||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 февраля 2003 г. N 5-о02-104

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Валюшкина В.А., Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании 5 февраля 2003 года кассационные жалобы адвокатов Медвецкой Н.И. и Вербицкого И.В. на постановление судьи Московского городского суда от 11 ноября 2002 года, по которому срок содержания под стражей

П.

и

Б.,

продлен до момента окончания ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами дела и направления прокурором дела в суд на 6 месяцев.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей постановление судьи отменить, Судебная коллегия

 

установила:

 

Генеральный прокурор Российской Федерации обратился в Московский городской суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей обвиняемых П. и Б., которые к моменту возбуждения ходатайства выполняли требования ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР по возбужденному в отношении них уголовному делу.

11 ноября 2002 года судья Московского городского суда продлил срок содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами дела и направления прокурором дела в суд на 6 месяцев.

В кассационных жалобах:

- адвокат Медвецкая в защиту П. указывает на то, что в ходатайстве прокурора отсутствуют фактические данные, подтверждающие невозможность отмены меры пресечения в виде заключения под стражу, прокурором и судом не в полной мере выполнены положения, содержащиеся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 октября 1999 года, содержащееся в ходатайстве прокурора утверждение, что П. может скрыться, воспрепятствовать установлению истины по делу, заниматься преступной деятельностью и оказывать давление на свидетелей и потерпевших, является голословным и не получило оценки в постановлении. С учетом изложенного, принимая во внимание положительные характеристики, состояние здоровья ее подзащитного и членов его семьи, наличие ходатайства президента АНТ, адвокат ставит вопрос об отмене постановления судьи и изменении П. меры пресечения на не связанную с изоляцией от общества;

- адвокат Вербицкий в защиту Б., ссылаясь на невыполнение прокурором и судом указаний, содержащихся в определении суда кассационной инстанции, которым ранее отменялось аналогичное постановление судьи. С учетом наличия у Б. постоянного места жительства, привлечения его к ответственности впервые, наличия у него семьи, тяжелой болезни младшего сына, просит отменить постановление судьи и изменить Б. меру пресечения на не связанную с лишением свободы.

Проверив материалы, обсудив доводы адвокатов, изложенные в жалобах, Судебная коллегия находит постановление судьи подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, находящегося в производстве Следственного комитета при МВД России, 24 ноября 2000 года П. и Б. были задержаны в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а 27 ноября им в порядке ст. 90 УПК РСФСР была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Заместителем Генерального прокурора РФ и исполняющим обязанности Генерального прокурора РФ сроки содержания П. и Б. под стражей неоднократно продлевались, а 19 февраля 2002 года Генеральным прокурором РФ срок их содержания под стражей продлен до 18 месяцев, то есть до 24 мая 2002 года.

22 марта 2002 года П. и Б. было объявлено об окончании предварительного следствия, разъяснены их права при ознакомлении с материалами дела, и в тот же день П. и его адвокатам, а 25 марта 2002 года - Б. и его адвокатам были представлены для ознакомления материалы дела, состоящие из 44 томов.

17 мая 2002 года Генеральный прокурор РФ, сославшись на истечение предельного срока пребывания П. и Б. под стражей 24 мая 2002 года, в соответствии с ч. 4 ст. 97 УПК РСФСР обратился с ходатайством о продлении срока содержания их под стражей до окончания ознакомления с материалами дела и направления прокурором дела в суд до 6 месяцев, то есть до 24 ноября 2002 года.

Рассмотрев указанное ходатайство 23 мая 2002 года, судья своим постановлением удовлетворил его.

Однако 12 сентября того же года это постановление было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение.

Рассмотрев повторно ходатайство 11 ноября 2002 года, судья вновь удовлетворил его, приняв решение о продлении срока содержания обвиняемых под стражей до момента окончания ознакомления их и защитников с материалами дела и направления прокурором дела в суд на 6 месяцев.

В обоснование своего решения судья сослался на действовавшие на момент обращения прокурора с ходатайством положения ст. 97 УПК РСФСР, указав в постановлении, что они в целом не противоречат соответствующим правилам, установленным в ст. 109 УПК РФ, введенного в действие с 1 июля 2002 года.

Однако с таким выводом согласиться нельзя, поскольку он не согласуется с содержанием указанных норм уголовно-процессуального законодательства.

Так, согласно ч. 5 ст. 97 УПК РСФСР при обращении прокурора с такого рода ходатайством максимальный срок, на который судья мог продлить срок содержания обвиняемого под стражей, был ограничен шестью месяцами, по истечении которого, если ознакомление с материалами дела не было закончено, обвиняемый подлежал освобождению из-под стражи.

В соответствии же с ч. 8 ст. 109 УПК РФ срок содержания обвиняемого под стражей по ходатайству следователя, внесенному с согласия Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя, может быть продлен судьей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд, то есть фактически на неопределенное время.

Ошибочный подход как к толкованию ст. 97 УПК РСФСР и ст. 109 УПК РФ, так и к пониманию действия этих норм во времени послужил причиной принятия судьей решения о продлении срока содержания обвиняемых под стражей на срок, превышающий максимальный срок содержания последних под стражей (24 месяца), о чем в ходатайстве прокурора вопрос не ставился.

Тем самым судья возложил на себя функции, не свойственные отправлению правосудия.

Учитывая изложенные обстоятельства, а также принимая во внимание, что после введения в действие нового уголовно-процессуального закона следователь с ходатайством, отвечающим требованиям ст. 109 УПК РФ, о продлении срока содержания под стражей П. и Б. в суд не обращался, постановление судьи не может быть признано законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене.

При новом рассмотрении материалов настоящего дела следует устранить отмеченные нарушения закона, уточнить требования следственных органов, связанные с продлением срока содержания обвиняемых под стражей, тщательно проверить доводы, содержащиеся в возражениях П., Б. и их адвокатов, после чего принять мотивированное решение по существу ходатайства.

Оснований для отмены или изменения П. и Б. меры пресечения, о чем поставлен вопрос в жалобах, Судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

постановление судьи Московского городского суда от 11 ноября 2002 года в отношении П. и Б. отменить, а дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Меру пресечения П. и Б. оставить заключение под стражу.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"