||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2003 г. N 21-о02-35

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Ермилова В.М., Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании 6 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденного Б.А., адвоката Харадуровой С.А. и представление государственного обвинителя Б.В.В. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 23 октября 2002 года, которым

Б.В., <...>, несудимый -

осужден по ст. 316 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Б.В. оправдан по ст. ст. 222 ч. 3, 209 ч. 1, 126 ч. 3 п. "а", 166 ч. 4, 161 ч. 3 п. "а" УК РФ;

Б.А., <...>, несудимый -

осужден по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б.А. оправдан по ст. ст. 222 ч. 3, 209 ч. 2, 161 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Постановлением судьи Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 6 декабря 2002 года Б.В. и Б.А. срок содержания под стражей продлен на 2 месяца, то есть до 7 февраля 2003 года.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М. и выступление прокурора Хорлиной И.О., поддержавшей кассационное представление в части отмены приговора в части оправдания Б.В. по ст. 126 ч. 3 п. "а" УК РФ, Судебная коллегия

 

установила:

 

Б.А. признан виновным в похищении человека, в неправомерном завладении автомобилем, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, а также в убийстве, совершенном из корыстных побуждений.

Б.В. признан виновным в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления.

Преступления совершены в мае 1999 года - декабре 2000 года в Кабардино-Балкарской Республике при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Б.А. и Б.В. вину не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Б.А. не согласен с приговором, считает его незаконным и необоснованным. Полагает, что суд не учел его показания в ходе судебного заседания о том, что он не участвовал в похищении человека и не убивал Ш. Свои показания на предварительном следствии объясняет тем, что к нему применялись недозволенные методы следствия и его заставили оговорить себя. Утверждает, что к похищению человека он не причастен, а что касается убийства Ш., то тот погиб от случайного выстрела, когда он пытался отобрать у него пистолет. Просит отменить приговор в части его осуждения по ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з", 126 ч. 4 УК РФ, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. "з" на ст. 109 ч. 1 УК РФ, и назначить ему наказание не связанное с лишением свободы;

адвокат Харадурова в защиту осужденного Б.А. считает, что приговор является незаконным. Указывает, что суд, обосновывая приговор, взял за основу противоречивые показания Б.А. на предварительном следствии. По ее мнению, вывод суда о том, что показания Б.А. о применении к нему недозволенных методов следствия являются необоснованными, необъективный. Полагает, что вина Б.А. в похищении человека не доказана. Считает, что доказательства по делу дают основание утверждать о достоверности показаний Б.А. о том, что Ш. был убит случайным выстрелом, который произошел в ходе борьбы при отборе у Ш. пистолета. Из этого следует вывод, что имело место не умышленное лишение жизни Ш. Полагает, что действия Б.А. охватываются признаками ст. 109 УК РФ, по которой он и должен нести ответственность. Просит приговор в отношении Б.А. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационном представлении государственный обвинитель находит приговор не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, вынесенным с нарушением уголовно-процессуального закона и несправедливым ввиду чрезмерной мягкости назначенного Б.В. наказания. Полагает, что выводы суда о невиновности Б.В. в похищении Д., в организации убийства Ш. и в незаконном приобретении, ношении и хранении огнестрельного оружия по эпизоду убийства Ш. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Также полагает, что из обвинения Б.А. необоснованно был исключен п. "г" ч. 2 ст. 126 УК РФ. Кроме того, считает, что при вынесении приговора суд нарушил требования ст. 306 УПК РФ и ст. 58 УК РФ, не мотивировав в резолютивной части приговора основания оправдания Б.В. и Б.А. и не оговорив в описательно-мотивировочной части приговора вид режима исправительной колонии, назначенной для отбывания наказания Б.В. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражении на кассационное представление адвокат Гегиев считает, что доводы, изложенные в представлении в отношении осужденного Б.В., являются несостоятельными. Просит оставить представление без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, представлении и возражении на него, Судебная коллегия находит жалобы и представление не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины осужденных Б.В. и Б.А. в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, непосредственно, полно и объективно исследованных в судебном заседании, которыми опровергаются как доводы жалоб в защиту осужденного Б.А., так и представления государственного обвинителя.

