||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 февраля 2003 г. N 11-о02-70

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Ботина А.Г. и Валюшкина В.А.

5 февраля 2003 года рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Г., З., Г.С., С., С.А., Ф., Ч., Ш., Н., В., Л., К. и Х., адвокатов Шемаева О.Л., Ситдиковой Л., Вальщикова А.Г., Валетова Н.Д., Рыбак И.Б., Сергеева А.Н., Пикуля В.Г., Уреева И.Ф. и Масленниковой А.А. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 23 января 2002 года, которым

Г., 1968 года рождения, со средним образованием, женатый, имеющий двоих малолетних детей, работавший экспедитором в ООО "Спектр", судимости не имеющий,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 17, 15 и 103 УК РСФСР на 6 лет, по ст. 102 п. п. "з", "и", "н" УК РСФСР на 14 лет, по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 14 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 1 УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ на 10 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з", "к", "н" УК РФ - пожизненно, по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 6 лет с конфискацией имущества, по ст. 241 УК РФ на 4 года, на основании ст. 40 УК РСФСР и ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно - пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

З., 1972 года рождения, имеющий одного малолетнего ребенка, со средним образованием, не работающий, судимый 7 декабря 1994 г. по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР к лишению свободы на 3 года с отсрочкой исполнения приговора на 2 года,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 15 и 103 УК РСФСР на 6 лет, по ст. 102 п. п. "з", "и", "н" УК РСФСР на 14 лет, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 6 лет, по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, на основании ст. 40 УК РСФСР и ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 22 года в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Г.С., 1973 года рождения, женатый, имеющий одного малолетнего ребенка, со средним техническим образованием, судимый 9 июля 1999 года по ст. 222 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 2 года условно,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ на 18 лет, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ на 8 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 241 УК РФ на 3 года, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 22 года с конфискацией имущества, на основании ст. 70 УК РФ окончательно на 24 года в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

С., 1969 года рождения, женатый, имеющий одного малолетнего ребенка, со средним специальным образованием, работавший экспедитором в АО "Арка", судимости не имеющий,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 6 лет, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ на 8 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ на 18 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 22 года в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

С.А., 1972 года рождения, холостой, со средним образованием, работавший экспедитором в комбинате "Здоровье", судимый 10 марта 1989 г. по ст. 117 ч. 3 УК РСФСР к лишению свободы на 6 лет, 18 апреля 1994 г. по ст. 224 ч. 3 УК РСФСР к лишению свободы на 2 года, освобожденный из мест лишения свободы 10 февраля 1996 г. по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ на 18 лет, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ на 8 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 лет с конфискацией имущества, по ст. 241 УК РФ на 3 года, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 24 года в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Ф., 1968 года рождения, со средним образованием, разведенный, имеющий одного малолетнего ребенка, не работающий, судимый 28 декабря 1995 г. по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР к лишению свободы на 4 года, освобожденный из мест лишения свободы 2 декабря 1997 г. условно-досрочно на 9 месяцев 28 дней,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 8 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "к", "н" УК РФ - пожизненно, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 7 лет, по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 41 УК РСФСР и ст. 70 УК РФ окончательно - пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

Ч., 1978 года рождения, со средним образованием, женатый, имеющий одного малолетнего ребенка, не работающий, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "к", "н" УК РФ на 18 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 20 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Ш., 1966 года рождения, со средним образованием, женатый, имеющий несовершеннолетнего ребенка, не работающий, судимости не имеющий,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з" УК РФ на 13 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 15 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Н., 1966 года рождения, холостой, со средним образованием, не работающий, судимости не имеющий,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ на 18 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 20 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

В., 1970 года рождения, со средним образованием, разведенный, имеющий одного малолетнего ребенка, инвалид 2 группы, не работающий, судимого 25 февраля 1998 г. по ст. 213 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 1 год условно,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 3 года, по ст. 241 УК РФ на 3 года, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 5 лет с конфискацией имущества, на основании ст. 70 УК РФ окончательно на 6 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Л., 1980 года рождения, холостой, имеющий среднее образование, не работающий, судимый 8 февраля 1999 г. по ст. 213 ч. 3 УК РФ к лишению свободы на 4 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 4 года, по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно на 12 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

К., 1979 года рождения, холостой, со средним образованием, не работающий, судимый 22 сентября 1997 г. по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к 1 году исправительных работ, 13 марта 2000 г. по ст. 228 ч. 4 УК РФ к лишению свободы на 2 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 3 года, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 5 лет с конфискацией имущества, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно на 7 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Х., 1978 года рождения, имеющий среднее техническое образование, женатый, судимый 13 марта 2000 г. по ст. 228 ч. 4 УК РФ к лишению свободы на 2 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года с конфискацией имущества, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 3 года, по ст. 159 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 лет с конфискацией имущества, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 6 лет с конфискацией имущества, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно на 8 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Оправданы: С. по ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР - за недоказанностью его участия в совершении этого преступления, С.А., Г.С. и Г. по ст. 240 ч. 2 УК РФ - за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., объяснения осужденных С., Ч., Ш., Н., Л., К. и Х., адвокатов Шемаева О.Л., Ситдиковой Л., Валетова Н.Д., Рыбак И.Б., Пикуля В.Г. и Кузовкова В.Н., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, потерпевшей К.Т. и мнение прокуроров Амирова Л.И. и Вощинского М.В., полагавших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

признаны виновными:

Г. и Ф. - в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях руководства такой группой (бандой), создании преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, а равно руководстве таким сообществом;

З., С.А., Г.С., Ч., Н., Ш., Л., Х., В. и С. - участии в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях, участии в преступном сообществе (преступной организации);

Г. и З. - покушении на убийство Ч.А.;

Г., С.А., Г.С. и С. - покушении на убийство М.;

Г. и З. - убийстве К.А., К.Б., А.;

Г., С.А., Г.С. и С. - убийстве Г.А., К.И. и А.Р.;

Г., Ф. и Ч. - убийстве И., П. и С.Д.;

Г. и Ф. - убийстве С.В., В.О. и М.А.;

Н. - убийстве В.О., С.Д. и М.А.;

Ш. - убийстве С.Д.;

Г., С.А., Л., Х. и З. - хищении путем обмана имущества Г.У., С.И. и С.Р.;

Г., Г.С., В. и С.А. - организации и содержании притона для занятия проституцией;

С., Г.С., Ф., Ч., Н. и С.А. - незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов;

Ф. - незаконном обороте наркотических средств.

Преступления совершены в период с ноября 1993 по январь 2000 года в г. Казани и г. Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные виновными себя в совершении указанных преступлений не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный К. утверждает, что в банде и преступном сообществе не состоял, имущество у Щ. не вымогал, а его вина в этих преступлениях не доказана. Считает, что у суда не имелось законных оснований для оглашения показаний свидетеля Я. Просит учесть эти обстоятельства и назначить ему более мягкое наказание;

осужденный Х. утверждает, что в банде и преступном сообществе не состоял, отрицает совершение каких-либо действий в отношении Г.У. и Щ. Считает, что его вина в совершении преступлений не доказана. Просит учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела в кассационном порядке;

осужденный Г.С. утверждает, что он преступлений не совершал. Считает показания свидетеля А.В. необъективными. Обращает внимание на недостаточную проверку судом его алиби о его нахождении в ночь с 25 на 26 августа 1993 года в другом месте. Просит приговор в отношении него отменить, а дело направить на дополнительное расследование;

адвокат Вальщиков в защиту осужденных Г.С., Х. и К., не приводя доводов, утверждает, что приговор является незаконным и необоснованным;

