||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2003 г. N 84-о02-24

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Каримова М.А.,

судей - Куменкова А.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 6 февраля 2003 года кассационную жалобу осужденного Ц. на приговор Новгородского областного суда от 10 июля 2002 года, которым

Ц., <...>, русский, со средним образованием, холостой, наработавший, несудимый,

осужден к лишению свободы: по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на четырнадцать лет, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на одиннадцать лет с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 222 УК РФ на два года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Ц. назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Ц. признан виновным и осужден за незаконные приобретение, хранение, перевозку, ношение и передачу огнестрельного оружия, за разбойное нападение в отношении И.И.А. с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, совершенное 6 мая 1997 года в городе Пестово Новгородской области при указанных в приговоре обстоятельствах, а также за убийство И.И.А., сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснение осужденного Ц., поддержавшего кассационную жалобу, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе осужденный Ц. указывает, что с приговором он не согласен. В ходе судебного разбирательства его показания во внимание не приняты, как оставлены без внимания и показания свидетеля Б.В., который заявил, что в ходе следствия на него со стороны правоохранительных органов оказывалось давление. Его (Ц.) показания о том, что на него во время следствия оказывалось психологическое давление со стороны правоохранительных органов, в связи с чем он без адвоката дал показания, судьей оценены неверно, ибо он "не пытался от ответственности уходить, так как признал себя виновным и искренне раскаялся в содеянном".

В возражениях на жалобу осужденного государственный обвинитель Крылова А.С. указанные в ней доводы находит необоснованными, считает необходимым приговор оставить без изменения, а жалобу Ц. - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия считает, что вина Ц. в содеянном им подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, сам осужденный Ц. пояснил в судебном заседании, что в феврале - марте 1997 года на улице города Санкт-Петербурга он нашел револьвер "Таурус" с 12 патронами. Револьвер и патроны он на поезде привез в г. Пестово Новгородской области, где хранил дома по месту своего жительства. Имея револьвер и патроны к нему, планировал совершить на кого-нибудь разбойное нападение. Решил это сделать в отношении предпринимателя И.И.И. В ночь на 6 мая 1997 года он с Б.В. употреблял спиртные напитки. Под утро предложил Б.В. участвовать с ним в ограблении, но тот отказался. Тогда он (Ц.) взял револьвер с патронами и поехал на велосипеде к дому И.И.И. Увидел у дома машину последнего. Укрылся в рядом стоящем доме; уснул там. Когда проснулся, автомашины И.И.И. у дома не было. Понял, что И.И.И. из дома ушел. Он (Ц.) зашел в подъезд дома И.И.И., одел маску-шапочку с прорезями для глаз, достал револьвер и позвонил в квартиру, где жил И.И.И., предполагая, что жена последнего дома. Знал, что револьвер полностью заряжен. Дверь квартиры ему открыла потерпевшая И.И.А. Он наставил на нее револьвер, потребовал деньги. Она попятилась. Он закрыл входную дверь. Спросил, кто еще находится в квартире. Та ответила, что в комнате - ребенок. Он заглянул в комнату, увидел спящего в кроватке ребенка, закрыл дверь той комнаты. Он и И.И.А. переместились в большую комнату - зал, поскольку потерпевшая отступала от него задом. Он вновь потребовал от нее деньги. Она сказала, что денег в квартире нет. Отодвинула ящик компьютерного стола, немного склонившись вперед. Подумав, что она намерена оттуда что-то достать, испугался и произвел из револьвера в нее выстрелы. И.И.А. упала. После этого он как "отключился", покинул квартиру, очнулся у себя дома. Осмотрев револьвер, понял, что в квартире потерпевшей произвел четыре выстрела. Револьвер он спрятал, гильзы выбросил, шапку-маску сжег. На следующие день уехал в город Санкт-Петербург, а когда вернулся в Пестово, Б.В. ему сообщил, что убита И.И.А. Тогда он сказал Б.В., что это сделал он (Ц.).

