||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 февраля 2003 г. N 45-о02-136

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей Пелевина Н.П.,

Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 3 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных Г. и З. на приговор Свердловского областного суда от 16 июля 2002 года, которым

Г., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

на основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ ему назначено принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра от алкоголизма;

З., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 10 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г. и З. признаны виновными в убийстве группой лиц по предварительному сговору С., 1954 года рождения;

З., кроме того, признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью У., 1956 года рождения из хулиганских побуждений, ранее совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ, которое повлекло по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступления совершены 27 июня 2000 года и 1 июля 2001 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденных Г. и З., поддержавших кассационные жалобы по изложенным в них доводам, мнение прокурора Яшина С.Ю., возражавшего против удовлетворения жалоб и полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

З. в умышленном причинении тяжких телесных повреждений и Г. убийстве виновными себя не признали, а З. в убийстве вину признал полностью.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Г. считает приговор необоснованным и несправедливым. Указывает, что во время распития спиртного С. учинил ссору с З., на предупреждения не реагировал, в связи с чем он, Г., повалил С. на землю, пытаясь успокоить. Когда отошел, видел, как З. бил потерпевшего по голове, но он оттащил З., увидел большой и маленький молотки и отбросил их в сторону. После этого увидел завернутый в одеяло труп потерпевшего, находившегося рядом З. и под его угрозами помог выбросить труп в канализационный люк. На следствии был вынужден оговорить себя под давлением и угрозами со стороны следователя, и эти показания доказательствам не являются. К смерти С. он не причастен и осужден необоснованно. Просит принять справедливое решение.

В кассационной жалобе осужденный З. указывает, что потерпевший С. во время распития спиртного учинил ссору, стал вести себя агрессивно, поэтому Г. повалил его на землю и пытался успокоить. Будучи возбужденным, он, З., накинулся на потерпевшего и решил убить его, в связи с чем взял молоток и 3 - 4 раза ударил им потерпевшего по голове, а затем Г. оттащил его от потерпевшего. Увидев, что потерпевший мертв, он попросил Г. помочь спрятать труп, и они вдвоем сбросили его в канализационный люк. Потерпевшего молотком он бил один, сговора с Г. не было. В содеянном он чистосердечно раскаивается. По эпизоду с У. последний при встрече обругал его нецензурно и первым набросился на него, спровоцировав драку. Он вынужденно защищался от потерпевшего руками и ногами, о смерти которого от полученных травм узнал лишь в ходе следствия, во время которого перед допросами его избивали, заставляли оговаривать себя, угрожали избиением в будущем. Его обвинили в нанесении потерпевшему ударов камнем, чего он не делал. Ряд свидетелей, которые видели избиение У. пятью парнями, следствием и судом не допрошены, а его жалобы и ходатайства оставлены без рассмотрения. Тяжкого вреда здоровью У. он не причинял, к его смерти не причастен, и в этой части его действия квалифицированы неправильно. Просит признать его невиновным по ст. 111 ч. 4 УК РФ и наказание назначить с учетом положительных данных о его личности и семейного положения.

В возражении на жалобы осужденных государственный обвинитель Грязных А.П. считает их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Г. и З. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре обстоятельствах.

Из показаний осужденного З. в судебном заседании усматривается, что после распития спиртного С. стал нецензурно выражаться в его адрес, в связи с чем Г. сделал ему замечание, но не бил его. Затем Г. взял С. за шею и повалил на землю. Он взял валявшийся рядом с С. молоток и около 3 раз ударил потерпевшего по голове. После этого он завернул труп в одеяло и оттащил под трубы, а затем заставил Г. помочь ему скинуть труп в канализационный колодец. Г. С. не бил и веревкой не душил. Далее он показал, что вместе с другом они выпили и пошли к "Космосу", встретив мужчину и женщину. Он попросил у них закурить, но получил отказ, что послужило причиной для драки. Он дрался с У., который первым бросился на него, но камнем его не бил, они наносили друг другу удары кулаками и ногами. Во время драки с потерпевшим остальные куда-то ушли. Когда уходил, У. был жив. После его задержания он был избит работниками и признался в совершении данного преступления.

Из показаний осужденного Г. в судебном заседании видно, что после распития спиртного С. стал нецензурно оскорблять З. Он, Г., пытался успокоить потерпевшего, но последний набросился на З. Он повалил С. на землю и отошел в сторону, после чего увидел, как З. бьет С. молотком по голове, молоток был маленький. Он стал оттаскивать З. от потерпевшего, увидел рядом второй молоток и отбросил его за трубы, а свой молоток З. выкинул сам. После этого он, Г., пошел и разбудил Ф. и И., а когда вернулся, потерпевший был уже завернут в одеяло. З. заставил его помочь сбросить труп в колодец.

В связи с непоследовательностью показаний осужденных судом были исследованы их показания, данные на предварительном следствии.

Из показаний осужденного З., которые он неоднократно давал на предварительном следствии, видно, что во время распития спиртного Ф. сказала, что С. ей надоел, и она хочет избиваться от него. Он и Г. решили убить С., при этом Г. попросил у него веревку для удушения потерпевшего. Он подал Г. веревку, которой тот за шею стал душить С. Когда потерпевший упал, он, З., молотком дважды ударил его по голове, после чего Г. также чем-то ударил его по голове.

