||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 февраля 2003 г. N 1-о02-51

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Пелевина Н.П. и Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 3 февраля 2003 г. кассационные жалобы осужденных М., О. и его законного представителя О.С. на приговор Архангельского областного суда от 27 июня 2002 г., которым

М., <...>, русский, с образованием 8 классов, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии;

О., <...>, русский, с образованием 8 классов, судимый 5 июня 2002 года по ст. ст. 161 ч. 1, 222 ч. 1, 111 ч. 1, 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", "д", 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 4 годам лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний ему назначено 9 лет лишения свободы;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по приговору от 5 июня 2002 года и настоящему приговору окончательно О. назначено 9 лет 9 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии.

М. и О. признаны виновными в совершении разбойного нападения на Б., 1956 года рождения по предварительному сговору между собой с использованием предмета в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда ее здоровью, а также в совершении убийства Б. по предварительному сговору группой лиц, сопряженного с разбоем.

Преступления совершены 10 марта 2002 года в г. Архангельске при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осужденного О., поддержавшего кассационные жалобы свою и законного представителя по изложенным в них доводам, мнение прокурора Козусевой Н.А., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. и О. виновными себя в судебном заседании признали частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный М. указывает, что потерпевшую Б. он не убивал, его вина в этом не доказана, и осужден за это необоснованно. Они с О. договорились только похитить у нее деньги, а ножом лишь припугнуть ее без умысла на убийство, потерпевшая сама наткнулась на нож в его руке, когда поднималась с дивана, после чего он инстинктивно нанес ей еще два удара ножом и велел О. снять с нее цепочку, а сам пошел искать деньги. Найдя их, они из квартиры ушли. Лишь позднее он узнал, что О. убил Б. при попытке нападения на него. Показания О. на следствии являются недостоверными, он оговорил себя и его. Свидетели Г. и К. также дали ложные показания, чему суд не дал оценки, как и причинам противоречий в них. Умышленного убийства потерпевшей он не совершал, и его действия следовало квалифицировать, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Его показания на следствии наполовину являются неправдивыми, поскольку даны под физическим и психическим воздействием со стороны работников милиции. О нанесении О. телесных повреждений он узнал позднее с его слов, когда О. подробно рассказал об обстоятельствах убийства. Свои действия он совершил неосознанно, в состоянии аффекта от криков потерпевшей, с которой находился О. Наказание ему назначено чрезмерно суровое, без учета его возраста, раскаяния в содеянном, семейного положения. Просит приговор отменить и дело направить на новое расследование или судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный О. указывает на несоответствие вводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильную квалификацию его действий в отношении Б. М. совершил нападение на нее в квартире в его отсутствие, он зашел туда позднее, никаких вещей не брал и разбоя не совершал. Затем потерпевшая стала кричать на него, пыталась взять нож со стола, и после этого он своих действий не помнит, очнулся, когда у него из руки выпал нож. Считает, что свои действия он совершил в состоянии аффекта, и их следовало квалифицировать по ст. 105 УК РФ. При назначении наказания суд не учел его возраста, явки с повинной и помощи в раскрытии преступления. Просит приговор отменить и дело направить на дополнительное расследование.

В кассационной жалобе законный представитель О.С. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и доказательствам, не подтверждающим предварительного сговора осужденных на совершение преступлений, их показаниям оценки не дано, а доводы осужденных не опровергнуты. Они хотели лишь завладеть деньгами потерпевшей, а нож М. взял с целью припугнуть ее. О. действий М. не видел, так как зашел в квартиру позднее. Удары ножом потерпевшей он нанес, чтобы она не смогла сообщить о преступлении, о сговоре на убийство на следствии О. сказал неправду. Не дано критической оценки показаниям свидетеля К., который свои показания на следствии подписал, не читая их и не зная их содержания. Уголовный закон к О. применен неправильно, окончательно наказание назначено без учета явки с повинной и правил п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и оно является чрезмерно суровым. Просит приговор изменить, исключить осуждение О. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание, с учетом несовершеннолетнего возраста и явки с повинной.

