||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 января 2003 г. N 50-о02-37

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.,

судей Глазуновой Л.И., Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в судебном заседании от 30 января 2003 года кассационную жалобу осужденного Р., потерпевшей М., кассационный протест прокурора на приговор Омского областного суда от 26 апреля 2002 года, которым

Р., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

О., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее судимый,

- 19 августа 1999 года по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к 10 годам лишения свободы,

оправдан по ст. 162 ч. 3 п. "в", ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ за недоказанностью его участия в совершении преступлений.

Наряду с постановлением приговора судом принято решение о выделении материалов дела в отношении Р. по эпизоду убийства Ф. и направлении дела в этой части на дополнительное расследование.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения Р., поддержавшего доводы кассационной жалобы и возражавшего в удовлетворении протеста, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор и определение суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, Судебная коллегия

 

установила:

 

Р. осужден за убийство К. 1962 года рождения, совершенное в ночь на 22 декабря 1999 года на почве возникших неприязненных отношений.

Органами следствия Р. было предъявлено обвинение в убийстве Т., совершенном 6 ноября 1998 года по предварительному сговору с О., при разбойном нападении, убийстве Л., совершенном 7 октября 1999 года по предварительному сговору с лицом, дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, при разбойном нападении, убийстве К., совершенном в ночь на 22 декабря 1999 года на почве возникших неприязненных отношений, и убийстве Ф., совершенном 7 ноября 2000 года из корыстных побуждений.

Судом принято решение об осуждении Р. за убийство К., оправдании по эпизоду убийства Т. и Л., и направлении дела по эпизоду убийства Ф. для дополнительного расследования.

О. оправдан по эпизоду убийства Т. при разбойном нападении.

В судебном заседании Р. свою вину в убийстве К. признал.

В кассационной жалобе, не оспаривая содеянного в отношении К. и правильности квалификации его действий, Р. считает, что наказание за убийство потерпевшего ему назначено чрезмерно строгое, без учета данных о личности К. и неправомерного поведения.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней потерпевшая М., не соглашаясь с приговором, просит отменить его, считая, что вина Р. в убийстве ее дочери - Л. доказана. По ее мнению, исследованных в судебном заседании доказательств достаточно для признания Р. виновным в убийстве дочери, им лишь необходимо было дать правильную юридическую оценку.

В кассационном протесте государственный обвинитель, подробно остановившись на доказательствах, которые, по его мнению, подтверждают вывод следствия о доказанности вины Р. и О. в совершении инкриминируемых им деяний, просит отменить состоявшиеся судебные решения и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационный протест Р. считает, что судом принято правильное решение об оправдании его по остальным эпизодам предъявленного обвинения, просит оставить его без изменения.

О., ознакомившись с протестом государственного обвинителя, утверждает, что к лишению жизни Т. он непричастен, тот утонул вследствие собственной неосторожности, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и протеста, Судебная коллегия находит приговор в части осуждения Р. за убийство К. законным и обоснованным.

Его вина в совершении данного преступления подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами и не оспаривается в кассационных жалобах.

Не приводится оснований к отмене приговора в этой части и государственным обвинителем.

Действия Р. по данному эпизоду квалифицированы правильно.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного и смягчающих обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе Р., оснований к его смягчению Судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, приговор суда в части оправдания Р. по эпизодам убийства других лиц, в части оправдания О. по эпизоду убийства Т. подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом в числе оснований к отмене приговора в кассационном порядке являются несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, и нарушение уголовно-процессуального закона.

Принимая решение об оправдании О. и Р. по эпизоду убийства Т., суд в приговоре указал, что имевшиеся в материалах дела явки с повинной не содержат сведений, когда и где они были получены.

Между тем, данное утверждение судом сделано без исследования всех обстоятельство по делу.

Так, на л.д. 91 т. 1 имеется явка с повинной О., в которой он сообщает об утоплении им Т.

В данном документе имеются все необходимые реквизиты о том, кому она адресована, кто ее принял и когда.

Следует отметить, что явка с повинной им подана 5 июня 1999 года, обнаруженный на берегу реки Иртыш труп мужчины опознан родственниками Т. 8 июня 1999 года.

Явка с повинной адресована прокурору одного района г. Омска, а труп неизвестного мужчины, впоследствии опознанного как Т., обнаружен в другом.

В связи с этими обстоятельствами суду следовало более тщательно проверить заявление О. в той части, что явку с повинной он написал под давлением оперативных работников.

Уголовное дело в отношении О. по факту убийства Т. органами следствия действительно было прекращено (т. 1 л.д. 135 - 137), однако, по истечении почти двух лет О. и Р. написали явки с повинной, в которых указали, что смерть Т. была насильственной.