адвокат Кузовков в защиту осужденного Г.С. утверждает, что дело расследовано и рассмотрено неполно и с обвинительным уклоном, а вина осужденного в совершении преступлений не доказана. Обращает внимание на то, что судом в нарушение закона не исследованы действительные данные о личности свидетелей, которые были допрошены под вымышленными именами. Просит приговор в отношении Г.С. отменить, а дело прекратить;

осужденный В. также утверждает, что он организации и содержания притона не совершал, в банде и преступном сообществе не состоял. Наносил удары Б. и Р. на почве личных отношений. Считает, что суд при назначении ему наказания неправильно применил ст. 70 УК РФ, поскольку его судимость по ст. 213 ч. 1 УК РФ погашена. Просит учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела в кассационном порядке;

адвокат Масленникова в защиту В. утверждает, что вина осужденного в совершении преступлений не доказана, а вывод о его виновности основан на показаниях потерпевших Б. и Р., свидетеля С.Н., полученных с нарушением закона. Полагает, что насильственные действия осужденного в отношении Б. и Р. надлежало квалифицировать по ст. 115 УК РФ. Просит приговор в части осуждения В. по ст. ст. 209 и 210 УК РФ отменить и прекратить, а также переквалифицировать его действия со ст. ст. 240 и 241 на ст. 115 УК РФ;

осужденный С.А. утверждает, что дело рассмотрено неполно и с обвинительным уклоном, в банде и преступном сообществе не состоял. Считает, что его вина в убийстве Г.А., К.И., А.Р., покушении на убийство М., мошенничестве в отношении Г.У., С.Р. и С.И., организации и содержании притона, а также в незаконном обороте оружия и боеприпасов не доказана, при этом оспаривает показания потерпевших и свидетелей. Просит учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела в кассационном порядке, приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство;

осужденный С. утверждает, что он в банде и преступном сообществе не состоял, преступлений не совершал. Просит учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела в кассационном порядке;

адвокат Валетов в защиту осужденного С.А. и С. утверждает, что вина последних в убийстве Г.А., К.И. и А.Р., покушении на убийство М., организации и содержании притона, похищении имущества Г.У., С.И. и С.Р., а также в незаконном обороте оружия не доказана. Указывает, что в приговоре действия осужденных не конкретизированы. Обращает внимание на противоречивость показаний потерпевших Г.А. и М., свидетеля А.В. и недопустимость показаний свидетеля М.О. Просит приговор в отношении осужденных отменить, а дело прекратить;

адвокат Муратова в защиту осужденного С. утверждает, что вина последнего в участии в банде и преступном сообществе, убийстве Г.А., К.И. и А.Р., а также в покушении на убийство М. не доказана. Считает, что допрос судом свидетелей посредством громкоговорящей связи и с искажением их голоса не основано на законе. Просит приговор в отношении С. отменить, а дело прекратить;

осужденный Г. также утверждает, что дело рассмотрено неполно и с обвинительным уклоном. Указывает, что в банде и преступном сообществе не состоял. Считает, что вывод о его виновности сделан на предположениях и на недопустимых доказательствах. Просит приговор в отношении него отменить, а дело направить на новое расследование;

адвокат Шемаев в защиту осужденного Г. также утверждает, что рассмотрено неполно и с обвинительным уклоном. Считает, что вывод о виновности осужденного в создании банды и преступного сообщества, руководстве и участии в них, покушении на убийство Ч.А. и М., убийстве К.Б., К.А., Г.А., К.И., А.Р., П., И., С.Д., М.А. и А., похищении имущества Г.У. и С.Р., организации притона сделан лишь на предположениях и на недопустимых доказательствах. Указывает, что свидетель М.О. под воздействием работников правоохранительных органов оговорил осужденного в совершении преступлений. Просит приговор в отношении него отменить, а дело - прекратить;

осужденный З. утверждает, что дело рассмотрено неполно, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что судом допущены существенные нарушения УПК РФ при рассмотрении дела. При этом обращает внимание на то, что органами следствия он по существу обвинения допрошен не был. Считает, что его вина в участии в банде и преступном сообществе, покушении на убийство Ч.А., а также в убийстве К.А., К.Б. и А. не доказана, а его алиби о его нахождении с 22 по 25 декабря 1993 года в другом месте не проверено. Просит приговор в отношении него отменить, а дело - прекратить;

адвокат Ситдикова в защиту осужденного З. утверждает, что органами следствия и судом в нарушение уголовно-процессуального законодательства ряд следственных действий произведены прокурором-криминалистом Вахитовым, который ранее по этому же делу в качестве специалиста производил видеозапись других следственных действий, некоторые свидетели допрошены вне судебного заседания с применением видеоаппаратуры, а некоторые в условиях, исключающих их визуальное наблюдение, З. не был допрошен в качестве подозреваемого и обвиняемого. Указывает, что вина осужденного в участии в банде и преступном сообществе, покушении на убийство Ч.А., убийстве К.А., К.Б. и А., а также в похищении имущества у Г.У. и С.И. не доказана. Просит приговор в отношении З. отменить, а дело - прекратить;

осужденный Ч. утверждает, что дело в отношении него сфабриковано, а его вина в преступлениях не доказана. Считает показания свидетеля Ю. и осужденного Ш. противоречивыми и необъективными. Просит приговор в отношении него отменить и дело прекратить;

осужденный Л. утверждает, что он в банде и преступном сообществе не состоял. Указывает, что преступление против Г.У. он совершил один. Просит приговор в отношении него отменить;

адвокат Сергеев в защиту осужденных Ч. и Л., не приводя доводов, считает приговор незаконным и необоснованным;

осужденный Ф. также утверждает, что он в банде и преступном сообществе не состоял. Считает, что его вина в убийстве П. - И., С.В., С.Д. и М.А., а также в обороте наркотических средств и оружия не доказана. Просит приговор в отношении него отменить, а дело прекратить;

адвокат Рыбак в защиту осужденного Ф. утверждает, что в приговоре не приведены конкретные действия осужденного, квалифицированные по ст. ст. 209, 210 и 222 УК РФ. Указывает, что вина осужденного в убийстве П. - И., В.О., С.Д., М.А. и С.В., а также в незаконном обороте наркотических средств и оружия не доказана, а показания свидетелей П.О., М.И. и Б.А. получены с нарушением закона. Просит приговор в отношении осужденного отменить, а дело прекратить;

осужденный Н. также утверждает, что его вина в совершении преступлений не доказана, а дело сфальсифицировано. Указывает, что свидетель Г.Н. оговорила его в причастности к убийству В.О., а Ш. - к убийству С.Д. Обращает внимание на противоречивость показаний свидетеля К.Р. Просит приговор в отношении него отменить, а дело прекратить;

адвокат Уреев в защиту осужденного Н. также утверждает, что вина последнего в убийстве В.О., С.Д. и М.А., а также в незаконном обороте оружия не доказана. Обращает внимание на то, что суд ошибочно не оправдал осужденного за совершение убийства из хулиганских побуждений. Просит приговор в отношении осужденного отменить, а дело прекратить;

осужденный Ш. также утверждает, что его вина в преступлениях не доказана. Указывает на нарушение органами следствия уголовно-процессуального закона при производстве его опознания Г.Т. Указывает, что на предварительном следствии он оговорил себя и других лиц в совершении преступлений в результате обмана со стороны органов следствия. Также указывает, что на предварительном следствии было нарушено его право на защиту, выразившееся в отказе органов следствия пригласить другого защитника. Просит учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела в кассационном порядке;

