||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2003 г. N 52-о02-5

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Глазуновой Л.И., Саввич Ю.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 6 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Е. и И., адвокатов Фроловой Е.А. и Медведевой Л.В., кассационному протесу прокурора на приговор Верховного Суда Республики Алтай от 31 января 2002 года, которым

Е., <...>, русский, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы,

по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

И., <...>, русский, ранее судимый,

- 5 апреля 1996 года по ст. ст. 208 ч. 1, 15, 144 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам 1 месяцу лишения свободы, освобожден 22 августа 1998 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ оба оправданы за недоказанностью их участия в совершении преступления.

С.Р., <...>, татарин, ранее не судимый,

осужден по ст. 116 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства,

по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 4 года 1 месяц лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

В отношении С.Р. приговор кассационном порядке не обжалован, дело о нем рассматривается в порядке ст. 6 УПК РФ.

Постановлено взыскать с Е. и И. с каждого в пользу Г. и Г.А. по 15000 руб. каждому в качестве компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление прокурора Филимонова А.И., не поддержавшего протест и просившего приговор оставить без изменения, объяснения адвоката Бочановой Е.А., просившей отменить обвинительный приговор по изложенным в кассационных жалобах основаниям, Судебная коллегия,

 

установила:

 

Е. и И. осуждены за убийство Г.П. 1968 года рождения, совершенное на почве возникших неприязненных отношений, Е., кроме того, за совершение хулиганства.

С.Р. осужден за причинение побоев Г.П. и совершение злостного хулиганства с применением огнестрельного оружия.

Преступление совершено 7 и 8 ноября 2000 года в с. Усть-Кан (хулиганство) и с. Усть-Сема (убийство) республики Алтай при установленных судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании Е. и И. свою вину в убийстве Г.П. не признали.

В кассационном протесте государственный обвинитель просит приговор в отношении осужденных Е. и И. отменить и дело направить на новое рассмотрение. Основанием к этому указывается, что суд необоснованно принял решение об оправдании их за похищение человека, и необоснованно исключил из обвинения квалифицирующий признак их действий "убийство, сопряженное с похищением человека". Кроме того, неправильно переквалифицировал действия Е. со ст. 213 ч. 3 УК РФ на ч. 1 этой статьи. По мнению прокурора, вина Е. и И. в похищении Г.П. доказана, вывод суда об отсутствии доказательств их вины не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Приговор постановлен с нарушением закона, вывод суда об отсутствии в действиях Е. квалифицирующих признаков состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 213 УК РФ является ошибочным.

В возражениях на кассационный протест адвокаты Медведева Л.В. и Фролова Е.А. находят приговор суда в части оправдания И. и Е. по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ правильным, просят оставить его без изменения.

Не соглашаясь с протестом, просят оставить приговор в этой части без изменения и осужденные Е. и И.

В кассационных жалобах:

Адвокат Медведева Л.В. в защиту интересов осужденного И. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Она указывает, что доводы ее подзащитного в той части, что он не причастен к исчезновению потерпевшего, не опровергнуты. В основу приговору положены противоречивые показания С. на предварительном следствии, которые не подтверждаются другими доказательствами. Выяснить противоречия в его показаниях не представилось возможным, так как в судебном заседании он не допрошен. Показания С.Р. не могут быть положены в основу обвинительного приговора, поскольку на него оказывалось психологическое давление со стороны оперативных работников, а показания В. не уличают И. в совершении преступления. Других доказательств вины ее подзащитного в убийстве потерпевшего в материалах дела не имеется, вывод суда о причине его смерти является предположительным.

Осужденный И., не соглашаясь с приговором и не приводя каких-либо доводов, находит его незаконным и необоснованным.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что к преступлению, за которое осужден, не причастен. Положенные в основу приговора доказательства являются противоречивыми и недопустимыми, поскольку добыты с нарушением закона. Неполнота и необъективность предварительного и судебного следствия привели к постановлению незаконного приговора. Просит отменить приговор и дело производством прекратить.

