||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 февраля 2003 года

 

Дело N 48-о02-219

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.,

судей Семенова Н.В. и Колесникова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании 7 февраля 2003 года

кассационные жалобы осужденных К., И., Г., Б. на приговор Челябинского областного суда от 20 мая 2002 года, по которому

К., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ - на 3 года, по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 10 лет, по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ - на 7 лет с конфискацией имущества, по ч. 2 ст. 222 УК РФ - на 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

И., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - на 3 года, по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ - на 7 лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 7 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Б., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы: по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - на 3 года, по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ - на 7 лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 7 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Г., <...>, ранее судимый 28 октября 1998 года по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 17 мая 2000 года по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы: по ч. 4 ст. 222 УК РФ - на 1 год и 6 месяцев, по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - на 5 лет, по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ - на 9 лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

По делу также осуждены К.А., Я., приговор в отношении которых не обжалован.

Постановлено о взыскании в счет возмещения материального ущерба и в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Семенова Н.В., объяснения осужденных К., И., Г. по доводам жалоб, мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

К. осужден за незаконные приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, за покушение на кражу имущества потерпевшего П. и за убийство П.

Г., Б. и И. осуждены за кражу имущества потерпевших А-вых.

Г. и И. осуждены за кражу имущества потерпевшей Н.

К., Г., Б. и И. осуждены за разбойное нападение на потерпевших В. и Ш.

Г. осужден за кражу имущества Ш-ва, за разбойное нападение на Ш-ва и Л., за незаконное приобретение и ношение холодного оружия.

Преступления совершены в период января 2000 года - января 2001 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный К. просит учесть смягчающие обстоятельства, положительные характеристики, семейное положение, смягчить назначенное ему наказание с применением ст. 64 УК РФ, указывает, что следственный эксперимент и очная ставка с Ф. проводились без участия адвоката, чем было нарушено его право на защиту, утверждает, что убийства не совершал, у него был с собой обрез 12-го калибра, а не 16-го, он выстрелил в потерпевшего непроизвольно, испугавшись его угроз, считает, что следствием не доказано, что смерть потерпевшего наступила от его выстрела, поэтому просит оправдать его по ч. 2 ст. 105 УК РФ, просит переквалифицировать его действия по эпизоду, связанному с потерпевшими В. и Ш., с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 158 УК РФ;

осужденный Б. просит приговор отменить и дело прекратить или направить на новое судебное рассмотрение, утверждает, что его причастность к нападению на В. и Ш. не подтверждается материалами дела, другие осужденные на следствии оговорили его в результате применения к ним недозволенных методов, он на следствии был лишен помощи адвоката, к нему также применялись недозволенные методы следствия, в краже имущества А-вых не участвовал, на следствии К.А. оговорил его в этом, считает, что дело сфабриковано;

осужденный И. просит переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ст. 213 УК РФ, исключить осуждение его по эпизоду кражи имущества А-вой, утверждает, что пришел к В., чтобы купить спиртное, но она стала конфликтовать, ударила его по лицу, после чего он, чтобы прекратить ее агрессию, связал ей руки и втолкнул в ванную, но серьги с нее не снимал, в результате применения к нему недозволенных методов он оговорил Г. и Б., кражу имущества А-вой он не совершал, оговорил себя, Г. и Б., обвинение в этой краже основано на показаниях К.А., который на следствии оговорил их, Ф., находящийся в розыске, на следствии также оговорил их, кражу из квартиры Н. он совершил без участия Г., которого на следствии оговорил в результате применения к нему недозволенных методов, поэтому просит исключить осуждение его по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ;

