расследование, судебное разбирательство проведены неполно, односторонне и поверхностно, а в основу приговора положены недостоверные доказательства, несостоятельны.

Обосновывая выводы о виновности К. и Л. в убийстве, суд первой инстанции правильно сослался на их показания в стадии предварительного расследования, поскольку они последовательны, непротиворечивы, в деталях соответствуют друг другу, исследованным в судебном заседании материалам дела. Оснований для самооговора Л., оговора К. Л. по делу не усматривается. Доводы Л. о том, что К-вы его оговаривают его, поскольку он может рассказать о совершенной ими краже, не основаны на материалах дела.

Как видно из материалов дела, указанные лица были допрошены в установленном законом порядке следователем прокуратуры, в присутствии избранных ими защитников в полном соответствии с требованиями УПК РСФСР.

Изменению показаний К. и Л. судом дана надлежащая.

При постановлении приговора судом проанализированы все доводы Л. о невиновности. Выводы суда надлежащим образом мотивированы в приговоре.

Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз К. и Л. вменяемы. Выводы экспертных заключений оформлены надлежащим образом и научно мотивированы.

Медицинские исследования проводились с нарушением норм УПК. Как видно из материалов дела, сбор вещественных доказательств, весь комплекс судебно-медицинских исследований проведен в строгом соответствии с положениями норм уголовно-процессуального закона. Участие в проведении экспертиз следователя обязанностью последнего не является.

В стадии предварительного расследования К. и Л. в установленном законом порядке была предоставлена возможность заявить, необходимые с их точки зрения, ходатайства о проведении дополнительных судебно-медицинских исследований, однако воспользоваться данным правом они не пожелали.

При таких обстоятельствах приговор в отношении К. и Л. постановлен обоснованно как в части квалификации их действий, так и в части размера назначенного им наказания.

Вместе с тем, из материалов дела следует: в 1984 году Л. осужден за преступление, совершенное им до достижения совершеннолетия. При таких обстоятельствах в его действиях отсутствует особо опасный рецидив. С учетом этого наказание Л. должен отбывать в исправительной колонии строгого режима. В то же время, оснований для снижения Л. размера наказания нет.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 3 июня 2002 года в отношении Л. изменить, исключив из него указание на наличие в действиях Л. особо опасного рецидива. Местом отбытия наказания Л. вместо исправительной колонии особого режима назначить в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении него, а также в отношении К. оставить без изменения, а его кассационные жалобы осужденных К. и Л. без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

С.А.ВОРОЖЦОВ

Н.А.КОЛОКОЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"