Указал в суде, что к нападению на квартиру И. он (Ц.) готовился, хотел завладеть деньгами. Когда служил в пограничных войсках, обращался с оружием. В декабре 2001 года Б.В. собирался забить поросенка, для чего он передал тому револьвер, который с того времени хранился у Б.В.

Изложенные показания осужденного подтверждаются другими фактическими данными по делу.

Свидетель Б.В. показал в судебном заседании, что с Ц. у него были дружеские отношения. Весной 1997 года Ц. сказал, что у него имеется оружие, показал ему револьвер. У них были разговоры о завладении чужими деньгами. 5 мая 1997 года Ц. пригласил его к себе домой; в ночь на 6 мая он с ним употреблял спиртные напитки. Ц. предложил ему совершить нападение на квартиру И., использовать при этом револьвер, шапку-маску. Он (Б.В.) испугался, от предложения Ц. пойти на преступление отказался. Однако Ц. сел на велосипед и уехал. В тот же день он (Б.В.) узнал об убийстве жены предпринимателя И.И.И. Через несколько дней встретил Ц. Последний сказал, что И.И.А. убил он, говорил, что произвел в нее несколько выстрелов. В декабре 2001 года Ц. передал ему револьвер, чтобы забить поросенка. С того времени револьвер хранился у него (Б.В.), а 23 февраля 2002 года он отдал его на хранение А.

Указал, что Ц. направлялся на квартиру И. с целью ограбления потерпевших.

Свидетель Б.С. показала в суде, что в декабре 2001 года они собирались забить свинью. Муж ее пригласил Ц., который принес к ним в квартиру револьвер с патронами. Она видела это оружие. До февраля 2001 года револьвер хранился у них, а потом муж отдал его А. Ц. говорил, что револьвер принадлежит ему.

Свидетель М. пояснил в судебном заседании, что утром 6 мая 1997 года он узнал об убийстве жены И.И.И. Он (М.) дружил с Б.В. Последний ему рассказал, что И.И.А. убил Ц. из револьвера. 23 февраля 2002 года к нему приехал Б.В. и попросил его взять на хранение револьвер, показал ему это оружие. Хранить у себя револьвер он не стал, отказал Б.В. в этой просьбе.

Свидетель А. пояснил в суде, что утром 23 февраля 2002 года к нему приехал Б.В., принес завернутый в бумагу револьвер, просил сохранить его до вечера. Это оружие он (А.) оставил у себя. Вечером он пошел с этим оружием в центр города. Ближе к ночи один парень взял у него этот пистолет и выстрелил. После этого в числе других он (А.) был задержан работниками милиции.

Из протокола выемки от 24 февраля 2002 года видно, что С.С. был выдан револьвер с деревянной ручкой N L 1671277. С.С. пояснил, что этот револьвер был найден им при выезде на место происшествия в кафе-бар по улице Транспортной г. Пестово.

По заключению судебно-баллистической экспертизы данный револьвер является огнестрельным оружием-револьвером Таурус калибра "38 спешил" бразильского производства, он был исправен и пригоден к стрельбе.

Вина Ц. подтверждена данными, отраженными в протоколе осмотра места происшествия - квартиры <...>, изложенными в приговоре.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у И.И.А., 1967 года рождения были выявлен три огнестрельных пулевых сквозных ранения - два в левой височной области и одно на левой щеке. Входные пулевые отверстия располагались в височной области слева в 1,7 и в 2,3 см от наружного края орбиты, на щеке в 3 см. от ушной раковины. Выходными отверстиями являлись раны в теменной области справа в 3,3 и в 5 см от ушной раковины и рана в области мочки ушной раковины.

Выстрелы были произведены из огнестрельного оружия, патроны которого были снаряжены пулями, имеющими оболочку из желтого металла и диаметр не менее 0,6 см.

Причиной смерти И.И.А. явились три огнестрельных пулевых сквозных ранения головы с множественными оскольчатыми переломами костей свода и основания черепа, костей лицевого скелета, обширными разрушениями лобных долей вещества головного мозга.