осужденный Г. просит отменить приговор и направить дело на дополнительное расследование, или вынести оправдательный приговор, переквалифицировать его действия по эпизоду с потерпевшими Л. и Ш-вым с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ст. 213 УК РФ, утверждает, что разбойных нападений на потерпевших В. и Ш., Ш-ва и Л., а также краж чужого имущества не совершал, его обвинение основано на показаниях других осужденных, которые на следствии оговорили его в результате применения к ним недозволенных методов и не были обеспечены адвокатами, он также не был обеспечен помощью адвоката, в суде ему и Я. был предоставлен один адвокат, поэтому он от него отказался, Ш. оговорила его в том, что он украл куртку Ш-ва, к Л. и Ш-ву пришел, чтобы обменять спирт на картошку, ножа у него не было, его обвинение по ч. 4 ст. 222 УК РФ основано на показаниях Ш., к В. за спиртом ходили К. и И., а он и Б. оставались у машины, на следствии другие осужденные оговорили его в результате применения к ним недозволенных методов, показания потерпевшей В. противоречивы, потерпевшая Н. дала ложные показания о том, что изъятые при обыске вещи принадлежат ей, суд не учел состояние его здоровья, наличие старой и больной матери, указывает, что предыдущая судимость по ч. 2 ст. 158 УК РФ у него отсутствует, т.к. в связи с изменением закона состав этого преступления отсутствует, поэтому ему необоснованно назначена колония особого режима, просит учесть состояние здоровья его матери.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит виновность осужденных К., И., Г. и Б. в совершении указанных преступлений установленной исследованными судом доказательствами.

Суд исследовал показания осужденных на предварительном следствии и в суде, проверил их доводы о том, что на следствии они признали вину и оговорили других осужденных в результате применения к ним недозволенных методов, и обоснованно отверг эти доводы.

Несостоятельны и доводы осужденных К., Б., Г. о нарушении их права на защиту при производстве предварительного расследования, т.к. из материалов дела видно, что в процессе расследования им неоднократно разъяснялось их право иметь защитника, от помощи защиты они отказывались, при ознакомлении с материалами дела в соответствии с заявленными ими ходатайствами участвовали адвокаты.

Оценив показания осужденных на предварительном следствии в совокупности с другими доказательствами, суд пришел к правильному выводу о том, что на предварительном следствии осужденные давали более правдивые показания.

Так, осужденный К. на предварительном следствии показывал, что у него был патрон 16-го калибра и обрез охотничьего ружья, который ему передал Ф., был также 16-го калибра, из этого обреза он выстрелил в хозяина дома, когда он и Я. были застигнуты при попытке совершить кражу из дома.

При осмотре места происшествия с его участием К. дал подробные показания об обстоятельствах совершенных им преступлений, при проведении очной ставки с Ф. он подтвердил обстоятельства получения им от Ф. обреза ружья 16-го калибра.

Из показаний осужденного Я. видно, что он предложил К. совершить кражу из дома П., поскольку узнал от Ф., что П. в столешнице стола хранит деньги. На автомашине под управлением К.А. они приехали к дому П., он и К. через проем в двери проникли в дом, разобрали стол, но денег не нашли. Когда стал выбираться из дома через проем, появился хозяин, который бежал с топором в руке и кричал, что убьет. Он снова скрылся в доме, разбил стекло в окне, услышал выстрел, увидел К. с обрезом в руках, который выстрелил в разбитое окно, после чего они скрылись.

Осужденный по делу К.А. подтвердил, что привозил К., у которого был с собой длинный сверток, и Я. к какому-то дому, они отсутствовали 20 - 30 мин., после чего прибежали и сказали ему быстрее уезжать, до этого слышал, как Ф. рассказывал, что его родственник хранит дома деньги в столешнице. На следствии К.А. также показывал, что, вернувшись из дома, К. и Я. рассказали, что денег в доме не нашли, а когда появился хозяин дома, К. выстрелили в него из обреза ружья.

Из показаний на следствии Ф., уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с его розыском, видно, что он по просьбе К. передал тому обрез ружья 16-го калибра, который взял у Б., рассказывал К. и Я. о том, что его родственник П. хранит дома деньги в столешнице, когда узнал, что К. и Я. были застигнуты П. при попытке совершить кражу, и К. выстрелили в П. из обреза ружья, попросил К. вернуть обрез и затем отдал обрез Б.

Свидетель Б. подтвердил, что передавал Ф. обрез ружья 16-го калибра, который тот через несколько дней вернул, а впоследствии он выдал этот обрез работникам милиции.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшего П. наступила вследствие слепого огнестрельного дробового ранения, из трупа было изъято 5 металлических кусочков, напоминающих дробь.

Из протокола эксгумации трупа П. видно, что дополнительно извлечено 29 металлических предметов, напоминающих дробь.