адвокат Пикуль в защиту осужденного Ш. также утверждает, что последний в банде и преступном сообществе не состоял. Считает, что вина осужденного в убийстве С.Д. не доказана. Просит приговор в отношении Ш. отменить, а дело прекратить.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, находит приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

1. Вывод суда о виновности Г. и З. в покушении на убийство Ч.А., имевшем место 13 ноября 1993 года в г. Казани основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о непричастности названных осужденных к совершению этого преступления обоснованными признать нельзя, поскольку они опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в частности:

показаниями потерпевшего Ч.А. о том, что он совместно с другими лицами, в том числе и с З. распивал в доме спиртные напитки, после чего вышел во двор, где кто-то выстрелил ему в спину, отчего он упал, а затем М.О. и К.У. доставили его в больницу;

показаниями свидетеля М.О. о том, что он находился в доме, когда З. попросил его вызвать Ч.А. во двор и когда последний вышел, раздался выстрел. После доставки раненого в больницу он встретил З., от которого узнал, что Г. дал последнему обрез и велел убить Ч.А., а также о том, что обрез он выбросил в яму возле зоопарка и показал ему яму, в которой на дне он действительно увидел обрез;

показаниями свидетеля Я.А. о том, что Ч.А. вышел на улицу и там раздались выстрелы. М.О. и следом он выбежали на улицу. Ч.А. лежал около порога двери и пробормотал, что это сделал "Бульба" (З.);

показаниями потерпевшей К.Т. о том, что она от Ч.А. узнала, что в него стрелял именно З.;

актом судебно-медицинской экспертизы, согласно которому Ч.А. были причинены огнестрельное слепое дробовое ранение правой ягодичной области и проникающее ранение брюшной полости с повреждением внутренних органов, причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшего, повреждения причинены огнестрельным оружием, заряженным дробью.

Как видно из материалов дела, показания свидетеля М.О. являются последовательными, подробными. К тому же, они согласуются с другими приведенными выше доказательствами. Объективных данных о том, что эти показания получены с нарушением закона, в материалах дела не имеется.

Поэтому содержащиеся в кассационных жалобах доводы о необъективности показаний названного свидетеля также являются необоснованными.

2. Вывод суда о виновности Г. и З. в убийстве К.А., К.Б. и А., имевшим место в период с 22 по 25 декабря 1993 года в г. Москве, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о непричастности названных осужденных к совершению этих преступлений обоснованными признать нельзя, поскольку они также опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в частности:

показаниями потерпевшей К.Т. о том, что 29 ноября 1993 г. ее муж вместе с К.Б. и А. уехали в Москву. Последний звонок мужа из Москвы ее брату был 22 декабря;

показаниями потерпевшего А.А. о том, что его сын А. в конце 1993 года уехал в Москву. 17 декабря 1993 года сын позвонил по телефону и поздравил его с днем рождения. После этого он сына не видел и вестей от него не получал;

показаниями свидетеля Л.Е. о том, что когда прошел слух, что Г.Е. поручил своим людям убить К.А., К.Б. и А., последние стали скрываться, перестали жить дома, а в ноябре - декабре 1993 года уехали в Москву. Больше А. она не видела;

показаниями потерпевшей К.У. о том, что ее муж вместе с К.А. и А. уехали в Москву. Оттуда он звонил каждый день. 22 декабря 1993 года он позвонил и сказал, что взял билеты на поезд в Казань на 28 декабря 1993 года. Больше звонков не было;

протоколом осмотра места происшествия, согласно которому 28 и 30 декабря 1993 года в коллекторе реки Чермянка г. Москвы обнаружены расчлененные части трупов К.А. и К.Б.;

актами судебно-медицинских экспертиз, согласно которым на обнаруженных расчлененных частях трупов имелись множественные рубленые раны, возникшие при воздействии рубящего предмета, возможно топора, имеют характер прижизненных, а также колото-резаные раны. Расчленение производилось топором и ножом посмертно;

показаниями свидетеля М.О. о том, что З. попросил его приехать в квартиру на Таганке, где в ванной комнате он увидел лежащего на полу со связанными руками А. Последний был сильно избит, голова обмотана бинтом, а из черепа торчала кость. З. рассказал, что А. вместе с К.А. и К.Б. приехали в Москву разбираться с Г.Е. и Г., в связи с чем последние решили их убить. С этой целью Г. и З. совместно с другими лицами избили А. и связали, а затем они же ворвались в квартиру, где проживали К.А. и К.Б., и зарубили их топором, при этом З. снял с шеи К.Б. цепочку. Затем трупы К.А. и К.Б. расчленили. А. еще дня три жил в квартире на Таганке, лежал связанный в ванной, после чего З. нанес ему несколько ударов обухом топора по голове. Затем труп А. расчленили и Г. совместно с другим лицом вынес труп из квартиры. Г. приказал ему, М.О., и З. помыть полы. Части трупов К.Б. и К.А. З. и Г. бросили в коллектор;

протоколами осмотра места происшествия, из которого следует, что в коллекторе реки Чермянка на 87 км МКАД обнаружены три отчлененные человеческие руки и отчлененная голова человека, в 150 метрах от 87 км МКАД - туловище, правая нижняя и правая верхняя конечности, две нижние конечности, а в 50 метрах от 87 км МКАД в коллекторе - туловище неизвестного мужчины и отчлененная нога;

актами судебно-медицинской экспертиз, согласно которому на голове обнаружены множественные (9) рубленые раны теменной и затылочной областей с рублеными повреждениями костей черепа и множественными переломами костей свода черепа. Все повреждения головы возникли при действии рубящего предмета, возможно топора, имеют характер прижизненных. При исследовании туловища обнаружены три слепые поверхностные колото-резаные раны левой лопаточной и правой тазовой областей с повреждением подкожной клетчатки и мышц, все три раны имеют характер прижизненных, возникли при действии колюще-режущего предмета, возможно ножа. На задней поверхности левого бедра имелась посмертная слепая колото-резаная рана, проникающая до мышц. Расчленение трупов производилось топором и ножом посмертно;

протоколами опознания К.Т. и К.У. обнаруженных частей тел как принадлежавших их мужьям;

протоколом осмотра места происшествия - квартиры, в которой проживали потерпевшие, из которого следует, что на стене кухни, кухонной двери и на полу ванной комнаты имелись пятна крови.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о необъективности показаний свидетеля М.О. являются необоснованными по мотивам, изложенным выше.

Выдвинутое осужденным З. в свою защиту алиби о нахождении его на момент совершения указанного преступления в другом месте судом первой инстанции тщательно проверялось и не нашло своего подтверждения. К тому же, оно опровергается приведенными выше и в приговоре доказательствами.