Свои объяснения они подтвердили при допросах в качестве подозреваемых, и при проверке показаний на месте.

Придя к выводу, что эти явки с повинной получены с нарушением закона, суд не выяснил у лиц, принявших их (на одной из них имеется фамилия оперативного работника т. 1 л.д. 138, 139), при каких обстоятельствах они были поданы, а у О. и Р. не выяснил, что побудило их написать явки с повинной, ведь уголовное дело два года назад было прекращено за отсутствием события преступления, и это постановление отменено лишь после их заявления о насильственной смерти потерпевшего.

Кроме того, 29 апреля 2002 года О. написал еще одну явку с повинной, в которой указал, что смерть Т. была насильственной (т. л.д. 184).

На данном заявлении указаны и должность лица, принявшего явку, фамилия, место и время принятия явки, и другие реквизиты, предусмотренные действующим законодательством, однако, и этому документу судом никакой оценки не дано.

Без достаточных оснований суд пришел к выводу, что после отмены указанного постановления доказательств вины осужденных не "прибавилось".

Как видно из материалов дела, после этого были допрошены свидетели Р.А., К., М., К., Ч., которые подтверждали, что со слов О. и Р. им было известно об убийстве ими Т., и которые видели у них намокшие купюры денег, проверены показания обвиняемых с выходом на место преступления, проведены иные следственные действия.

Заявление О. о недозволенных методах следствия было проверено, по итогам проверки составлено заключение (т. 1 л.д. 214), однако, суд в приговоре не указал, по каким причинам данное заключение им признано необоснованным, и почему он принял за основу показания об этом самих осужденных.

Все приведенные выше обстоятельства суду требовалось тщательно проверить и добытым доказательствам дать соответствующую оценку.

Без достаточных оснований, по мнению Судебной коллегии, суд принял решение об оправдании Р. по эпизоду совершения противоправных действий в отношении Л.

Согласно имеющимся в материалах дела данным, потерпевшая была убита утром 7 октября 1999 года.

30 декабря 1999 года производство по делу было приостановлено в связи с неустановлением лица, совершившего преступление (т. 2 л.д. 121).

Из материалов дела видно, что 5 апреля 2001 года Р. написал явку с повинной, в которой указал, что совместно с К. в начале октября 1999 года совершил преступление в отношении женщины, вышедшей из подъезда, однако, вещей у нее не взяли, так как она закричала.

Однако, суд, огласив данную явку с повинной, не выяснил ни у осужденного, ни у лица, принявшего ее, вопрос, при каких обстоятельствах она была дана, и в приговоре данный процессуальный документ не получил никакой оценки.

Признавая вину Р. в совершении преступления недоказанной, суд в приговоре указал, что на предварительном и судебном следствии он отрицал свою причастность к его совершению.

Между тем, данное указание суда не соответствует имеющимся в материалах дела доказательствам.

Допрошенный на предварительном следствии (т. 2 л.д. 130 - 138) Р. пояснял, что на предложение К. подзаработать денег он согласился, и они пришли к дому, где проживала ранее незнакомая Л. Разработав план совершения преступления и распределив роли, они стали ждать появления "жертвы".

В этих показаниях он не отрицал своей причастности к совершению противоправных действий, он лишь указывал, что согласился подстраховать К. и занял место в беседке.

В дальнейшем он изменил свои показания, и стал утверждать, что вообще отказался от совершения преступления.

Суд вопреки его первоначальным показаниям в приговоре указал, что он никогда не признавал свою вину.

Без достаточных оснований поставлены под сомнения и показания Р.А., М. и А., данных в период расследования дела.

Поверив указанным лицам, что они показания давали под "нажимом" со стороны оперативных работников милиции, суд к проверке данных заявлений мер никаких не принял.

Кроме того, судом допущены нарушения закона при постановлении приговора.

Принимая решение об оправдании Р., суд в описательной части приговора указал, что он по эпизоду убийства Т. и Л. подлежит оправданию, однако, в резолютивной части приговора указание об оправдании по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ отсутствует.

Указанные нарушения закона Судебная коллегия находит существенными, в связи с чем приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

 

определила:

 

оправдательный приговор Омского областного суда от 26 апреля 2002 года в отношении Р. в части оправдания его по эпизодам убийства Т. и Л., а также этот же приговор в отношении О. в части оправдания его по эпизоду убийства Т. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства.

Этот же приговор в отношении Р. в части осуждения его по ст. 105 ч. 1 УК РФ с назначенным наказанием в виде лишения свободы сроком на 10 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"