Из показаний осужденного Б.А. на предварительном следствии усматривается, что он участвовал в похищении иностранного гражданина - сотрудника МККК на Северном Кавказе в мае 1999 года. Участвовать в похищении ему предложил Ш., который сообщил, что доля каждого участника от выкупа похищенного составит 9000 долларов. Ш. же участвовать предложил Г. Он же вел переговоры с лицами, которые должны были после похищения иностранца получить и выплатить деньги за его похищение. 15 мая 1999 года он, Ш. и Г. осуществили похищение сотрудника МККК. При этом Ш. с пистолетом с глушителем подошел к иностранцу, а Г. с пистолетом подошел к переводчице сзади. Подавив их волю, они усадили их на заднее сиденье автомашины, на которой приехал потерпевший. С похищенными людьми сзади сел Ш., он сам сел за руль, а Г. сел на переднее сиденье автомашины. Далее Б.А. подробно пояснил, куда увезли похищенных людей и другие обстоятельства совершенных преступлений, в том числе убийства им Ш.

В связи с тем, что Б.А. изменял свои показания на предварительном следствии, изменил их и в судебном заседании, объясняя тем, что на предварительном следствии к нему применялись недозволенные методы следствия, суд тщательно проверил его доводы. Проанализировав показания Б.А. на предварительном следствии и в судебном заседании, суд обоснованно признал, что заявление Б.А. о применении к нему недозволенных методов следствия является необоснованным. Суд признал достоверными лишь те показания Б.А., которые объективно подтверждаются доказательствами по делу, что соответствует требованиям закона.

Так, показания Б.А. об обстоятельствах похищения потерпевших, изложенные выше, подтверждают показания свидетелей Т. и Э., которые были очевидцами совершенного преступления. В частности из их показаний усматривается, что они видели как один парень, у которого в руке был пистолет с глушителем, подошел к мужчине 50 - 55-летнего возраста. Второй парень без пистолета двигался к машине так, что хотел сесть за руль. Сзади автомашины "Тойота" стояла женщина высокого роста, возле нее мужчина среднего роста.

Эти обстоятельства подтвердила и потерпевшая Б., пояснив, что при похищении к ней подошел мужчина ниже ее ростом, который приставил ей в правый бок пистолет. Ее и Д. посадили на заднее сиденье автомашины, слева сел человек с пистолетом с глушителем, на переднее сиденье сел человек с пистолетом без глушителя, а третий преступник сел за руль.

Потерпевшая Б. подтвердила показания Б.А. и в остальной части. В частности, что Ш. сказал, что это ограбление, как и чем ее связали, и что перед этим спросили, есть ли у нее деньги и забрали из кошелька 200 - 300 рублей, что оборвали рацию.

Показания Б.А. о том, что похищенный ими иностранец, со слов переводчицы Б., был гражданином Новой Зеландии, бразильцем, так же подтверждаются показаниями потерпевшей, как и описание Б.А. маршрута движения в Тызыльское ущелье, что они пересели в автомашину ВАЗ-2106.

Из протокола осмотра места происшествия в Тызыльском ущелье видно, что местонахождение хижины указал сам Б.А.

В своих показаниях Б.А. подробно описал внешность похищенного Д. и опознал его среди других по фотокарточке.

Вина Б.А. в похищении человека и в неправомерном завладении автомобилем подтверждается и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

Вина Б.А. в убийстве Ш., совершенном 23 ноября 2000 года установлена показаниями осужденного Б.В., свидетеля Б.К., потерпевшей Ш-вой, протоколом осмотра, заключением экспертиз и другими доказательствами.

Показания Б.А., что Ш. был убит случайным выстрелом, когда он отбирал у него пистолет, опровергаются показаниями осужденного Б.В., пояснившего, что когда они находились в машине Б.К., при этом Б.А. сидел сзади Ш., Б.А. выстрелил из пистолета в Ш. Потом они перегрузили труп Ш. в багажник автомашины Б.А.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы Ш. причинено сквозное пулевое ранение головы с разрушением вещества головного мозга с кровоизлиянием под оболочки и в ткань головного мозга с повреждением костей основания черепа, и состоит в прямой причинной связи с наступившей смертью. Выстрел произведен с близкой дистанции. Входное отверстие расположено под мочкой правой ушной раковины, а выходное - в левой затылочной области.

Суд сделал обоснованный вывод, что заключение экспертизы подтверждает показания Б.А. в той части, что Ш. сидел на переднем сиденье машины, а он на заднем сиденье справа за Ш., и с этого положения произвел выстрел в голову потерпевшего.

