||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2003 г. N 94-о02-3

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Саввича Ю.В.,

Глазуновой Л.И.

рассмотрела в судебном заседании от 6 февраля 2003 года кассационную жалобу адвоката Парамоновой Е.А. на приговор суда Чукотского автономного округа от 3 июня 2002 года, которым

А., <...>, не судимый

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., мнение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей судебное решение оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. осужден за покушение на умышленное убийство К., с особой жестокостью.

Преступление совершено 5 февраля 2002 года в г. Певек Чукотского автономного округа при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании А. вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат Парамонова Е.А. просит приговор отменить, считает, что судом не в полной мере учтены доводы осужденного и защиты.

Указывает, что факт нанесения потерпевшей ударов по голове деревянной толокушкой не подтвердился, нет доказательств, что именно осужденный воткнул потерпевшей в глаз гвоздь, никто из соседей не слышал криков боли или страха К., что может свидетельствовать о нахождении ее без сознания, точное время причинения повреждений потерпевшей не установлено.

С учетом этих обстоятельств считает выводы о совершении преступления с особой жестокостью необоснованными.

Считает, что суд не дал оценки тому, что свидетели П. и К.С. около трех часов находились в квартире с К. и не предприняли действий для оказания ей помощи.

Протокол допроса потерпевшей на предварительном следствии считает недопустимым доказательством, так как она не знала А. ранее, не могла говорить, только кивала.

По мнению защиты, предварительное и судебное следствие проведены неполно, не проведена экспертиза принадлежности бурых пятен, похожих на кровь, изъятых с места происшествия, не проверено должным образом психическое состояние А. в момент совершения преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

К выводу о виновности осужденного в совершении преступлений суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Показаниями свидетеля Е. установлено, что после распития спиртного, на почве ссоры А. стал избивать К., нанося ей удары кулаками по голове и лицу, был злой и агрессивный. Боясь, что А. убьет К., она попросила о помощи К.С. Тот хотел идти с ней, но она его отговорила, испугавшись, что А. убьет и его. Вернувшись в свою квартиру, она увидела, что А. продолжает жестоко избивать К. Она снова пошла к К.С. и попросила его о помощи. Он остался у входной двери, а она зашла в квартиру. В комнате она увидела, что К. лежит на полу у кровати, а А. сидит рядом и душит ее руками за шею. Она закричала, позвав К.С. К.С. вбежал в комнату, схватил за плечи А. и отшвырнул его от К. Осужденный был очень агрессивный, угрожал убийством, пытался кидаться на К.С. У К. все лицо было в крови, она была без сознания. Она пыталась сделать К. искусственное дыхание, но А., сидя в стороне, говорил, что это уже бесполезно, т.к. К. все равно уже мертва. Впоследствии А. пришел к М. и вновь сообщил, что К. мертва.

Аналогичные показания об обстоятельствах совершения А. преступных действий дали свидетель К.С. в судебном заседании и свидетель П. на предварительном следствии, показания которого оглашены в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР.

Показаниями свидетеля М., оглашенными в порядке ст. 286 УПК РСФСР, установлено, что в ночь на 5 февраля 2002 года, когда она с Е. распивали спиртное, пришел А. и сказал, что он, наверное, убил, попросил налить спиртного (л.д. 38).

Свидетели Е., К.С., П., М. объективно свидетельствуют, что насилие к потерпевшей применял только осужденный, довести до конца умысел на убийство К. А., который душил потерпевшую, помешали К.С. и П., при этом осужденный считал, что потерпевшая мертва, угрожал насилием свидетелям.

С учетом этих доказательств суд обоснованно пришел к выводу, что А. совершил покушение на убийство К., которое не довел до конца по независящим от него причинам.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что у К. имелись ушиб головного мозга тяжелой степени, колотая рана орбиты правого глаза, проникающая в полость черепа, обширная гематома волосистой части головы, множественные колото-резаные раны век обоих глаз, ушиб мягких тканей лица слева, множественные подкожные кровоподтеки шеи, левого плеча. Эти телесные повреждения могли быть получены в результате прямых ударов по голове, лицу, шее, плечу различной силы тупыми твердыми предметами, как с неограниченной поверхностью, так и с ограниченной поверхностью. В том числе и кулаками. Колото-резаные раны век обоих глаз могли быть причинены колющими предметами, в том числе и гвоздем, извлеченным из правой орбиты полости черепа, длиной 8 сантиметров. Ушиб головного мозга и колотая рана правой орбиты, проникающая в полость черепа, квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасного для жизни повреждения (л.д. 85 - 88).

С учетом заключения эксперта и других доказательств суд обоснованно пришел к выводу, что нанесение множества телесных повреждений в область головы, гвоздем колото-резаных ран в область глаз, колотой раны в область орбиты правого глаза, проникающей в полость черепа, свидетельствует о целенаправленных действиях осужденного на причинение потерпевшей особых страданий и о проявлении им особой жестокости.

Доводы жалобы об отсутствии особой жестокости не могут быть приняты во внимание, так как по делу объективно установлено, что насилие к потерпевшей в течение длительного времени применял только А., от его действий, направленных на лишение жизни потерпевшей, связанных с причинением особых страданий, она потеряла сознание и не подавала признаков жизни.

То обстоятельство, что свидетели П. и К.С. сразу не вызвали медицинскую помощь к потерпевшей не влияет на доказанность и квалификацию действий осужденного.

Заключением амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы А. установлено, что он в отношении инкриминируемого ему деяния следует вменяем, может осознавать фактический характер своих действий.

Оснований для сомнения в психическом состоянии осужденного в момент совершения преступления по материалам дела не имеется.

Отсутствие экспертизы происхождения бурых пятен, похожих на кровь, изъятых на месте происшествия, не сказалось на полноте, всесторонности и объективности исследования судом материалов дела.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности А. в совершении преступления, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных его личности, требований уголовного закона и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Чукотского автономного округа от 3 июня 2002 года в отношении А. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Парамоновой Е.А. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"