Из заключения баллистической экспертизы следует, что выданный Б. обрез ружья изготовлен из ружья 16-го калибра, пригоден для производства выстрелов. Часть дробин, изъятых из трупа П. при производстве экспертизы и при эксгумации, имеют следы канала ствола указанного обреза, т.е. выстрелены из него.

При таких обстоятельствах, оценив приведенные и другие исследованные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности К. в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, в покушении на кражу имущества потерпевшего П. и в его убийстве.

Соглашаясь с такой оценкой суда, Судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалобы осужденного К. о том, что он стрелял в П. из обреза ружья 12-го калибра и его вина в причинении ему смерти не доказана.

Опровергаются материалами дела и доводы осужденных К., Г., Б. и И. о том, что они не совершали разбойного нападения на потерпевших В. и Ш.

Так, как видно из показаний на предварительном следствии осужденного И., Г. предложил совершить разбойное нападение на В., он же, постучав в дверь, попросил у В. лекарство. Когда В. открыла дверь, он, К., Б. и Г. вошли в квартиру, он, И., связал В. руки и втолкнул в ванную комнату, а остальные собирали вещи.

Осужденный Б. на предварительном следствии дал аналогичные показания о том, что нападение на В. предложил совершить Г., который попросил В. продать лекарство, а когда она открыла дверь, они все зашли в квартиру, повалив В. на пол, И. в ванной караулил В., а К. положил подушку на лицо спавшему мужчине, затем собрали вещи и скрылись. Вещи отвезли к А-вой, намереваясь в последующем их продать.

Осужденный К. на следствии признавал, что нападение на В. и Ш. было совершено им, Г., Б. и И.

Потерпевшая В. показала, что она открыла дверь квартиры, когда ее назвали по имени и попросили продать димедрол, после чего в квартиру ворвались несколько человек, ее сбили с ног, И. отвел ее в ванную комнату, где снял с нее сережки, связал руки, при этом у него из кармана выпал нож. Видела, как Б. выносил вещи, Г. видела стоявшим у двери, когда она ее открыла. Квартировавший у нее в то время Ш. рассказал, что его ударили по голове и накрыли подушкой.

Потерпевшая В. опознала И. как лицо, снявшее с нее золотые сережки и связавшее ей руки.

Из показаний потерпевшего Ш. видно, что один из нападавших положил ему на голову подушку, высказав при этом угрозу убийством, которую он воспринял реально, его кто-то стал удерживать, и он не мог встать, слышал, что когда В. попыталась позвать на помощь, ей пригрозили ударить молотком по голове. Когда нападавшие ушли, обнаружил В. в ванной комнате со связанными руками.

В квартире А-вой и у матери осужденного К. изъяты вещи, в которых В. опознала вещи, похищенные у нее при нападении.

Оценив приведенные и другие исследованные доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что вина осужденных К., Г., Б. и И. в разбойном нападении на потерпевших В. и Ш. доказана.

Соглашаясь с такой оценкой суда, Судебная коллегия находит несостоятельными доводы осужденного И. о том, что насилие к потерпевшей В. он применил из хулиганских побуждений, доводы осужденного К. о том, что им было совершено тайное похищение имущества В., а также доводы осужденных Б. и Г. об их непричастности к этому преступлению.

Установлена материалами дела вина Г., Б. и И. в краже имущества А-вых.

Так, как видно из показаний на предварительном следствии осужденного К.А., он, Г. и Б. с целью кражи взломали замок на гараже А-вых, И. в это время наблюдал за окружающей обстановкой. Из гаража похитили стоявшие там сумку с вещами, которые у него дома поделили.

Осужденный И. на предварительном следствии показывал, что кражу из гаража он совершил совместно с Б., Г., К.А. и Ф.

Ф. на предварительном следствии показал, что кражу из гаража предложил совершить Г. В краже участвовали он, И., Б., Г. и К.А., похитили 5 - 6 сумок с вещами, которые отвезли домой к К.А., где поделили похищенное.