3. Вывод суда о виновности Г., С.А., Г.С. и С. в убийстве Г.А. и К.И. и А.Р., и в покушении на убийство М., имевших место 24 августа 1997 года в г. Казани, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

В частности, этот вывод подтверждается доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в том числе:

показаниями потерпевшей Г.В. о том, что со слов Н.И. она узнала, что С., С.А. и Г.С., которые пришли в квартиру ее мужа, сначала позвонили к соседу, который по их просьбе постучался в квартиру мужа и тот спокойно открыл дверь. Когда позднее в квартиру пришли К.И. и М., последнему выстрелили в шею и тот убежал. За ним бежал С., стреляя вслед;

показаниями потерпевшего М. о том, что первым в квартиру зашел А.Р., а затем он, М., а когда стал развязывать ботинки, услышал звук передергивания затвора и на уровне своей головы увидел черный предмет, после чего прозвучал громкий выстрел и он упал, а затем, услышав другие выстрелы и крики, он резко вскочил и выбежал во входную дверь. В него начали стрелять и преследовать, однако ему удалось скрыться;

показаниями свидетеля К.У. о том, что он проживал в соседней с Г.А. квартире и по просьбе двоих мужчин людей постучался в дверь квартиры Г.А., слышал шум в тамбуре, а через некоторое время увидел, что дверь квартиры Г.А. открыта настежь, на полу много крови и тела троих мужчин;

показаниями свидетеля А.В. о том, что он слышал в доме хлопки, а затем видел как из подъезда дома выбежал М., при этом держался рукой за щеку, а через несколько минут из того же подъезда вышли трое парней, которых он знал по кличкам. Они сели в "джип" и уехали;

показаниями свидетеля П.О. о том, что летом 1997 года С. рассказал ему, что Г.А. взял у него 200 граммов кокаина и не отдает и что этот вопрос придется решать силовым путем. Позднее С. рассказал, что к Г.А. он пришел с "Промокашкой", стрелял из "Нагана" и "ПМ". Двоих кавказцев они убили, чтобы не оставлять свидетелей. Был еще один парень, в него тоже стреляли, но он сумел убежать. С. сказал, что выстрелил парню в шею, тот упал. Посчитал его мертвым, но парень неожиданно вскочил и убежал, он побежал следом, стрелял в подъезде, но не попал;

показаниями свидетеля М.О. о том, что весной 1998 года он слышал как С.А. сказал: "Сито" - барбос! Из-за него на "Грининой" квартире отпечатки пальцев остались!". Из этой фразы он понял, что в убийстве Г.А. принимали участие С. и С.А.;

протоколом опознания А.В. С., С.А. и Г.С. как лиц, которые вышли из подъезда дома Г.А.;

протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что в квартире обнаружены трупы Г.А., К.И. и А.Р. с огнестрельными ранениями, а также обнаружены и изъяты гильзы от патронов, окурки, пепельницы, стаканы, рюмки, смывы со следами крови;

актами судебно-медицинской экспертизы, согласно которым смерть Г.А. наступила от огнестрельных ранений головы, сопровождавшихся повреждением вещества головного мозга, осложнившихся шоком, отеком головного мозга, смерть К.И. наступила от огнестрельных слепых ранений головы, правого плеча, одно из которых проникает в полость черепа, сопровождалось повреждением вещества головного мозга, кровоизлиянием под оболочки вещества головного мозга, осложнившихся шоком, смерть А.Р. наступила от множественных огнестрельных пулевых ранений, сопровождавшихся повреждениями верхних отделов спинного мозга, стволовой части головного мозга, мозжечка и коры правого полушария мозга, легких, аорты, позвоночного столба, печени, желудка, поджелудочной железы, селезенки, левой наружной сонной артерии, М. были причинены телесные повреждения в виде слепого огнестрельного ранения левой щеки, проникающего в мягкие ткани в проекции внутренней сонной артерии на уровне шейных позвонков с наличием гематомы в мягких тканях по ходу раневого канала, наличием повреждения ветви нижней челюсти слева, причинившие средней тяжести вред здоровью;

актом судебно-баллистической экспертизы, согласно которому обнаруженные на месте происшествия пули и гильзы отстреляны из четырех экземпляров огнестрельного оружия: из 3 экземпляров револьвера Наган (12 пуль калибра 7,62 мм) и одного пистолета (6 пуль и 6 гильз калибра 9 мм), предположительно пистолета конструкции Макарова (ПМ);

актом судебно-дактилоскопической экспертизы, согласно которому на изъятых из квартиры Г.А. стакане, двух рюмках и пепельнице обнаружены следы пальцев рук, оставленные С.А.;

актом судебно-криминалистической экспертизы, согласно которому на пуловере, сорочке и брюках Г.С. обнаружены следы выстрела, а именно продукты горения бездымного пироксилинового пороха;

актом судебно-криминалистической экспертизы, из которого следует, что на ткани боковых карманов и в области поясов брюк, пуловера и рубашки Г.С. обнаружены следы железа (металлизации).

Этими доказательствами полностью опровергаются содержащиеся в кассационных жалобах осужденных Г., С.А., Г.С. и С. и их защитников доводы о непричастности названных осужденных к совершению этих преступлений.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о необъективности показаний свидетеля М.О. также являются необоснованными по мотивам, изложенным выше.

Содержащиеся в кассационных жалобах осужденных и защитников доводы о необъективности показаний потерпевших Г.В. и М., а также свидетеля А.В., также нельзя признать обоснованными, поскольку показания названных потерпевших и свидетеля также подробны, последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе и с приведенными выше.

Выдвинутое осужденным Г.С. алиби о нахождении его на момент совершения указанного преступления в другом месте судом первой инстанции также проверялось и также не нашло своего подтверждения. К тому же, оно опровергается приведенными выше доказательствами.

4. Вывод суда о виновности Г., Ф. и Ч. в убийстве И. и П., имевшем место 24 мая 1998 года в г. Казани, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

В частности, этот вывод подтверждается:

показаниями свидетеля Ю. о том, что она видела как из-за угла дома вышел парень, в руке которого был черный пакет. Он приблизился к И. и, сказав: "Получай!", несколько раз выстрелил в него, затем на этого парня набросился В.Н., между ними произошла борьба, в ходе которой В.Н. укусил парня за руку, однако задержать его не смог;

показаниями потерпевших И.И. и П.И., а также свидетеля Г.Б. о том, что со слов В.Н. и Ш.Л. им стало известно, что парень в черной куртке с капюшоном и с пакетом в руке произвел два выстрела в И., а затем начал стрелять в П. Потом В.Н. и Ш.Л. занесли И. в подъезд;

протоколом опознания Ю. Ч. как парня, стрелявшего в И.;

протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что в подъезде дома на площадке первого этажа обнаружен труп молодого мужчины, а возле дома - пятна крови, а также гильза от патрона к пистолету "ПМ";

актами судебно-медицинских экспертиз, согласно которым причиной смерти И. явились два огнестрельных ранения: пулевое слепое проникающее ранение головы с повреждениями по ходу раневого канала органов и тканей головы, и пулевое сквозное проникающее ранение живота и грудной слетки, сопровождавшиеся массивным наружным и внутренним кровотечением, смерть П. последовала от огнестрельных пулевых слепого и сквозного ранений правой поясничной и левой паховой области, проникающих в брюшную полость, с повреждением внутренних органов, костей и крупных сосудов брюшной полости;

актом судебно-баллистической экспертизы, согласно которому пули, извлеченные из тел И. и П., выстреляны из одного ствола;

протоколом применения в ходе осмотра места происшествия розыскной собаки, из которого следует, что собака прошла от трупа И. в подъезд дома, где в нескольких местах была обнаружена кровь;

актом судебно-биологической экспертизы, согласно которому указанная выше кровь могла произойти от Ч. и не могла от потерпевших И. и П.;

актом судебно-медицинской экспертизы, из которого следует, что у Ч. в области лучезапястного сустава левой руки обнаружено телесное повреждение в виде раны, зажившее рубцом;

этими доказательствами также полностью опровергаются содержащиеся в кассационных жалобах осужденных Г., Ф. и Ч. и их защитников доводы о непричастности названных осужденных к совершению этих преступлений.

Что касается содержащихся в кассационной жалобе осужденного Ч. доводов о том, что показания свидетеля Ю. являются противоречивыми и необъективными, то эти доводы также являются необоснованными, поскольку, как видно из материалов дела, Ю. давала последовательные и подробные показания, полностью согласующиеся с другими приведенными выше доказательствами.