Из показаний свидетеля Б.К. усматривается, что от сына Б.А.К. ему стало известно, что 23 ноября 2000 года сын на автомашине ВАЗ-2107 поехал с Ш. в район "Кооператор", где встретились с двумя парнями. Одного из них кличка то ли "Грант", то ли "Прант", а второго зовут Б.В., и он ездит на красном джипе. Ш. о чем-то с ними разговаривал, потом он стал очевидцем убийства Ш. У одного из этих парней он видел пистолет с глушителем. Больше подробностей ему сын не рассказывал, и с этого дня скрылся, опасаясь за свою жизнь. Сын еще сказал, что Ш. ездил забирать долг.

Приговор в части признания Б.В. виновным в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления, Б.В. и его защитником не обжалован.

Что касается доводов кассационного представления о том, что Б.В. назначено чрезмерно мягкое наказание, и что выводы суда о невиновности Б.В. в похищении человека, в организации убийства Ш. и в незаконном приобретении, ношении и хранении огнестрельного оружия не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, то с ними нельзя согласиться.

Допрошенный на предварительном следствии и в судебном заседании Б.В. вину в совершении указанных преступлений не признал.

Все доказательства, на которые органы следствия сослались как на доказательства, подтверждающие вину Б.В., на которые указывается и в кассационном представлении, судом тщательно исследованы.

Противоречивые показания осужденного Б.А. о причастности Б.В. к совершенным преступлениям, суд обоснованно поставил под сомнение, поскольку они не подтверждаются другими доказательствами по делу.

Суд правильно указал в приговоре, что в судебном заседании установлено, что похищение Д. было совершено Б.А. и двумя другими лицами.

Ни потерпевшая Б., ни свидетели Тугушев и Эфендиев не подтвердили участие Б.В. в совершенном преступлении.

Не подтверждается это и другими доказательствами, за исключением противоречивых показаний Б.А., то утверждавшего о причастности Б.В. к похищению, то отрицавшего.

Обоснованно суд указал в приговоре и на то, что по делу не добыто доказательств, подтверждающих, что убийство Ш. организовал Б.В., и что последний приобрел, носил и хранил огнестрельное оружие.

Выводы суда обоснованы соответствующим анализом доказательств по этим эпизодам обвинения.

Каких-либо других доказательств в кассационном представлении не указывается.

Также ни на чем не основано утверждение государственного обвинителя в кассационном представлении о том, что суд необоснованно исключил из обвинения Б.А. п. "г" ч. 2 ст. 126 УК РФ, то есть, похищение человека, совершенное с применением оружия.

Сам государственный обвинитель в судебном заседании считал, что не доказано наличие огнестрельного оружия у похитителей.

Проанализировав и оценив доказательства в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство с точки зрения достоверности, а все имеющиеся в деле доказательства в совокупности, суд обоснованно признал Б.А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з", 166 ч. 4, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, Б.В. - ст. 316 УК РФ, и правильно квалифицировал их преступные действия.

Ставить под сомнение правильность оценки доказательств по делу и применение уголовного закона судом первой инстанции, оснований не имеется.

Исходя из изложенного, Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб в защиту осужденного Б.А. и кассационного представления об отмене приговора, поскольку они являются неосновательными.

Из материалов дела видно, что ни органами следствия, ни судом не допущено каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Ссылка в кассационном представлении на то, что суд не указал в резолютивной части приговора основания оправдания Б.В. и Б.А., не является существенным нарушением закона, влекущим отмену приговора, поскольку эти основания указаны в описательно-мотивировочной части приговора.

Не имеется и других оснований для отмены приговора. Б.В. по ст. 316 УК РФ назначено максимальное наказание. Вид исправительной колонии, назначенной судом для отбывания наказания Б.В., соответствует требованиям ст. 58 УК РФ.

Наказание осужденному Б.А. назначено с учетом требований ст. 60 УК РФ и соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных им преступлений, личности виновного и обстоятельствам дела.

Постановление судьи о продлении осужденным срока содержания под стражей, на том основании, что срок содержания Б.В. истекает, а приговор не вступил в законную силу, подлежит отмене, поскольку законом не предусмотрено продление срока содержания осужденного под стражей постановлением судьи после вынесения приговора.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 23 октября 2002 года в отношении Б.В. и Б.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без удовлетворения.

Постановление судьи Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 6 декабря 2002 года о продлении срока содержания под стражей Б.В. и Б.А. отменить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"