Суд обоснованно признал показания на предварительном следствии осужденных К.А., И., а также показания Ф. достоверными, т.к. они подтверждаются другими материалами дела, и, в частности, протоколами изъятия похищенного по месту жительства К.А. и Ф., показаниями потерпевшей А-вой, опознавшей в изъятых вещах принадлежащее ей имущество, показаниями свидетеля А., данными протокола осмотра места происшествия, пришел к правильному выводу о виновности Г., Б. и И. в краже имущества А-вых, доводы жалоб указанных осужденных об оговоре со стороны К.А. и Ф. Судебная коллегия находит несостоятельными.

Судом проверялись доводы осужденного И. о том, что кражу имущества потерпевшей Н. он совершил один, а Г. на следствии оговорил в результате применения к нему недозволенных методов, но обоснованно были отвергнуты.

Вина И. и Г. в указанной краже, помимо показаний И. на следствии, подтверждается показаниями потерпевшей Н. и свидетеля Н., протоколами изъятия похищенных вещей, в том числе, у сожительницы Г., протоколами опознания изъятого имущества потерпевшей Н.

Несостоятельны доводы жалобы осужденного Г. о необоснованном осуждении за кражу имущества Ш-ва, разбойное нападение на Ш-ва и Л., за незаконное приобретение и ношение холодного оружия.

Как видно из показаний на предварительном следствии потерпевшего Ш-ва, оглашенных судом в соответствии с нормами закона, Г. и Ш. пришли к Л. договориться об обмене спиртного на продукты питания, когда они уходили, он обратил внимание, что на Г. надеты две куртки, после их ухода обнаружил пропажу своей куртки. Когда они пришли во второй раз, Г., угрожая ему ножом, потребовал дать ему картошку, он достал из-под пола 8 кг картошки и передал Г., а Л. в это время убежала. Г. забрал и другие продукты, спиртное не оставил и ушел.

Потерпевшая Л. показала, что Г. и Ш. договорились с ней об обмене спиртного на продукты питания, когда вернулись со спиртным, стали складывать банки, Г. стал возмущаться, почему не дали картошки, достал нож, замахнулся им на Ш-ва, угрожал ему и заставил лезть в подпол за картошкой, а она, испугавшись, убежала.

Из показаний свидетеля Ш. на предварительном следствии видно, что при первом посещении Л. Г. похитил куртку, а когда они во второй раз пошли к Л., чтобы обменять спиртное, Г. взял с собой нож, который достал, когда они пришли к Л., приказал дать им продукты, забрав продукты, они ушли.

Показания потерпевших Л. и Ш-ва, свидетеля Ш. последовательны и непротиворечивы, считать, что они оговорили Г., никаких оснований не имеется, доводы жалобы осужденного Г. в этой части не могут быть признаны состоятельными.

Кроме того, вина Г. подтверждается протоколом изъятия похищенной куртки и продуктов питания, ножа, который согласно заключению криминалистической экспертизы является охотничьим ножом и относится к категории холодного оружия.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал Г. виновным в краже имущества Ш-ва, в разбойном нападении на Ш-ва и Л., в незаконном приобретении и ношении холодного оружия.

Доводы осужденного Г. о нарушении в суде его права на защиту, не могут быть признаны состоятельными, поскольку из протокола судебного заседания видно, что его отказ от адвоката не был связан с тем, что этот же адвокат представлял интересы подсудимого Я.

Действия осужденных К., Г., Б. и И. судом квалифицированы правильно.

При назначении осужденным наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ими, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, данные о личности, назначил каждому справедливое наказание, оснований для смягчения которого Судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, приговор в части осуждения Г. по ч. 4 ст. 222 УК РФ подлежит отмене, а дело - прекращению, поскольку, как установлено приговором, это преступление было окончено 27 января 2001 года, к настоящему времени сроки давности привлечения к уголовной ответственности за это преступление истекли.

Из приговора от 28 октября 1998 года в отношении Г. видно, что стоимость похищенного им превышала пятикратный размер минимальной оплаты труда, т.е. совершенное им деяние не декриминализировано, поэтому суд обоснованно усмотрел в его действиях особо опасный рецидив преступлений и отбывание лишения свободы назначил в исправительной колонии особого режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 20 мая 2002 года в части осуждения Г. по ч. 4 ст. 222 УК РФ отменить и дело прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Г. 9 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор в отношении Г. и этот же приговор в отношении К., И. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"