||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 февраля 2003 года

 

Дело N 41-кп002-130

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Шишлянникова В.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 5 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных М. и В., адвоката Черняева Ю.В., на приговор Ростовского областного суда от 22 августа 2002 года, которым:

М., <...>, ранее судимый, судимость не погашена

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на 20 лет, по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 4 года, по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ на 5 лет

на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 24 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В., <...>, ранее судимый 27 сентября 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года 6 месяцев

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на 15 лет лишения свободы,

на основании ст. 70 УК РФ присоединено наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

По приговору суда М. и В. признаны виновными в умышленном причинении смерти трем лицам, совершенном группой лиц.

Кроме того, М. признан виновным в совершении кражи чужого имущества с причинением потерпевшему значительного ущерба в размере 6500 рублей.

Преступления совершены 1 и 3 февраля 2002 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения М. и В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего необходимым приговор суда в отношении В. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

осужденный М. считает приговор незаконным, необоснованным, а потому подлежащим отмене, отмечает, что на предварительном следствии при задержании он не был обеспечен адвокатом и показания дал под физическим и моральным воздействием оперативных работников, на предварительном слушании ему необоснованно было отказано в рассмотрении дела судом присяжных, полагает, что в нарушении ст. 30 УПК РФ судья не вправе был единолично рассматривать уголовное дело, суд не учел его показания о невиновности.

Осужденный В. полагает, что он убийств не совершал, и не должен нести ответственность за действия совершенные М., просит переквалифицировать его действия и снизить наказание.

Защитник адвокат Черняев Ю.В. просит приговор в отношении М. отменить и дело прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступления, указывает на неустановление того, что телесные повреждения могли быть причинены руками и ногами, ссылается на отсутствие при деле вещественных доказательств ножа, ремня, трехлитрового баллона, бутылки, неустановление лица, которое оставалось после ухода осужденных из дома.

В возражениях потерпевшая Г. и государственный обвинитель просят жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб и возражения на них, Судебная коллегия считает приговор в отношении В. подлежащим изменению, а в отношении М. является законным и обоснованным.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно признал доказанным совершение М. убийства трех лиц и совершения В. убийства одного лица.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката об одностороннем разбирательстве дела и оценке доказательств судом.

Как видно из материалов дела все доказательства по делу судом были исследованы и им дана надлежащая оценка.

Нарушений прав осужденных не допускалось.

Осужденные и защитники задавали ходатайства по различным вопросам, все ходатайства в судебном заседании обсуждались и по ним суд вынес законные решения.

Доводы жалоб о том, что вина осужденного М. в совершении убийства трех лиц не доказана, нельзя признать состоятельными.

Как следует из показаний В. в ходе предварительного следствия, убийство всех троих потерпевших совершил М., а он (В.) только ударил П. бутылкой по голове.

Каких-либо оснований не доверять этим показаниям В. не имеется, поскольку он был допрошен с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, после разъяснения ему положений ст. 51 Конституции РФ, с участием адвоката.

Согласно показаниям свидетеля З. со слов В. М. убил двоих мужчин, а В. ударил бутылкой по голове женщину, потом М. поджег дом.

В приговоре не приведены доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что В. кроме как П., еще кому-либо причинил телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью.

В судебном заседании В. пояснил, что когда он искал свои документы, обнаружил бутылку водки и этой бутылкой ударил П. по голове, отчего у потерпевшей пошла кровь.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы П. были причинены закрытая травма груди, в виде множественных переломов ребер слева и справа, а также закрытая черепно-мозговая травма в виде субарахноидальных кровоизлияний в лобно-теменно-височных областях обоих полушарий, ушиб головного мозга в височных областях, кровоизлияния в желудочки мозга, ушибленную рану центральной теменной области с кровоизлиянием в толщу кожно-мышечного лоскута головы, которая имеет прямую причинную связь со смертью, которые в совокупности квалифицируются как телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Утверждения в жалобах В. об отсутствии у него умысла на убийство потерпевшей опровергаются тяжестью и локализацией причиненного повреждения, причиненного с использованием бутылки.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу, что смерть П. наступила от совместных действий М. и В.

Поскольку доказательств убийства Н. и Н-ко со стороны В. не установлено, то квалифицирующий признак убийство двух и более лиц подлежит исключению из осуждения В.

Доводы жалоб М. и В. о том, что судья не вправе был единолично рассматривать дело, являются несостоятельными. В соответствии со ст. 30 УПК РФ судья вправе единолично рассматривать дела указанные в части 3 ст. 31 УПК РФ. Коллегиальным составом: коллегия из трех судей федерального суда общей юрисдикции, судья федерального суда общей юрисдикции и коллегия присяжных заседателей, судья и два заседателя - возможно при наличии своевременно заявленного ходатайства.

Как видно из материалов дела при ознакомлении с материалами дела М. и В. было разъяснено их право на выбор судопроизводства, однако от них соответствующих ходатайств не поступило. Кроме того, М. и В. отказались от рассмотрения дела судом присяжных (т. л.д. 181, 185).

Довод жалобы М. о том, что на предварительном слушании ему необоснованно было отказано в рассмотрении дела судом присяжных не подтверждается материалами дела.

Предварительное слушание не проводилось, поскольку оснований, предусмотренных ст. 229 УПК РФ для назначения дела в порядке предварительного слушания не имелось.

Согласно протоколу судебного заседания М. и В. заявляли ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных в подготовительной части судебного заседания, что не предусмотрено законом, поэтому суд обоснованно отказал в данном ходатайстве.

Как при этом пояснил М. суду процессуальные права на предварительном следствии ему разъяснялись и ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных он тогда не заявлял.

Осужденные в ходе предварительного следствия и в судебном заседании были обеспечены адвокатами.

Суд проверил показания осужденных о применении к ним недозволенных методов в ходе предварительного следствия и они не нашли своего подтверждения, а потому были обоснованно отвергнуты судом. М. и В. в полном объеме разъяснялись их процессуальные права, положения ст. 51 Конституции РФ Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к М. и В. недозволенных методов ведения следствия, не имеется.

Доказательства, изложенные в приговоре, собраны в соответствии с требованиями ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР.

Из заключений судебно-психиатрической экспертизы следует, что осужденные являются вменяемыми.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Действиям осужденного М. дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному М. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению не подлежит.

При назначении М. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.

В связи с уменьшением объема обвинения и исключением из осуждения у В. одного из квалифицирующих признаков, учитывая его активное способствование по изобличению другого участника преступления, Судебная коллегия считает возможным смягчить ему наказание, назначив его ниже пределов, предусмотренных ст. 68 ч. 2 УК РФ, применив положения ст. 64 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ростовского областного суда от 22 августа 2002 года в отношении В. изменить, исключить осуждение его по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчить ему наказание по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до 12 (двенадцати) лет лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ частично присоединить наказание не отбытое по приговору от 27 сентября 2001 года и окончательно назначить 14 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, в остальном приговор в отношении В. а также в отношении М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"