5. Вывод суда о виновности Г., Ф., Ч., Ш. и Н. в убийстве С.Д., имевшем место 5 апреля 1999 года в г. Казани, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о непричастности названных осужденных к совершению этого преступления обоснованными признать нельзя, поскольку они опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в частности:

показаниями свидетеля Г.Г. о том, что 5 апреля 1999 года, примерно в 20 часов 30 минут, на крыльце их подъезда она увидела мужчину в темной куртке и шапочке. Возле мужчины была собака породы "боксер". Она прошла вперед и услышала четыре выстрела. Она обернулась и увидела, что этот мужчина стреляет в ее мужа - С.Д., который побежал от подъезда и возле скамейки упал. Мужчина подошел к С.Д. и произвел ему в голову выстрел, а затем убежал в сторону детского сада;

показаниями, данными на предварительном следствии осужденным Ш. о том, что к нему домой пришли Ф., Н. и парень по имени Денис и сказали, что хотят убить человека и попросили у него собаку для отвлечения внимания, однако собаку он не дал. После этого кто-то из них сказал, что собаку для этих целей можно поймать на улице. В тот же день на рынке они увидели собаку породы "боксер" коричневого цвета, которую заманили в автомашину. Когда они находились в квартире, туда приехал Ф. и привез с собой два пистолета - один черного цвета с глушителем, калибра 9 мм, второй - без глушителя и меньшего калибра. Какой они были модели, он не знает. У Ф. была также черно-белая фотография того человека, которого нужно было убить, он назвал улицу, на которой этот человек жил, определил роль каждого в этом убийстве, сказал, что за это убийство заказчик платит 5.000 долларов США. Эти деньги они должны были поделить на четверых - на Ф., Ч., Н. и его, Ш. На следующий день, они все с оружием и собакой прибыли к дому этого человека, где Н. остался сидеть за рулем автомобиля, Ч., взяв с собой собаку, направился к подъезду дома, а он пошел на автостоянку, чтобы вовремя предупредить о прибытии мужчины. После возвращения в квартиру он узнал от Ч., что тот убил мужчину из пистолета калибра 9 мм с глушителем, которые выбросил на территории детского сада. За убийство С.Д. ему денег не заплатили, так как порученное ему задание он не выполнил. Поэтому переданные в распоряжение Ф. 5.000 долларов США были поделены на троих. После убийства Ч. по указанию Ф. уничтожил свою верхнюю одежду, в которой был на месте преступления;

показаниями свидетеля Х.Д. о том, что на следующий день после убийства он на территории детского сада нашел пистолет с глушителем;

показаниями свидетеля О. о том, что 5 апреля 1999 года она с подругами Б.О. и Б.И. проходила мимо первого подъезда дома 76 по улице Мусина, где увидела собаку "Боксер" коричневого цвета, которую за поводок удерживал мужчина 30 - 32 лет. Когда они подходили к своему подъезду, услышали выстрелы со стороны подъезда, где стоял мужчина с собакой;

протоколом опознания Г.Г. Ш. как того человека, который 5 апреля 1999 года производил выстрелы в С.Д.;

актом судебно-баллистической экспертизы, согласно которому указанный выше пистолет, изъятый по факту обнаружения трупа С.Д., является короткоствольным нарезным огнестрельным оружием, собранным из деталей пистолета конструкции Макарова (ПМ) и пригоден для производства выстрелов 9-мм патронами к пистолету Макарова, а четыре пули, изъятые по факту убийства С.Д., являются частями 9-мм патронов к пистолету Макарова, пять гильз и пять пуль, изъятые в ходе осмотра места происшествия и в ходе исследования трупа С.Д., выстрелены из представленного на исследование указанного пистолета;

актом судебно-медицинской экспертизой о том, что смерть С.Д. последовала от огнестрельных пулевых слепых ранений головы, грудной клетки и поясничной области с повреждением внутренних органов, сопровождавшихся наружным кровотечением, осложнившихся шоком, отеком головного мозга;

распечатками сообщений, поступивших на пейджер Г., из которых видно, что 5 апреля 1999 года в 21 час 04 минуты, после убийства С.Д., Ф., зная, что наверняка сюжет об убийстве покажут по программе "Город", посылает Г. сообщение об исполнении задания на убийство: "Привет, как делишки? Смотри телепередачу".

6. Вывод суда о виновности Г. и Ф. в убийстве С.В., имевшем место 2 июля 1998 года в г. Казани, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, этот вывод подтверждается:

показаниями свидетеля М.И. о том, что 2 июля 1998 года он выходил из подъезда дома и еще в подъезде услышал два хлопка, раздавшихся с улицы. На улице он увидел парня, одетого в черную футболку и брюки, в руках у парня был пакет или сумка. Шел парень очень быстро, лицо его было каким-то напряженным. Позднее он опознал того парня по фотографиям;

показаниями свидетеля Б.А. о том, что он услышал два или три хлопка, после чего обратил внимание на парня, идущего со стороны дома в направлении детского сада. Парень был явно чем-то взволнован, постоянно оглядывался. В руке парень нес черный целлофановый пакет, одет он был в темную футболку и брюки;

показаниями свидетеля П.О. о том, что он также услышал 2 или 3 хлопка, а затем увидел автомашину ВАЗ-2109 или ВАЗ-2108, стоявшую к нему задней частью. Водительская дверца автомобиля была открыта, а около нее стоял молодой парень в футболке и брюках темного цвета. Он что-то сунул в черный пакет и ушел вдоль дома;

протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что в салоне автомашины ВАЗ-21093 обнаружен сидящим на водительском месте труп С.В. Возле автомашины и в ее салоне обнаружены патроны, гильзы и пули;

актом судебно-медицинской экспертизы, согласно которому смерть С.В. наступила от огнестрельных пулевых сквозных ранений головы и шеи с переломами костей черепа, повреждением вещества головного мозга, осложнившихся шоком и гемаспирацией дыхательных путей;

актом судебно-баллистической экспертизы, согласно которому две гильзы и две пули, обнаруженные в ходе осмотра места происшествия, являются частями патронов к пистолету конструкции Токарева (ТТ) калибра 7,62 мм;

протоколами опознания М.И., П.О. и Б.А. по фотографиям Ф. как лица, которое они видел при указанных выше обстоятельствах.

Таким образом, этими доказательствами полностью опровергаются содержащиеся в кассационных жалобах осужденных Г. и Ф. и их защитников доводы о непричастности названных осужденных к совершению этого преступления.

Содержащиеся в кассационной жалобе адвоката Рыбака доводы о получении показаний свидетелей П.О., М.И. и Б.А. с нарушением закона, также нельзя признать обоснованными, поскольку, как видно из материалов дела, показания названных свидетелей также подробны, последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе и с приведенными выше, при этом каких-либо объективных данных, свидетельствующих о получении этих показаний с нарушением закона, в материалах дела не имеется.

