||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2003 года

 

Дело N 65-о02-4вт

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в

составе

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Фроловой Л.Г. и Яковлева В.К.

Рассмотрела в судебном заседании от 6 февраля 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных С., К., потерпевшего У.А., адвоката Байрамова В.Х. на приговор суда Еврейской автономной области от 14 июня 2002 года, которым

С., <...>, с неполным средним образованием, судимый,

- 30 марта 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев, освобожден от наказания на основании Акта об амнистии от 26 мая 2000 года;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К., <...>, с неполным средним образованием, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору С. и К. признаны виновными в умышленном причинении смерти У. на почве личных неприязненных отношений, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление осужденными совершено 24 августа 2000 года, в г. Биробиджане ЕАО, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании К. признал себя виновным в нанесении У. нескольких ударов кулаками по телу и неосторожно, палкой с гвоздем нескольких ударов по спине. В умышленном причинении смерти У. К. виновным себя не признал.

С. в судебном заседании признал себя виновным в нанесении нескольких ударов полкой по телу У., в убийстве У. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе потерпевший У.А., находя назначенное осужденным наказание чрезмерно мягким, просит принять решение о назначении им более сурового наказания.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшего осужденные С. и К. просят оставить жалобу без удовлетворения.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный С. утверждает, что не совершал действий, направленных на причинение смерти У., оговорил себя на предварительном следствии в том, что сбросил У. с моста, для того, чтобы "погулять до суда на воле", полагает, что судом дана неправильная оценка показаниям эксперта Б. и свидетеля Р. о наличии ила на трупе потерпевшего по его обнаружении, просит приговор отменить либо смягчить назначенное ему наказание.

В кассационной жалобе адвокат Байрамов В.Х., в защиту осужденного С., приводит аналогичные доводы, находя вину С. в убийстве У. недоказанной, просит об отмене приговора.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К., не отрицая нанесения У. нескольких ударов кулаками по телу и неосторожно, палкой с гвоздем нескольких ударов по спине, утверждает, что сначала только разнимал дерущихся, а затем хотел проучить У., поскольку увидел в его руке камень. Утверждает также, что не сбрасывал раненого потерпевшего с моста в реку, ссылается на самооговор и оговор С. на предварительном следствии из-за угроз следователя изменить ему меру пресечения на заключение под стражу, полагает также, что материалами дела не подтверждены выводы судебно-медицинского эксперта о длительном передвижении тела потерпевшего по дну реки, находя предварительное и судебное следствие необъективным и односторонним, просит приговор отменить, либо квалифицировать его действия по ст. 118 ч. 1, ст. 115 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершенном ими преступлении основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденных в ими содеянном подтверждается собственными показаниями С. и К. об обстоятельствах совершенных ими преступлений, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.

Судом в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям С. и К., приведены мотивы признания одних их показаний правдивыми, других не правдивыми.

Обоснованными являются и выводы суда о проведении допросов осужденных в установленном законом порядке, отсутствии незаконного воздействия на С. и К. в ходе их допросов на предварительном следствии, в целях понуждения их к самооговору и оговору друг друга, отсутствии у них иных оснований к этому.

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях осужденных, причины изменения ими показаний, чему дана правильная оценка в приговоре.

В том числе, из материалов дела усматривается, что несовершеннолетний С. на предварительном следствии все показания давал в присутствии адвоката, после разъяснения ему положений ст. 51 Конституции РФ. К. также использовал свое право на защиту в полном объеме, согласно своему волеизъявлению, ему также разъяснялись соответствующие его процессуальному положению права, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, положения ст. 51 Конституции РФ и обеспечивалась возможность их реализации. Излагал свои показания К. и собственноручно (т. 1 л.д. 73 - 74, 78 - 79, 97 - 98, 100 - 102, 103, 104, 105, 106, 120 - 122).

Таким образом, судом обоснованно признаны правдивыми показания С. и К. о том, что после избиения ими потерпевшего У., С., опасаясь, что У. сообщит об этом, предложил сбросить потерпевшего с моста. Он и К. насильно завели сопротивляющегося У. на мост и сбросили в реку. Из реки У. не вытаскивали.