Тело потерпевшего они перетащили под трубы, а затем вместе с Г. сбросили труп в колодец. В ночь на 1 июля 2001 года он распивал с знакомыми спиртное, после чего во дворе увидели двоих мужчин, которые отказались дать сигареты. Он стал настаивать, провоцируя ссору. Затем Г. нанес несколько ударов руками одному из мужчин, который убежал. Он, З., начал избивать другого мужчину руками и ногами. Когда тот упал, он взял камень и нанес им потерпевшему два удара, один из которых пришелся по голове. После ударов потерпевший остался лежать, а они ушли (т. 2 л.д. 88 - 89, 94 - 95, 99 - 100, 166).

Из показаний осужденного Г., неоднократно данных им на предварительном следствии, следует, что после распития спиртного С. обругал его и З. нецензурно бранью, и З. предложил ему убить С., для чего дал веревку и велел начинать. Он накинул веревку на шею С. и затянул петлю, отчего тот упал, но был жив. З. дважды ударил С. молотком по голове, а он вторым молотком большего размера нанес потерпевшему три удара по голове. Труп С. они сначала оттащили к трубе теплотрассы, а затем сбросили его в колодец (т. 1 л.д. 65 - 67, 72 - 74).

На очной ставке с З. Г. подтвердил, что в ответ на оскорбления С. он набросил ему на шею веревку и придушил его, отчего потерпевший упал. З. стал наносить потерпевшему удары молотком по голове (т. 2 л.д. 104 - 105).

Приведенные выше показания Г. на предварительном следствии он подтвердил и при проведении с его участием следственного эксперимента (т. 1 л.д. 77 - 81).

Из показаний Г. в ходе судебного разбирательства в Железнодорожном районном суде г. Екатеринбурга 19 марта 2001 года, исследованных в настоящем судебном заседании, видно, что на предложение З. убить С. он накинул последнему на шею веревку и стал душить его, а упавшему С. З. стал наносить удары молотком по голове (т. 1 л.д. 1430).

Согласно протоколу опознания, Г. опознал два молотка различных размеров, которые З. использовал в качестве орудий преступления (т. 1 л.д. 174).

Оценивая показания осужденных на предварительном следствии, суд мотивированно признал их достоверными, полученными в соответствии с требованиями закона и положил их в основу приговора ввиду их соответствия другим доказательствам, дав надлежащую оценку причинам изменения показаний осужденными в судебном заседании.

Факт обнаружения трупа С. в колодце с признаками насильственной смерти и двух молотков подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 13 - 16), содержание которого не противоречит показаниям осужденных о способе и интенсивности избиения потерпевшего при лишении его жизни.

Из акта судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть С. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся переломами костей свода и основания черепа, разрывом твердой мозговой оболочки, кровоизлияниями под оболочки и в желудочки головного мозга, ушибами лобной и височной долей слева, переломами лицевого отдела черепа, нижней челюсти справа, кровоизлияниями в лоскут головы в теменно-височных и затылочной областях, множественными ушибленными ранами головы, неполным отрывом правой ушной раковины, развитием травматического шока (т. 1 л.д. 40 - 48).

По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть У. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы, осложнившейся смещением и сдавлением мозга внутричерепным кровоизлиянием, что и явилось непосредственной причиной смерти (т. 2 л.д. 116 - 123).

Согласно протоколу осмотра места происшествия, труп У. обнаружен с признаками насильственной смерти в виде открытой черепно-мозговой травмы. Рядом с головой трупа обнаружен и изъят камень со следами бурого вещества (т. 2 л.д. 35 - 40), которое согласно выводам экспертизы является кровью человека, происхождение которой от У. не исключается (т. 2 л.д. 125 - 129).

Приведенные выше доказательства в приговоре получили оценку в их совокупности, обоснованно признаны достоверными, допустимыми и достаточными для подтверждения причастности каждого из осужденных к совершению названных в приговоре преступлений.

Доводы осужденного Г. в кассационной жалобе о непричастности его к лишению потерпевшего и оговоре себя на следствии в результате недозволенных методов его ведения судом проверены и в приговоре мотивированно отвергнуты, как неподтвердившиеся.

Доводы осужденного З. о неправомерном поведении потерпевшего С., спровоцировавшего конфликт, не влияют на степень доказанности его вины и правовую оценку содеянного. Его доводы о том, что потерпевшего он убил один, не основаны на доказательствах и в приговоре признаны несостоятельными.

Правильность такого решения сомнений не вызывает. Ссылка З. в жалобе о том, что потерпевшего У. он избивал лишь руками и ногами, камнем его не бил и не мог причинить ему смертельной травмы, не соответствует выводам суда в приговоре, основанным на доказательствах.

Проверялась судом и версия З. о возможном причинении У. смерти другими лицами, которая также мотивированно отвергнута.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб нельзя признать обоснованными, а юридическая квалификация действий Г. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ и З. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 114 ч. 4 УК РФ является правильной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о незаконности приговора, по делу не имеется.

Наказание каждому из осужденных назначено с учетом содеянного, данных о их личностях и не свидетельствует о его несправедливости ввиду чрезмерной суровости.

Оснований для удовлетворения жалоб по изложенным в них доводам и смягчении наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 16 июля 2002 года в отношении Г. и З. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Г. и З. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

Н.П.ПЕЛЕВИН

С.А.ВОРОЖЦОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"