7. Вывод суда о виновности Г., Ф. и Н. в убийстве В.О., имевшем место 5 августа 1998 года в г. Казани, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о непричастности названных осужденных к совершению этого преступления обоснованными признать также нельзя, поскольку и они опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в частности:

показаниями свидетеля Г.Н. о том, что после развода с Ф. она стала сожительствовать с В.О., который ранее тоже состоял в группировке "Хади Такташ". 5 августа 1998 года В.О. вышел из квартиры и спустился к стоявшей возле подъезда автомашине. Она, находясь в квартире, услышала 4 выстрела, а затем через окно увидела, что В.О. лежит около машины, а стрелявший человек бросил около него пистолет и побежал. Этого человека она видела с довольно близкого расстояния и хорошо запомнила его профиль. Позднее она вспомнила, что стрелявшим был Н.;

показаниями свидетеля Ч.И. о том, что 5 августа 1998 года он видел как из подъезда вышел В.О., которому он стал помогать накачать колесо автомобиля. В этот момент он услышал хлопок и увидел мужчину с пистолетом в руке, который производил выстрелы в В.О. Произведя выстрелы, мужчина пробежал мимо машины, вдоль дома в сторону школы;

показаниями свидетеля К.Р. о том, что он находился во дворе дома, когда услышал три хлопка, прозвучавших со стороны пятого подъезда этого дома. Затем мимо него на расстоянии 4 - 5 метров пробежал парень. Последний был ростом примерно 170 - 175 см, худощавого телосложения, выглядел лет на 30, волосы у него черные, стрижка короткая. На руке у парня был намотан пакет;

показаниями свидетеля С.Л. о том, что утром 5 августа 1998 года он находился во дворе дома, когда со стороны пятого подъезда дома он услышал хлопки. Затем мимо него пробежал парень. Парень ростом был примерно 170 см, худощавого телосложения, выглядел примерно на 25 лет. У него были черные волосы и, как ему показалось, борода или он давно не брился. Одет он был вроде бы в светлую рубашку и светлые брюки. Затем он услышал женские истерические крики;

протоколами опознания Г.Н. Н. как человека, стрелявшего в В.О., а К.Р. - Н. как человека, пробежавшего мимо него;

протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что 5 августа 1998 года обнаружен труп В.О. Около левой стопы трупа обнаружен пистолет с глушителем с патроном в патроннике и двумя патронами в магазине. На месте происшествия были также обнаружены и изъяты 2 пули и 4 гильзы;

актом судебно-медицинской экспертизы, согласно которой причиной смерти В.О. явились множественные пулевые ранения, сопровождавшиеся повреждением головного мозга;

актом судебно-криминалистической экспертизы, из которого видно, что две пули, обнаруженные на месте происшествия, и пуля, извлеченная из тела В.О., а также четыре гильзы, изъятые с места происшествия, являются частями пистолетного патрона калибра 9 мм к пистолетам конструкции Макарова (ПМ) и автоматическим пистолетам конструкции Стечкина и выстреляны из обнаруженного на месте происшествия пистолета.

Как видно из материалов дела, показания свидетеля К.Р. являются последовательными, подробными. К тому же, они согласуются с другими приведенными выше доказательствами. Объективных данных о том, что эти показания получены с нарушением закона, в материалах дела не имеется.

Поэтому содержащиеся в кассационной жалобе осужденного Н. доводы о необъективности показаний названного свидетеля также являются необоснованными.

8. Вывод суда о виновности Г., Ф. и Н. в убийстве М.А., имевшем место 10 ноября 1999 года в г. Казани, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

В частности, этот вывод подтверждается следующими доказательствами, которым в приговоре также дана надлежащая оценка:

показаниями свидетеля С.К. о том, что она через окно увидела, как на машине к дому подъехал М.А., затем за ним стал бегать мужчина с пистолетом, услышала хлопки. Ребята поймали этого мужчину;

показаниями свидетеля К.К. о том, что он через окно увидел, что по двору к автомашине М.А. идут двое мужчин, один из которых был одет в шубу из меха темного цвета, на голове вязаная шапочка темного цвета, а второй был одет в темную куртку, на голове также вязаная шапочка темного цвета. Мужчина в шубе зашел в подъезд, где живет М.А., а второй подошел к автомашине М.А. с правой стороны, после чего он услышал шум разбиваемого стекла и хлопки. М.А. выскочил из автомашины и побежал к подъезду. Мужчина в куртке стал стрелять из пистолета в спину М.А., затем из подъезда навстречу последнему выбежал мужчина в шубе и тоже стал стрелять в него, после чего на этого мужчину набросились двое парней, сбили его с ног и выбили пистолет, затем избили. Через некоторое время приехали работники милиции и задержали мужчину, рядом с которым лежал пистолет, похожий на "ПМ" с глушителем;

показаниями свидетеля Ч.Е. о том, что он сразу после происшествия беседовал с задержанным, который назвался Н., не отрицал, что стрелял он. Со слов граждан понял, что в преступлении участвовали три человека: один - Н., второй убежал, а третий успел добежать до машины ВАЗ-2101 зеленого цвета, но не смог тронуться с места и затем, выскочив из машины, также убежал;

показаниями свидетелей И.Г. и Я.Х. о том, что они, находясь дома, услышали со стороны улицы и крики, после чего побежали вниз и перед подъездом столкнулись с мужчиной, которого догнали и задержали, нанеся ему удары руками и ногами. После этого они затащили М.А. в автомашину и повезли его в больницу;

показаниями свидетеля Г.О. о том, что примерно в августе 1999 года он продал Н. свою автомашину ВАЗ-2101 зеленого цвета;

показаниями свидетеля В.А. о том, что примерно 12 ноября 1999 года к ней приехали Ф. и Ч., которые сказали, что Н. задержали и что он кого-то застрелил, а также что, если ее будут спрашивать сотрудники милиции, то она ничего не знает, а через некоторое время Ч. забрал у нее документы, ключи от автомашины и саму автомашину;

показаниями свидетеля А.Х. о том, что последним убийством, совершенным членами группировки "Хади-Такташ", было убийство активного члена группировки "Павлюхина" М.А. По имеющейся информации последний отвечал за молодых в группировке "Павлюхина". М.А. и его сожительница занимались распространением наркотиков, в том числе в микрорайоне, контролируемом группировкой "Хади-Такташ". Таким образом, убийство М.А. было вызвано тем, что его интересы столкнулись с интересами группировки "Хади-Такташ". Убит он был по указанию "Раджи";

показаниями подсудимого З. о том, что убийство М.А. может быть связано со сбытом наркотиков;

протоколами осмотра места происшествия, из которых следует, что во дворе дома 52 по улице Эсперанто г. Казани обнаружены и изъяты: пистолет с глушителем, гильзы в количестве 11 штук, 5 пуль, вязаная шапочка черного цвета. Там же обнаружена автомашина ВАЗ-21011 зеленого цвета, у которой передние и задняя левые двери были приоткрыты;

актами судебно-баллистических экспертиз, из которых следует, что пистолет, обнаруженный и изъятый при осмотре места происшествия, снабжен самодельным устройством для бесшумной и беспламенной стрельбы ("глушителем") и является нарезным (калибра 9 мм) короткоствольным огнестрельным оружием, пригодным для производства выстрелов, 5 гильз и одна пуля выброшены и выстреляна из пистолета, обнаруженного при осмотре места происшествия, а 5 других гильз и еще одна пуля выброшены и выстреляна из другого пистолета с применением самодельного глушителя, аналогичного обнаруженному на месте происшествия, гильза, обнаруженная при дополнительном осмотре места происшествия, выброшена из пистолета, изъятого в ходе осмотра места происшествия. Пуля, извлеченная из тела М.А., выстреляна из того же пистолета. Одна из трех пуль, извлеченных из трупа М.А., также выстреляна из пистолета, обнаруженного при осмотре места происшествия. Две пули, изъятые при осмотре автомашины потерпевшего, выстреляны из пистолета, обнаруженного при осмотре места происшествия;

актом судебно-медицинской экспертизы, согласно которому смерть М.А. последовала от множественных слепых и сквозных огнестрельных пулевых ранений груди, живота, таза, правой нижней конечности с повреждением внутренних органов и крупных кровеносных сосудов. Огнестрельные ранения причинены не менее, чем 10-ю выстрелами.

Этими доказательствами также полностью опровергаются содержащиеся в кассационных жалобах осужденных Г., Ф. и Н. и их защитников доводы о непричастности названных осужденных к совершению этих преступлений.

