||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 февраля 2003 г. N 9-о02-107

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Яковлева В.К.,

Колышкина В.И.

рассмотрела в судебном заседании от 3 февраля 2003 года кассационную жалобу осужденного Ш. на приговор Нижегородского областного суда от 17 октября 2002 года, которым

Ш., <...>, судимый:

1) 29 апреля 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 15 февраля 1999 года по отбытии наказания;

2) 18 февраля 2000 года по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка 20% в доход государства, -

осужден: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ на 19 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено на основании ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ назначить Ш. принудительное лечение от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснение осужденного Ш., поддержавшего доводы своих жалоб, мнение прокурора Глумовой Л.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. признан виновным в совершении разбойного нападения на Т. с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда ее здоровью и умышленном причинении смерти потерпевшей Т., 1915 года рождения, заведомо находящейся в беспомощном состоянии сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им около 19 часов 14 мая 2001 года в дер. Бараниха Ветлужского района Нижегородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде Ш. вину признал частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ш. просит разобраться в деле и принять справедливое решение, при этом ссылается на то, что потерпевшую он не убивал. Указывает, что убил потерпевшую Б., задушив ее руками за шею, а он только помогал ему, закрывая рот и нос потерпевшей рукой. На предварительном следствии вину в убийстве потерпевшей взял на себя, необдуманно выгораживая Б. Кровь потерпевшей попала на его руку в то время, когда он помогал перенести труп потерпевшей из сеней в комнату. Утверждает, что о совершении разбойного нападения они не договаривались.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что Ш. обоснованно осужден за разбойное нападение и умышленное причинение смерти потерпевшей, сопряженное с разбоем и приговор суда является законным и обоснованным.

Вина его в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самого Ш. на предварительном следствии, в которых он признавал вину в содеянном и подробно рассказал, при каких обстоятельствах совершил разбойное нападение и причинил смерть потерпевшей, показаниями потерпевшего Т.Н., свидетелей К.А., П., Ш.Т., М., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, медико-криминалистической экспертиз и другими доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Доводы жалоб осужденного Ш. о том, что он не убивал потерпевшую, как видно из материалов дела, проверены судом, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными.

Так, на предварительном следствии осужденный Ш. неоднократно, с соблюдением процессуальных норм подробно рассказал об обстоятельствах, при которых он совершил разбойное нападение и убил потерпевшую Т.

Эти показания Ш. соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами, поэтому обоснованно признаны судом правдивыми.

Из показаний свидетеля Ш.Т. видно, что утром 15 мая 2001 года она слышала, как Б. говорил своей матери, что он с Ш. убили старуху и похитили у нее деньги.

Свидетель Б.И. показал, что его брат Б. говорил ему, что потерпевшую убил Ш.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп потерпевшей Т. обнаружен с признаками насильственной смерти в своем доме.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшей наступила от странгуляционной механической асфиксии, вследствие сдавления органов шеи руками.

Из заключения судебно-цитологической экспертизы видно, что в подногтевом содержимом правой руки Ш. обнаружены следы крови, происхождение которой не исключается от потерпевшей Т.

Кроме того, при осмотре места происшествия из шифоньера был изъят кошелек, на котором найдены пот и клетки ороговевшего эпителия, происхождение которых, согласно заключению судебно-биологической экспертизы, не исключается от Б., а на варежках и перчатках найденных при осмотре окружающей территории нежилого дома, принадлежащего К., обнаружены и изъяты варежки и перчатки, на которых обнаружены следы пота, происхождение которого не исключено от Ш. и Б.

Из дела видно, что при осмотра места происшествия в сенях дома на полу на пленке обнаружены пятна бурого цвета, также обнаружены пятна бурого цвета обнаружены на простыне и наволочке, которые согласно заключению судебно-медицинской экспертизы являются кровью, происхождение которой не исключается от потерпевшей Т.

На досках у взломанной двери, ведущей на сеновал, обнаружены и изъяты волокна, которые, согласно заключению криминалистической экспертизы, имеют общую родовую принадлежность с ватой фуфайки Ш.

При производстве обыска в доме, где проживает Б., были обнаружены и изъяты его куртка, брюки, а в доме Ш. - брюки, в которых они находились в момент совершения преступлений.

Заключением криминалистической экспертизы установлено, что на поверхности фуфайки и брюк Ш. имеются многочисленные волокна от одежды Т., а на платке и трико потерпевшей - волокна от одежды Ш.

При личном обыске у Ш. были обнаружены и изъяты часы, также 2 медали, которые потерпевший Т.Н. опознал как принадлежащие его убитой сестре Т.

Доводы осужденного о том, что потерпевшую убил не он, а Б., опровергаются также и заключениями судебно-цитологической экспертизы, из которых видно, что кровь потерпевшей обнаружена только в подногтевом содержимом Ш., в то же время в подногтевом содержимом Б. кровь потерпевшей не обнаружена, поэтому судом, с учетом выводов этой экспертизы в совокупности с другими исследованными доказательствами, обоснованно признаны доводы жалоб несостоятельными.

Психическое состояние здоровья Ш. проверено надлежащим образом и с учетом заключения судебно-психиатрической экспертизы обоснованно сделан вывод о совершении им указанных преступлений во вменяемом состоянии.

При установленных обстоятельствах суд, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о виновности Ш. в разбойном нападении на Т. и умышленном причинении ей смерти, заведомо находящейся в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем и действия его правильно квалифицировал по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм. При этом судом выяснялись причины изменения своих показаний осужденным и в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства признаны правдивыми, а другие отвергнуты как недостоверные.

Вместе с тем, приговор подлежит частичному изменению по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в совершении преступления совместно участвовало два и более исполнителя, которые в силу ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное. Если же лицо совершило преступление с лицом, не подлежащим уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия не могут быть квалифицированы по признаку по предварительному сговору группой лиц.

Из данного уголовного дела видно, что разбойное нападение было совершено Ш. с лицом, признанным в установленном законом порядке невменяемым в связи с психическим заболеванием, то есть с лицом, не являющимся субъектом преступления, поэтому подлежит исключению из приговора осуждение его по признаку совершения разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц.

Однако это обстоятельство не может служить основанием для смягчения наказания, поскольку наказание Ш. назначено судом в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о его личности.

Принудительное лечение от алкоголизма назначено Ш. в соответствии с выводами наркологической экспертизы, правильно, поскольку он страдает алкоголизмом, нуждается в принудительном лечении и противопоказаний для такого лечения не имеет.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Нижегородского областного суда от 17 октября 2002 года в отношении Ш. изменить, исключить квалифицирующий признак по предварительному сговору группой лиц из его осуждения по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Ш. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"