Из материалов дела усматривается, что причины опасаться того, что У. может сообщить в правоохранительные органы о причиненных ему телесных повреждениях, имелись, поскольку С. и К. видели, что причинили У. серьезные телесные повреждения. С., кроме того, на момент причинения У. указанных телесных повреждений, был осужден к условной мере наказания за другое преступление.

В судебном заседании С. и К. называли разные причины изменения своих показаний. Ссылались на то, что были злы друг на друга, поэтому оговорили друг друга, однако причины своей злости не называли, утверждали, что боялись быть арестованными, поэтому давали уличающие их показания со слов следователя.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, между С. и К. сложились приятельские отношения, как С., так и К., находясь на подписке о невыезде, неоднократно меняли показания, согласно избранному ими способу защиты, однако мера пресечения им не изменялась и только 22 декабря 2000 года С. была изменена мера пресечения на содержание под стражей, что также не воспрепятствовало ему признавать вину в содеянном.

В подтверждение вины осужденных суд также правильно сослался в приговоре на показания свидетелей Д., Ч., Р., Л. и других, сведения, зафиксированные в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, данные о высоте моста, с которого С. и К. сбросили потерпевшего, другие доказательства.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые С. и К. в свою защиту, в том числе о непричастности их к причинению смерти У., самооговоре и оговоре друг друга на предварительном следствии по приводимым ими мотивам, а также о том, что они, не желая смерти У., вытащили его из реки, - и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование признания несостоятельными доводов осужденных. Оснований не согласиться с принятым судом решением у Судебной коллегии не имеется.

Как правильно установлено судом, об умысле С. и К. на причинение смерти потерпевшему свидетельствуют высказывания С. до начала действий по причинению смерти потерпевшему о невозможности оставить его в живых из-за того, что он может заявить о причинении ему телесных повреждений, согласие К. с предложением С. о необходимости "добить У., чтобы он не рассказал никому о происшедшем", фактические действия осужденных, которые насильно завели потерпевшего, избитого, находящегося в сильной степени алкогольного опьянения, на мост, высота которого превышает 11 метров, и сбросили его с моста в реку.

Смерть У. наступила от механической асфиксии от заполнения дыхательных путей при утоплении.

В подтверждение выводов о наличии у осужденных умысла на убийство потерпевшего, их убежденности в осуществлении своего намерения, суд также правильно сослался в приговоре на данные о последующем поведении С. и К.

Так, будучи уверенными в наступлении смерти У., они распорядились магнитофоном, с которым У. пришел в гости к Т. Сначала взял себе магнитофон К., а затем С. При этом отцу У. С. сказал, что после вечеринки У. забрал магнитофон и ушел. Об этом же С. рассказал и К.

С учетом указанных обстоятельств, следует признать правильным решение суда, признавшего несостоятельными утверждения осужденных о том, что магнитофон потерпевшего они взяли для ремонта.

Правильная оценка дана судом и результатам следственного эксперимента, в ходе которого С. и К. утверждали, что вытащили потерпевшего живым из воды, а также пояснениям свидетелей Б. и Р. в суде, в том числе о внешнем виде трупа потерпевшего при его обнаружении, а затем и судебно-медицинском исследовании, а Б. и о длительном передвижении тела потерпевшего по дну реки.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного С. и К. преступления, прийти к правильному выводу о виновности С. и К. в совершении этого преступления, а также о квалификации их действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, Судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

При назначении С. и К. наказания, судом, в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о их личности, смягчающие обстоятельства.

С учетом изложенного Судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению приговора, в том числе к смягчению назначенного осужденным наказания.

Не может Судебная коллегия согласиться и с доводами кассационной жалобы потерпевшего о чрезмерной мягкости назначенного осужденным наказания.

С учетом приведенных в приговоре обстоятельств, назначение осужденным наказания в виде длительного срока лишения свободы не может быть признано чрезмерно мягким наказанием.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Еврейской автономной области от 14 июня 2002 года в отношении С. и К. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных С., К., потерпевшего У.А. и адвоката Байрамова В.Х. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"