9. Вывод суда о виновности Г., С.А., Л., Х. и З. в хищении путем обмана имущества Г.У. (золотых цепочки и печатку, а также автомашины на общую сумму 20 тысяч 900 руб.), С.И. (автомашины стоимостью 40.000 руб.), С.Р. (золотых сережек с камнем - 2.400 руб.), имевших место в октябре - ноябре 1998 года, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о непричастности названных осужденных к совершению этого преступления обоснованными признать также нельзя, поскольку они опровергаются доказательствами, которым в приговоре также дана надлежащая оценка, в частности:

показаниями подсудимого Л., из которых усматривается, что он с другими лицами решил завладеть автомашиной Г.У., с этой целью они разыграли сцену взятия одного из парней "в плен" с производством выстрелов, после чего обманным путем завладели автомашиной потерпевшего, которую он забрал себе, а участникам обмана выплатил 8.000 руб.;

показаниями потерпевшего Г.У. о том, что при возвращении другим лицам долга, последние требовали с него проценты, угрожали, требовали отдать им документы от машины. В это время появился З. и предложил ему передать этим лицам в качестве залога золотые цепочку, печатку и сережки. На следующий день З. якобы для разрешения конфликта предложил ему подъехать к комбинату "Здоровье", где познакомил его с Х. и Л., пояснив, что они будут решать его проблемы. Через несколько дней Л. попросил его подъехать к ДК "Химиков", где к нему подошли ребята, которые ранее требовали деньги. Они отобрали у него документы и автомашину и уехали. Вечером Л. и Х. приехали к нему и сказали, чтобы он не звонил в милицию, что они сами разберутся. Через некоторое время Л. вернул ему цепочку и печатку, спрашивал про запасные ключи от машины и тогда он понял, что машина у них. Вскоре его привезли на кладбище, где он услышал стрельбу и они уехали. При встрече З. сказал, что на кладбище ранили одного из парней и его надо лечить, а за лечение нужно отдать 4.000 долларов США, а так как денег нет, автомашина останется у них. Позже он узнал, что у С.И. тоже забрали автомашину. Документы и ключи от своей автомашины он, Г.У., передал Л. и Х. по требованию З.;

показаниями потерпевшей С.Р. о том, что у Г.У. незнакомые лица требовали деньги, угрожали, после чего З. предложил отдать этим ребятам залог и она отдала свои золотые сережки, а Г.У. - золотые печатку и цепочку. Сережки ей так и не вернули. Позднее от своей сестры она узнала, что у Г.У. отобрали автомашину;

показаниями свидетеля С.И. о том, что З. сказал ему, что на лечение раненого парня требуется 8.000 долларов и что денег от продажи автомашины Г.У. на это не хватит и требуется продать и его, С.И., автомашину. После этого вместе с представителем З. Л. он ездил в нотариальную контору, где его автомашину оформили на другого человека. Деньги за машину ему не дали;

протоколами опознания Г.У. З., Л., С.А. и Х., С.И. - З. и Л., а С.Е. - З. и К. как лиц, которые обманным путем завладели автомашинами потерпевших;

показаниями свидетеля С.Е. о том, что З. предложил обмануть Г.У. и завладеть его машиной. Чтобы Г.У. этого не понял, была разработана схема действий, при этом была разыграна инсценировка "разборки" с выстрелами из огнестрельного оружия, в ходе которой его, С.Е., якобы ранили и на его лечение стали собирать деньги. Г.У. решил, что человека ранили из-за него. Через некоторое время он от З. узнал, что они якобы в счет лечения раненого забрали у Г.У. машину, которую продали за 16.000 рублей и эти деньги поделили поровну.

Кроме того, приведенными доказательствами опровергаются также содержащиеся в кассационной жалобе осужденного Л. доводы о том, что он один совершил обман потерпевшего Г.У.

10. Вывод суда о виновности Г., Г.С., В. и С.А. в организации и содержании притона в помещении комбината "Здоровье" г. Казани в период времени с 1995 по 1997 годы для занятия проституцией также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

В частности, этот вывод подтверждается приведенными в приговоре доказательствами, в том числе:

показаниями свидетеля К.Д. о том, что в 1995 году Г.С. предложил ей поработать проституткой в комбинате "Здоровье". Она согласилась. Сутенером был С.А. Клиенты сами выбирали себе партнершу платили С.А. Час услуг стоил 400 рублей. С.А. следил, чтобы девушки не задерживались у клиентов больше часа, в противном случае производилась доплата. В конце дня С.А. расплачивался с девушками, отдавая по 200 рублей за час пребывания с клиентом. В комбинат девушки приходили к 19 часам и находились там до 22 - 23 часов. С.А. должен был следить за девушками, разбирался в конфликтах с клиентами, если такие возникали. Г. приходил в комбинат раза три в неделю. В комбинате собирались С. и другие. В месяц она зарабатывала для себя примерно 4 тысячи рублей. Такую же сумму получал и С.А. Остальные 4 - 5 девушек, работающих на тех же условиях, зарабатывали примерно также;

показаниями свидетеля Г.Р. о том, что в январе 1997 года С.А. принял ее на работу проституткой, разъяснил правила, которые существовали в комбинате до ее прихода. С.А. половину денег, полученных от клиентов, забирал себе, а им отдавал 150 рублей. С.А. иногда забирал паспорта ее и других девушек и говорил, что без них в Казани они никуда не денутся. В общей сложности она проработала в комбинате с января по апрель 1997 года. Обслуживала, как правило, по два клиента и получала за это по 150 рублей с каждого. Такую же сумму, то есть по 300 рублей, получал ежедневно с ее клиентов и С.А.;

аналогичными показаниями свидетелей Ш.Р., Н.А., Р., С.Л. и С.Н., В.М., К.Л. и Х.В.;

показаниями свидетеля Б.У. о том, что в январе 1998 года В. и Г.С. в его присутствии избили девушек, с которыми он пришел на комбинат, поскольку они ранее там работали проститутками и за это получали деньги. Г.С. стал предлагать взять девчонок у них. Они не хотели брать кого попало и отказались. Тогда Г.С. предложил отдать им те деньги, которые они должны бы были заплатить за услуги пришедших с ними девушек, в связи с чем он отдал им 100 долларов США. Тогда же он узнал, что эти ребята из группировки "Хади-Такташ" и контролируют в комбинате проституцию;

показаниями свидетеля В.В. о том, что с 1994 - 1995 года работал в кабинете "Здоровье" охранником. Он заметил, что в бане часто стал появляться С.А., но не мылся, а просто сидел за столиком. С.А. стал "смотрящим" в комбинате. Потом в комбинат стали приходить Г.С. и Г. В бане они не мылись, просто сидели за столиками, иногда до закрытия комбината. Позже там появилась девушка по имени Диана, а затем другие девушки. Он от работников комбината узнал, что Диана является сутенершей, а девушки работали проститутками, что ставка у них 400 рублей. Диана постоянно общалась с С.А. Сначала у ребят было помещение в подвале комбината, потом они официально арендовали комнату на втором этаже;

показаниями свидетеля М.О. о том, что комбинат "Здоровье" контролировала группировка "Хади-Такташ", представляя услуги проституток. Этот бизнес контролировали С.А. и В. За один час с клиента брали 300 рублей, из которых 200 рублей шли в "общак". М.О. сам видел это. Клиент, выбрав девушку, отдавал деньги человеку, который контролировал проституток, после чего уходил с девушкой. В конце дня девушке отдавали ее долю. Деньги от деятельности проституток, как и от продажи наркотиков, передавались В.

