||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 февраля 2003 года

 

Дело N 43кп002-61

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей: Шишлянникова В.Ф., Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 5 февраля 2002 г. кассационные жалобы осужденного Л. и адвоката Таначева П.В. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 22 августа 2002 г., которым

Л., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу осужден С., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Кочина В.В. объяснения осужденного Л. и адвоката Галаховой Г.А. по доводам кассационных жалоб, заключение прокурора Лущиковой В.С. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Л. осужден за убийство Р. из корыстных побуждений.

В кассационной жалобе Л. приводит доводы в том, что убийство он не совершал, а лишь помог С. спрятать труп Р.

С. признал, что убийство он совершил один во время спора из-за карточного долга. Потом С. стал его оговаривать. Его вину никто из свидетелей не подтвердил. Ш. предполагает, что убийство совершено из мести, а потом она, К. и С. стали утверждать, что он якобы собирался завладеть квартирой Р.

Следствие не проверило и причастность К. и Ш. к убийству, поскольку Ш. отказывалась уходить из квартиры Р., не отдавала ключи. Из ее показаний видно, что Ш. с друзьями склонили С. к убийству, его Л., она оговорила в убийстве. Квартира у Р. не было приватизирована и ею завладеть нельзя. Тем не менее, суд признал в действиях его корыстный мотив.

Записка якобы исполненная Р. кем-то подделана. При производстве следственных действий нарушен процессуальный закон, в следственную группу входил близкий родственник прокурора, продлевавшего срок следствия по делу. Назначая суровое наказание, суд не исследовал характеризующие его данные. Л. просит приговор отменить и дело прекратить.

Адвокат Таначев П.В. в кассационной жалобе в защиту Л. приводит доводы в том, что записка Р. не может быть признана доказательством вины Л., ибо речь в ней идет о другом человеке. Убийство с целью завладения квартирой Р. невозможно, так как квартира не была приватизирована.

Показания С. не имеют юридической силы, поскольку получены с нарушением права на защиту. С. дал показания под воздействием защищавшего его адвоката, а адвоката рекомендовал следователь. Показания С. ничем не подтверждены и даже противоречат показаниям свидетелей Шах. и О., которые показали, что С. вернул машину около 0 часов 30 минут 11 февраля.

В дополнительной жалобе приводятся доводы о том, что нельзя вести речь об убийстве за вознаграждение, поскольку, по мнению суда, и Л. и С. были заинтересованы в продаже квартиры. Суд использовал термин "реализацию", который может быть истолкован по-разному. Суд не учел, что квартиру убитого Р. Л. не смог бы продать. Выводы суда в том, что телесные повреждения на руках и ногах Р. нанес Л. необоснованны, а то что С. один не смог бы совершить убийство - является предположением.

В жалобах поставлен вопрос об отмене приговора и прекращении дела.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора по доводам изложенным в кассационных жалобах осужденного Л. и его защитника.

Вина Л. в совершенном преступлении подтверждена рассмотрением в суде доказательствами, а действиям дана правильная юридическая оценка.

Доводы Л. о невиновности в убийстве Р. судом проверены и обоснованно отвергнуты, мотивы принятого решения изложены в приговоре.

Суд установил, что Р. был вызван из квартиры Л., а вооруженный металлической струной С. сел сзади его в машину, в пути набросил струну на шею Р. и стал душить.

Как правильно указал суд, С. не мог физически преодолеть сопротивление Р., отобрать у него стамеску и задушить.

Согласно показаниям осужденного по этому же делу С. в процессе убийства Р. Л. держался за правую руку, наносил побои, отобрал стамеску с целью преодолеть сопротивление.

Объективно показания С. нашли подтверждение в заключении судебно-медицинского эксперта о характере и локализации телесных повреждений на трупе Р.

Сам Л. не отрицает, что после того, как С. "задушил" Р. он помог вытащить его из машины, перетащить тело от машины в лес, после чего С. "добил" Р. ударом стамески в шею.

О том, что убийство Р. совершено Л. с целью завладеть квартирой убитого свидетельствуют не только показания С., но и показания свидетелей К., Ш. и Зыкина о том, что Л. неоднократно предлагал Р. продать квартиру, а деньги отдать ему и после отказа Р. заявил, что убьет его и завладеет квартирой. После того как Р. пропал, Л. признался, что он и его друг убили Р.

Таким образом доказательства свидетельствуют об обоснованности выводов суда о виновности Л. в убийстве Р. из корыстных побуждений.

Как видно из дела, умысел на убийство Р. возник у Л. с целью получения выгоды материального характера правом пользоваться жилищем.

То обстоятельство, что Л. не знал, кто является собственником жилья не влияет на оценку его действий.

Суд правильно указал, что принятие в будущем решения о способе распоряжения квартирой в момент совершения убийства для Л. значение не имел.

Суд тщательно проверил и исследовал все доказательства дал им надлежащую оценку в приговоре, которая является правильной.

Противоречий в доказательствах, в том числе в показаниях С. и свидетелей Шах. и О. о времени возвращения автомашины после убийства Р. не имеется, поскольку все перечисленные лица назвали время приблизительно.

Нарушений уголовно-процессуального закона при производстве предварительного следствия не допущено. Ссылка на то, что в состав следственной группы входил следователь, являющийся родственником прокурора, продлевавшего срок следствия по делу не является основанием для отмены приговора. Как видно из дела, А., включенный в состав следственной группы, следственных действий по делу не выполнял. Требования ст. 59 УПК РСФСР не нарушены.

Таким образом, для отмены приговора в отношении Л. оснований нет.

Мера наказания Л. назначена в соответствии с законом с учетом содеянного и характеризующих данных.

Для смягчения наказания оснований нет.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 22 августа 2002 года в отношении Л. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката Таначева П.В. без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.В.КОЧИН

 

Судьи

В.Ф.ШИШЛЯННИКОВ

В.В.МИКРЮКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"