Адвокат Фролова Е.А. в защиту интересов осужденного Е. считает, что ее подзащитный должен быть оправдан. По мнению адвоката, приговор постановлен необъективно, без учета тех доказательств и обстоятельств, которые были установлены в ходе судебного следствия. Вина осужденного в убийстве Г.П. не доказана, положенные в основу приговора доказательства, добыты с нарушением закона. Ее подзащитный не признал своей вины и пояснил, что к убийству Г.П. не причастен. Данное утверждение, по ее мнению, не опровергнуто. Кроме того, она считает, что не установлен мотив совершенного преступления. Приговор постановлен на показаниях С.Р., С. и В., которые не были очевидцами совершенного преступления, более того, показания С.Р. и С. не могут быть признаны допустимым доказательствами по делу, так как добыты с нарушением закона. Учитывая, что все возникшие версии исчезновения Г.П. не проверены, имеющиеся противоречия по делу не выяснены и не оценены, она просит отменить приговор по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, а по ст. 213 ч. 1 УК РФ назначить условное наказание. В связи с отменой приговора по ст. 105 УК РФ, она просит отменить судебное решение и в части взыскания гражданского иска в пользу потерпевших.

Осужденный Е., не соглашаясь с приговором в части осуждения за убийство Г.П., указывает, что С.Р. оговаривает его, показания данного лица противоречивы и добыты с нарушением закона.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что останки трупа Г.П. не обнаружены, выводы суда о причине смерти являются предположительными, каких-либо следов, подтверждающих его причастность к преступлению, не найдено. Показания С. не могут служить доказательством по делу, поскольку они противоречивы и непоследовательны, противоречия не выяснены и не оценены. Показания С.Р. даны под психологическим воздействием со стороны оперативных работников. Не установлен и мотив совершения преступления. Просит приговор в части осуждения за убийство Г.П. отменить и дело прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и протеста, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Признавая вину осужденных в убийстве Г.П. доказанной суд в основу приговора положил показания С.Р. и С.

Оба они, допрошенные на предварительном следствии, а С.Р. - и в судебном заседании, подтвердили, что по пути следования в г. Бийск, в одном из населенных пунктов во время их отсутствия в машине, И. и Е. задушили Г.П. О том, что Г.П. был задушен, они узнали от Е. и И., видели в машине труп потерпевшего. С., кроме того, пояснил, что, отчленив голову, труп Г.П., они сбросили в реку Бия.

Признавая их показания достоверными, суд тщательно выяснил взаимоотношения между ними и осужденными, пришел к выводу, что оснований оговаривать Е. и И. у С.Р. и С. не имелось, кроме того, их показания нашли свое подтверждение при проверке других материалов дела.

Из материалов дела установлено, что 8 ноября 2000 года Г.П. уехал на машине совместно с Е. и Н.И., (этого не отрицают и осужденные), и домой не возвратился.

Рассказывая об обстоятельствах совершения преступления, С.Р. и С. пояснили, что в с. Усть-Сема, где произошло убийство Г.П., Е. и И. сказали, что находившейся с ними В. нужно дать денег на дорогу, чтобы она ничего не знала, и домой добиралась на попутном транспорте.

Следует отметить, что показания С.Р. и С. об обстоятельствах убийства Г.П. и сокрытия трупа, являются последовательными.

Наблюдающиеся в их показаниях уточнения и дополнения не влияют ни на доказанность вины осужденных в совершении преступления, ни на квалификацию их действий.

Свидетель В. пояснила, что действительно она была с осужденными и потерпевшим в машине. Когда они остановились в с. Усть-Сема и стояли у кафе, она видела, что в машине происходит какая-то борьба. Затем С. дал ей сто рублей денег и сказал, чтобы она добиралась до дому самостоятельно, и они все, кроме нее, уехали.

Е. и И., отрицая причастность к лишению жизни Г.П., не отрицали, что В. от с. Усть-Сема уехала на другом транспорте.

Кроме того, С.Р. пояснил, что после происшедшего он заметил, что чехлы в машине были заменены.

С. пояснил, что по указанию И. они подъехали к дому К., у которого взяли топор, затем приехали на мост реки Бия, где Е. попросил у него нож, как он понял, они отчленили голову, привязали к трупу груз и сбросили в реку. Сбросили в реку и топор с ножом.