В возражениях потерпевшей П. на жалобы осужденных и государственного обвинителя на все жалобы указывается на их необоснованность и законность приговора, а поэтому содержится просьба об оставлении жалоб без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности М. и О. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного М. в судебном заседании усматривается, что О. срочно были нужны деньги для разрешения семейных проблем, а он знал о наличии денег у Б. и предложил О. их похитить. Убивать Б. они не договаривались, хотели лишь припугнуть ее, чтобы не препятствовала совершать преступление и не сообщала о нем. Он знал, что в квартире с Б. проживала ее мать, которая по состоянию здоровья не могла передвигаться, не понимала происходящего и не помнила событий. 10 марта они *** к квартире Б., у него с собой был складной нож. У О. ножа он не видел, но знал, что тот постоянно носит его с собой. На его звонок Б. открыла дверь, О. не видела, и он прошел в квартиру под предлогом позвонить по телефону, когда Б. повернулась к нему спиной, он достал из кармана нож и втолкнул потерпевшую в комнату, где она упала на диван. Он подошел к Б., которая стала подниматься и случайно наткнулась на нож, который он держал в руке. После этого он инстинктивно нанес ей еще два пореза ножом, однако считает от этих повреждений не могла наступить смерть потерпевшей. Он пытался связать руки Б. электроудлинителем, но не мог, отвел ее в кухню и посадил на табурет, чтобы она не увидела О. и не сообщила о нем. Затем он пригласил в квартиру О. и велел ему снять с шеи Б. золотую цепочку, а сам стал искать в большой комнате деньги, найдя в сумке 1160 рублей. Затем вместе с О. они ушли из квартиры, дверь которой он запер, полагая, что потерпевшая жива. Позднее О. рассказал, что убил ее. В подъезде одного из домов они выбросили перчатки и поделили поровну деньги. В подъезде своего дома он спрятал нож, а позднее выбросил кроссовки.

Из показаний осужденного О. в судебном заседании видно, что о потерпевшей Б. он узнал от М. накануне совершения преступления, когда М. сказал о наличии у нее денег, которые они решили похитить, но об убийстве потерпевшей не договаривались. 10 марта вечером они пришли к квартире Б., у него с собой имелся нож, которым он хотел припугнуть потерпевшую, о наличии ножа у М. не знал. На звонок М. в дверь потерпевшая впустила его в квартиру, а он остался на площадке, чтобы она не увидела его. Через некоторое время М. позвал его в квартиру, где Б. сидела в кухне на табурете, держа в руках электроудлинитель. Он, О., стал наносить потерпевшей удары ножом в шею и голову с целью убийства ее, чтобы она не смогла сообщить о преступлении. Затем он взял в кухне второй нож и стал наносить потерпевшей удары двумя ножами, отчего она упала. Лежавшей потерпевшей он продолжал наносить удары ножами в шею, нанеся всего не менее 15 ударов, пока она не перестала подавать признаки жизни. Он подумал, что убил потерпевшую, но полностью в этом не был уверен. На шее Б. видел золотую цепочку, не взял ее по какой-то причине. В комнате при нем М. достал из кошелька деньги в сумме 1160 рублей, другого имущества не искали. Когда ушли из квартиры, М. сказал, что пытался связать потерпевшую и нанес ей два удара ножом.

В порядке устранения и оценки причин противоречий в показаниях осужденных суд исследовал их показания, данные на предварительном следствии.

Согласно протоколу явки с повинной О., М. предложил убить Б. и завладеть ее имуществом, на что он согласился. Они взяли ножи и пошли к потерпевшей, где М. первым проник в квартиру и пытался связать потерпевшую, ударил ее ножом, после чего он стал помогать ему связывать ее каким-то электропроводом. Затем они стали наносить потерпевшей множественные удары ножами, в основном, в область шеи, чтобы пресечь ее сопротивление, поскольку она громко кричала об убийстве ее. Они убивали Б. в кухне, где и оставили. В это время в квартире находилась престарелая женщина, которая показалась ему психически больной, поскольку не понимала происходящего. После убийства М. нашел деньги, взял их, и они ушли (т. 1 л.д. 72).

Из показаний О. на предварительном следствии усматривается, что на предложение М. убить Б. они договорились, что тот первым зайдет в квартиру и нанесет ей удары ножом, а затем присоединится и он, О., и тоже нанесет ей удары ножом. Когда он зашел в квартиру после М., последний предложил добить находившуюся в кухне Б. со связанными удлинителем руками. Он нанес ей несколько ударов своим ножом, затем взял второй нож и стал наносить удары двумя ножами по телу и шее. Позднее М. рассказал, что перед связыванием он также несколько раз ударил Б. ножом (т. 1 л.д. 75 - 77, 85 - 87).