Данные повреждения по признаку опасности для жизни являются причинившими тяжкий вред здоровью потерпевшей.

Потерпевший И.И.И. пояснил в судебном заседании, что 6 мая 1997 года, около 9 часов 30 минут он вышел из дома и на машине уехал на работу. Дома у него оставалась жена с ребенком. Около 10 часов он звонил по телефону на квартиру, однако трубку никто не брал. Около 11 часов ему сообщили, что в его квартире стреляли. Он прибыл домой. Там была уже его мать, которая сообщила о смерти его жены, сказала, что дочь жива.

Свидетель И.Л.Г. показала в суде, что примерно в 10 часов 6 мая 1997 года она подошла к квартире своего сына - И.И.И., постучала в дверь. Обнаружила дверь открытой. Зашла в квартиру. Увидела жену сына лежащей на полу с повреждениями на голове. Она была мертвой. Побежала к соседям, просила вызвать милицию, "скорую". Вернулась в квартиру. В детской комнате в кроватке лежал ребенок, занялась им. Около 11 часов домой приехал сын.

Показания И.Л.Г. соответствуют пояснениям свидетеля С.Е.

Заключениями судебно-баллистических экспертиз установлено, что пули, изъятые с места преступления, одна пуля, обнаруженная и изъятая при вскрытии трупа, были выстрелены из револьвера "Таурус" N L 1671277.

Оценив доказательства по делу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ц. в незаконных приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия - револьвера "Таурус", в совершении разбойного нападения на И.И.А. с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, в умышленном причинении смерти И.И.А., сопряженном с разбоем.

Действия Ц. по п. "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 222 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно. Положенные в основу обвинения осужденного доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает. Данных, свидетельствующих о незаконных методах ведения следствия, по делу не установлено. Всем доказательствам по делу в их совокупности при постановлении приговора дана верная юридическая оценка. Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права осужденного на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

На предварительном следствии предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, право на защиту, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации Ц. разъяснялись, что он удостоверял своею подписью. В ходе следствия он реально был обеспечен защитой в лице адвоката; в качестве подозреваемого, обвиняемого он допрашивался, другие следственные действия с ним, в том числе выполнение требований ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР, проводились с участием и совместно с его защитником.

Доказательствами по делу установлено, что соответствующего разрешения на приобретение, хранение, перевозку, ношение и передачу огнестрельного оружия Ц. не имел. Как владелец оружия на учете в Пестовском РОВД он не состоял.

Сам Ц. признал в суде, что он вооружился огнестрельным оружием и направился на квартиру И. с целью завладения деньгами. Одел на лицо маску. Приведенные в приговоре доказательства позволили суду обоснованно признать, что Ц. совершил на И.И.А. нападение в целях хищения имущества потерпевших с применением насилия, опасного для жизни потерпевшей И.И.А. Проник в жилище И. Ц. незаконно, вопреки воле и согласию потерпевшей.

Использование им в качестве орудия преступления огнестрельного оружия - револьвера "Таурус", снаряженного патронами, поражающие свойства которого ему были известны, производство из него неоднократных выстрелов с близкого расстояния в потерпевшую, в жизненно важные органы - голову, характер и локализация причиненных им потерпевшей телесных повреждений, повлекших ее смерть, свидетельствуют о наличии у Ц. умысла на лишение жизни И.И.А.

Между его действиями и наступившими последствиями - смертью потерпевшей имеется прямая причинная связь.

Мотив действий Ц. выяснялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Психическое состояние осужденного проверялось.

С учетом заключения проведенной в отношении него судебно-психиатрической экспертизы, данных о его личности, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний Ц. обоснованно признан вменяемым.

Наказание Ц. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ. Назначенное ему наказание чрезмерно суровым, несправедливым признать нельзя. При назначении осужденному наказания требования закона судом не нарушены.

Для смягчения Ц. наказания судебная коллегия оснований не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда от 10 июля 2002 года в отношении Ц. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Ц. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

судьи

А.В.КУМЕНКОВ

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"