Свидетель К. на предварительном следствии пояснил, что действительно осенью 2000 года ночью давал топор И. и не помнит, возвратил ли он ему его.

Кроме того, С. пояснил, что голову они увезли в другое место, где Е. и И. облили бензином и сожгли. Е. снял с сидений машины чехлы и тоже бросил в огонь.

При осмотре машины в период расследования дела было установлено, что чехлы в машине действительно были заменены, что подтверждает показания С.Р. и С. в этой части.

В период расследования дела были приняты меры к обнаружению трупа потерпевшего, однако, даже останков найдено не было.

Свидетели В., Б. и С. пояснили, что они, как водолазы, в октябре 2001 года (по истечении 11 месяцев) принимали участие в поисках трупа Г.П. На исследованном участке реки было очень сильное течение, и для работы под водой были использованы водолазные и дополнительные грузы. Труп в реке обнаружен не был. Они считают, что из-за сильного течения реки в данном месте и значительного весеннего паводка его могло унести на неопределенное расстояние. Вместе с тем, на дне реки был обнаружен складной нож китайского производства, который они передали следственным органам.

Данный нож был предъявлен для опознания С., который опознал его и пояснил, что именно этот нож он передал Е. 8 ноября 2000 года.

Правильно, по мнению Судебной коллегии, установлен и мотив совершения преступления.

Из материалов дела усматривается, что после исчезновения Г.П., органам следствия не были известны обстоятельства его исчезновения, однако, допрошенные односельчане С., П., Ф. и другие, пояснили, что во время "визита бийских парней" Г.П. был избит, в связи с чем обратился с просьбой заступиться за него. По его просьбе они пришли к нему в дом и избили Е. и С.Р.

Оспаривая мотив совершения преступления, Е. не отрицал, что действительно был избит деревенскими парнями.

С.Р. и С., рассказывая о мотиве убийства, также пояснили, что Е. и И. в пути следования поссорились с Г.П., упрекали его в том, что он поступил неправильно, не расплатившись за долги, позвал парней, которые их избили.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины Е. и И. в убийстве Г.П. и квалификацией их действий, Судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным содеянному и данным о личности каждого.

Доводы протеста в той части, что суд необоснованно оправдал Е. и И. по ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ, являются необоснованными.

В соответствии с действующим законодательством, под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующим удержанием в другом месте.

Материалами дела установлено, что Г.П. в машину сел добровольно, в пути следования он был убит.

Данные о том, что Е. и И. намеревались его куда-то переместить и удерживать, в материалах дела отсутствуют.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу, что в действиях Е. и И. отсутствует состав преступления, предусматривающий уголовную ответственность за похищение человека, и правильно постановил в этой части оправдательный приговор.

Не находит Судебная коллегия оснований к отмене приговора из-за неправильной, по мнению государственного обвинителя, переквалификации действий Е. со ст. 213 ч. 3 УК РФ на ст. 213 ч. 1 УК РФ.

На основании исследованных в судебном заседании доказательств суд пришел к выводу, что в результате его выстрелов, реальной угрозы для жизни и здоровья граждан не существовало, не высказывал он при производстве выстрелов и словесных угроз.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован и, по мнению Судебной коллегии, является правильным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденных на защиту, по материалам дела не установлено.

Показания С., данные в период расследования дела, судом оглашены с соблюдением закона.

Вместе с тем, приговор в части осуждения Е. по ст. 213 ч. 1 УК РФ и С.Р. - по ст. 116 УК РФ подлежит отмене, а дело - прекращению производством в связи с истечением сроков давности.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Алтай от 31 января 2002 года в отношении Е. в части осуждения по ст. 213 ч. 1 УК РФ, и С.Р. в части осуждения по ст. 116 УК РФ отменить и дело производством прекратить в соответствии со ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ в связи с истечением сроков давности.

Исключить из приговора указание суда о назначении им наказания по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ и считать осужденными: Е. - по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, С.Р. - по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

В остальной части приговор в отношении Е., С.Р., а также И. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора, кассационные жалобы Е., И., Медведевой Л.В. и Фроловой Е.А., - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"