Данные показания О. подтвердил при выходе на место происшествия с его участием (т. 1 л.д. 78 - 81).

Из показаний М.М. на предварительном следствии, в том числе, и при выходе на место происшествия, видно, что он сознавал возможность наступления смерти потерпевшей после нанесения им ударов ножом (т. 1 л.д. 54 - 58, 60 - 63, 67 - 69).

Суд дал надлежащую оценку приведенным выше показаниям осужденных и причинам имеющихся в них противоречий и мотивированно признал их достоверными в той части, в какой они не противоречат другим доказательствам.

Из показаний свидетеля М. усматривается, что находившийся у него с М. О. попросил нож, и он дал ему нож с длиной клинка около 10 см и шириной - около 2 см, который О. ему не вернул.

Из показаний свидетеля Г. следует, что 10 марта около 21 часа он услышал женские крики: "Убийцы! Убийцы!", которые прервались из-за какого внешнего воздействия на нее. Он не подумал, что крики могли раздаваться из квартиры Б., а когда узнал о ее убийстве, понял, что кричала она.

Из показаний свидетеля К. на предварительном следствии, оглашенных в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 286 УПК РСФСР, видно, что О. рассказал ему, что 10 марта 2002 года М. предложил ему убить Б. и завладеть ее деньгами, на что он согласился. Они взяли ножи и пошли в квартиру потерпевшей, дверь которой она открыла на звонок М. Последний знал, что мать Б. в силу возраста и состояния здоровья не понимает происходящего, поэтому ее не трогали. М. нанес Б. три удара ножом, пытался душить ее проводом удлинителя, потом позвал его, О., и предложил добить Б. Он стал наносить Б. удары сначала своим ножом, а затем взял в кухне еще один нож и стал наносит ей удары двумя ножами по телу и шее. М. в это время нашел кошелек и взял из него 1160 рублей, которые поделили поровну (т. 1 л.д. 31 - 33).

Из показаний свидетеля П.С. следует, что когда он зашел в квартиру тети Б., увидел беспорядок в большой комнате, разбросанные вещи. Рядом с содержимым сумки на полу лежал кошелек с 10-рублевой купюрой и мелочью, дверцы шкафов были открыты. Парализованная мать Б. лежала на полу, она была не способна правильно воспринимать происходящие события. В кухне на полу лежал труп Б. с видимыми повреждениями в области шеи, все было забрызгано кровью, на полу была большая лужа крови. У потерпевшей в сумке могли находиться деньги, но точную сумму их он не знает.

Со слов свидетеля П.С. его показания подтвердила потерпевшая П.

Показания перечисленных выше лиц объективно подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, находившимися на нем трупом потерпевшей и орудиями преступления (т. 1 л.д. 5 - 9).

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Б. наступила от множественных колото-резаных и резаных ранений головы, шеи, груди с повреждением внутренних органов (т. 2 л.д. 2 - 24).

Вина осужденных также подтверждается выводами медико-криминалистической (т. 2 л.д. 33 - 40), биологической (т. 2 л.д. 56 - 59), трасологической (т. 2 л.д. 81 - 82) экспертиз.

Приведенные доказательства, в том числе, и показания осужденных, получившие в приговоре мотивированную оценку в их совокупности, обоснованно признаны достоверными и допустимыми.

Эти доказательства опровергают доводы жалобы осужденного М. о непричастности его к убийству потерпевшей и оговоре его О. на следствии, а также даче ложных и противоречивых показаний свидетелями Г. и К. Надуманными являются доводы М. о нахождении его в состоянии аффекта в момент содеянного.

Доводы О. и его законного представителя в жалобах о непричастности к разбойному нападению, иных мотивах нанесения ударов ножом потерпевшей и нахождении его в состоянии аффекта судом проверены и в приговоре мотивированно отвергнуты, как неподтвердившиеся.

Нарушений уголовно-процессуального закона и фактов применения недозволенных методов ведения следствия, на что указано в жалобах, фактически по делу не имеется.

Правовая оценка действий М. и О. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ является правильной и мотивированной.

Наказание каждому из них назначено с учетом содеянного, данных о их личностях и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости. Оснований для удовлетворения жалоб по их доводам и смягчения наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Архангельского областного суда от 27 июня 2002 года в отношении М. и О. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных М., О. и его законного представителя О.С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

Н.П.ПЕЛЕВИН

С.А.ВОРОЖЦОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"