||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 февраля 2003 г. N 4-кпо02-144

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Иванова Г.П. и Дзыбана А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 4 февраля 2003 года дело по кассационным жалобам осужденных П. и Г., адвоката Голубева А.М. на приговор Московского областного суда от 4 октября 2002 года, которым

П., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденных П. и Г., адвоката Голубева А.М. доводам жалоб, прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, П. и Г. признаны виновными в совершении 10 февраля 2002 года, примерно в 20 часов, в деревне Жабкино Ленинского района Московской области, во время возникшей ссоры убийства Г.Н., которого подвергли избиению, П. повалил потерпевшего на пол, удерживал, а Г. нанес несколько ударов по голове кулаками и не менее 5 - кирпичом, затем Г. передал П. нож, которым тот нанес не менее 3 ударов в шею потерпевшему, от острой кровопотери в результате ран шеи наступила его смерть на месте. С целью сокрытия облили труп дизельным топливом, положили доски и подожгли.

В судебном заседании П. и Г. вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный П. просит правильно переквалифицировать его действия и смягчить наказание с учетом данных о личности, наличия семьи, того, что инициатором конфликта был потерпевший, кинувшийся на Г. с ножом. Указывает, что суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, не учел, что он и Г. не действовали согласованно, он разнимал дерущихся, видел, как Г. нанес потерпевшему удары кирпичом и ушел в другую комнату, так как стало плохо. В это время потерпевший зашевелился, он испугался, схватил нож и нанес им один удар потерпевшему, и вышел из комнаты;

адвокат Голубев А.М., в интересах П., просит изменить приговор суда, смягчить назначенное наказание. Указывает, что на предварительном следствии после задержания П. допрос был оформлен в виде "чистосердечного признания", не были разъяснены права, без ведома обвиняемого был заменен адвокат, при допросах следователь описывал события по своему усмотрению, пользуясь тем, что П. не помнил обстоятельства дела в связи с алкогольным опьянением. Суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, не учел показаний П. о совершении тех действий, за которые он согласен нести ответственность. При назначении наказания не учтены данные о личности осужденного, наличия на иждивении 2 малолетних детей;

осужденный Г. просит переквалифицировать его действия на ст. 111 ч. 1 УК РФ и назначить соответствующее наказание с учетом данных о личности, противоправного поведения потерпевшего, явившегося инициатором конфликта, кинувшегося на него с ножом. Указывает, что суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, не учел, что он находился в другой комнате, когда П. самостоятельно принял решение о нанесении ударов ножом потерпевшему, повлекших его смерть.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Котов С.Ф., Декань М.Е. указывают о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности П. и Г. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Доводы в жалобах о нарушении права на защиту осужденных на предварительном следствии, об оговоре и самооговоре, о необходимой обороне, являются несостоятельными.

Данная версия тщательно проверялась судом и обоснованно опровергнута, признана формой защиты, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

При этом судом приняты во внимание показания самих осужденных П. и Г. на предварительном следствии, в которых они изобличали друг друга в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда. В частности, признававших, что во время ссоры П. удерживал потерпевшего, а Г. наносил ему удары кирпичом, затем Г. дал П. нож, которым тот нанес удары потерпевшему, затем труп облили и подожгли.

Суд обоснованно признал показания осужденных доказательствами в той части, в которой они объективно согласуются с другими доказательствами. Что касается "чистосердечных признаний" осужденных на предварительном следствии, на что имеются ссылки в жалобах, то из приговора следует, что они судом не признаны доказательствами, поскольку получены с нарушением уголовно-процессуального закона (т. 2 л.д. 132).

Из показаний свидетеля К., сторожа, суд установил, что он видел, как осужденные пришли пьяные около 15 часов, Г. сразу же ударил потерпевшему по лицу, спросил, зачем тот сдал их в милицию, после чего стали распивать спиртное. Около 19 часов 30 минут - 20 часов увидел их снова, у Г. руки, лицо и куртка были в крови, понял, что произошла драка, затем услышал крик П., увидел в окно, что потерпевший лежит на полу в крови, понял, что он мертвый.

Из показаний свидетеля М., работника милиции, суд установил, что он задержал осужденных 11 февраля, Г. рассказал о том, что вместе с П. совершили убийство потерпевшего.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что обгоревший труп потерпевшего Г.Н. обнаружен в строящемся доме.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что смерть Г.Н. наступила от острой кровопотери в результате резаной и колото-резаных ран шеи.

По заключению судебно-биологической экспертизы на куртке Г. обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается.

По заключению пожарно-технической экспертизы причиной пожара явился поджог, на изъятых с места происшествия объектах обнаружены следы либо дизельного топлива или керосина.

На основании этих, а также других, указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных в совершении преступления, и правильно квалифицировал действия каждого.

Суд обоснованно признал, что Г. и П. являются соисполнителями убийства. Осужденные на почве личных неприязненных отношений в ходе ссоры, с целью лишения жизни потерпевшего действовали совместно, П. удерживал потерпевшего, а Г. наносил ему удары кирпичом в область головы, причинил тяжкий вред здоровью, затем Г. передал П. нож, которым тот причинил потерпевшему смертельные ранения.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни семьи. Оснований для смягчения наказания, о чем содержатся просьбы в жалобах, Судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 4 октября 2002 года в отношении П. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"