Этими доказательствами полностью опровергаются содержащиеся в кассационных жалобах осужденных Г., Г.С., В. и С.А. и их защитников доводы о непричастности названных осужденных к совершению этого преступления.

11. Вывод суда о виновности С., Г.С., Ф., Ч., Н. и С.А. в незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов основан на приведенных выше доказательствах, исследованных судом первой инстанции по каждому эпизоду убийства и покушения на убийство с применением огнестрельного оружия.

12. Вывод суда о виновности Ф. в незаконном обороте наркотических средств, имевшем место 19 января 2000 года в г. Казани, также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о непричастности осужденного к совершению этого преступления обоснованными признать также нельзя, поскольку они опровергаются доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в том числе:

протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что 19 января 2000 года в квартире, где проживал осужденный изъято вещество растительного происхождения зеленого цвета;

актом физико-химической экспертизы, согласно которому изъятое в ходе осмотра квартиры вещество является смесью наркотического средства каннабис (марихуана) и табака, вес высушенной марихуаны в смеси составил 0,28 грамма;

медицинским освидетельствованием Ф. о том, что в его моче обнаружены признаки употребления каннабиноидов (марихуаны);

показаниями свидетеля Х.И. о том, что указанную выше квартиру снимал осужденный.

13. Вывод суда о виновности Г. и Ф. в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях руководства такой группой (бандой), создании преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, а равно руководстве таким сообществом, а также о виновности З., С.А., Г.С., Ч., Н., Ш., Л., Х. и С. в участии в банде или в совершаемых ею нападениях, участии в преступном сообществе (преступной организации) также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

На основании перечисленных выше и других имеющихся в материалах дела и приведенных в приговоре доказательств, в том числе на основании показаний свидетелей К.Т., Я.П., Я., М.О., Г.Н., Г.Т., Л.Е., П.О., Р.Б., С.Н., В.В., В.П. и Б.Ч., а также пейджинговых сообщений, судом первой инстанции правильно установлено, что в начале 80-х годов на территории Вахитовского района г. Казани в микрорайоне улиц Хади Такташ и Жданова (впоследствии переименованной в улицу Эсперанто) образовалось и существовало объединение подростков (группировка), собиравшихся в группу по территориальному (по месту жительства) признаку для совершения хулиганских и иных противоправных действий в отношении других подобных группировок. Инициаторами организации и первыми руководителями группировки были Ш.А. и Х.А. К 1992 году внутри группировки "Хади Такташ" образовались две бригады, возглавляемые Ш.А. и Х.А., между которыми возникла конфликтная ситуация, переросшая в августе 1992 года в вооруженную стычку между членами двух бригад с использованием оружия и взрывных устройств. В результате продолжения конфликта 4 ноября 1992 года в офисе фирмы "Сандра" г. Казани из огнестрельного оружия был убит Х.А., а в январе 1993 г. в гор. Москве также из огнестрельного оружия убит Ш.А. В 1993 году после убийства названных лиц Г. и другое лицо, ранее входившие в бригаду Х.А., в микрорайоне улиц Хади Такташ и Эсперанто г. Казани организовали устойчивую вооруженную группу (банду) с целью нападения на граждан, в которую вошли и стали активными ее участниками С., З. и другие лица. Кроме того, в процессе деятельности банды Г. в ее состав в качестве участников вошли: в 1995 году - Г.С., 1996 году - С.А., 1997 году - В., 1998 году - Л., Х. и К. Членов банды тесно связывало проживание в одном микрорайоне, совместное времяпрепровождение, вхождение в группировку "Хади Такташ" с самого детства. Банда была устойчивой, со стабильным составом, изменявшимся в сторону увеличения в связи с приемом новых членов. Члены банды действовали согласованно между собой на протяжении длительного времени - с 1993 по 2000 год, имели огнестрельное оружие: не менее двух пистолетов Макарова, не менее трех револьверов системы "Наган", не менее трех пистолетов неустановленного образца и боеприпасов к ним, которые использовали при совершении преступлений. Все члены банды были осведомлены о наличии огнестрельного оружия как в банде, так и у отдельных ее членов и были готовы к тому, что оно будет использовано для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Банда была мобильной и использовала при совершении преступлений легковые автомашины, принадлежащие членам банды. В банде имелись современные средства связи - пейджеры и мобильные телефоны, производился сбор денежных средств в общую кассу. Г. и другое лицо, являясь организаторами и руководителями банды, принимали решения, связанные с планированием, материальным обеспечением, организацией деятельности банды и совершением конкретных нападений. В 1994 году, после того как другое лицо пропало без вести, лидером бригады и единоличным руководителем банды стал Г. 2 декабря 1997 года из мест лишения свободы освободился Ф., которого Г. принял в свою банду. По указанию Г. в период с декабря 1997 г. по май 1998 г. для совершения убийства по найму Ф. вступил в сговор с Н. и Ш., с которыми поддерживал приятельские отношения, а также со своим племянником Ч. Тем самым Ф. также создал устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан и стал осуществлять руководство этой бандой. Г. и Ф., являясь организаторами и руководителями банды, принимали решения, связанные с планированием, материальным обеспечением конкретных нападений, причем Ф. принимал и личное участие в совершении ряда убийств. Указанные банды, входящие в преступное сообщество, имели разделение функций, при этом участники банды Г. - З., С., С.А., Г.С., совместно с вовлеченными ими в преступную деятельность В., Х., Л. и К. занимались совершением преступлений, не являвшихся особо тяжкими, а участники банды Ф. - Ч., Н. и Ш. - специализировались на совершении убийств по найму. Тем самым Г. в период с 1993 по 1998 год создал в г. Казани осуществлял руководство состоящим из двух банд преступным сообществом (преступной организацией), умышленно созданным им специально для совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

Приведенными в приговоре доказательствами полностью опровергаются содержащиеся в кассационных жалобах осужденных Г., Ф., З., С.А., Г.С., Ч., Н., Ш., Л., Х. и С. и их защитников доводы о непричастности названных осужденных как к организации и руководству вооруженными бандами (преступным сообществом), так и участию в этих бандах (преступном сообществе) и совершаемых ими преступлениях.

Что касается содержащихся в кассационных жалобах осужденных и их защитников доводов о том, что дело расследовано и рассмотрено неполно и с обвинительным уклоном, то они также являются необоснованными.

Как видно из материалов дела, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, в том числе и нарушения права Ш. на защиту, как об этом указано в его кассационной жалобе, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

При этом по мотивам, изложенным в приговоре, нельзя согласиться с содержащимися в кассационных жалобах адвокатов доводами о незаконности действий суда, выразившихся в допросе ряда свидетелей с использованием вымышленных имен и технического искажения их голоса, а также в допросе нескольких свидетелей, находившихся за пределами зала судебных заседаний, посредством громкой связи.

Анализ приведенных выше и других имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и дал правильную правовую оценку действиям всех осужденных.

Меры наказания осужденным назначены судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих личность каждого, при этом судом обоснованно Г. и Ф. признаны исключительно опасными для общества.

Поэтому оснований для смягчения наказания, как об этом поставлен вопрос в кассационной жалобе осужденного К., не имеется.

Что касается содержащихся в кассационной жалобе осужденного В. доводов о неправильном применении к нему судом ст. 70 УК РФ, поскольку его судимость по ст. 213 ч. 1 УК РФ погашена, то они также являются необоснованными, поскольку преступления осужденным совершены в период испытательного срока по предыдущему приговору и поэтому наказание ему, как правильно указано судом первой инстанции, следовало назначить по совокупности приговоров.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377 - 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 23 января 2002 года в отношении Г., З., Г.С., С., С.А., Ф., Ч., Ш., Н., В., Л., К. и Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"