||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 декабря 2002 года

 

Дело N 56-о02-41

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.

судей Русакова В.В. и Коннова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных Г. и С., адвоката Грицюка В.Г. на приговор Приморского краевого суда от 14 марта 2002 года, по которому

Г., <...>, ранее судим: 1) 1 сентября 1994 года по ч. 1 ст. 108; ч. 1 ст. 218; ч. 2 ст. 218 УК РСФСР к восьми годам лишения свободы, освобожден из мест лишения свободы 15 января 1998 года условно-досрочно на два года шесть месяцев двадцать один день,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 3 ст. 30, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено двадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

С., <...>, ранее судим: 26 апреля 2001 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 3 ст. 30, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девять лет лишения свободы с конфискацией имущества,

В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Фрунзенского районного суда г. Владивостока от 26 апреля 2001 года и на основании ст. 70 УК РФ окончательно С. назначено десять лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; ч. 2 ст. 99 УК РФ С. назначены принудительные меры медицинского характера от наркомании в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Постановлено взыскать с Г. и С. солидарно в счет возмещения материального ущерба 10000 рублей и в счет возмещения морального вреда по 10000 рублей с каждого в пользу Г.М.

Г. и С. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Г.М. в целях хищения чужого имущества, совершенное 1 сентября 2001 года в г. Владивостоке, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; за покушение на убийство Г.М. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей судебное решение в отношении Г. и С. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах:

- адвокат Грицюк В.Г. в интересах осужденного Г. просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, указывая на то, что предварительное и судебное следствие проведено неполно и односторонне, не проверены доводы Г. о недозволенных методах ведения следствия и версия о причастности к преступлению других лиц;

- осужденный Г. просит об отмене приговора и оправдании его во вмененных преступлениях, ссылаясь на то, что в основу приговора были положены противоречивые показания потерпевшего Г.М., уголовное дело сфабриковано органами предварительного следствия, а доказательства его вины в материалах дела отсутствуют;

- осужденный С. просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование, указывая, что выводы суда первой инстанции, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; договоренности об убийстве с Г. у него не было; орудие преступления не найдено; в приговоре отсутствуют доказательства реального причинения Г.М. морального вреда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденных Г. и С. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования Г. в категорической форме пояснял о том, что 1 сентября 2001 года он и С. пришли в гараж: к Г.М. сдать металл. Между ними произошел спор по поводу веса металла. В это время он увидел, что Г.М. откинул полу жилетки и схватил правой рукой рукоять пистолета. Тогда он выхватил лежащий у него в кармане куртки нож и нанес удар Г.М. в область ключицы. Убивать Г.М. он не хотел. Нож, которым он наносил удар, был выброшен в один из контейнеров. По дороге домой С. отдал ему деньги, которые были отобраны у Г.М. и потрачены ими на продукты питания.

Из показаний С. на предварительном следствии, которые были исследованы судом первой инстанции в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РСФСР, явствует, что 1 сентября 2001 года он и Г. решили сдать металл Г.М. и наказать того, если тот обманет их вновь при взвешивании металла. После того, как он выложил металл на весы, Г.М. приподнялся из кресла, чтобы разглядеть принесенный металл. В этот момент Г. ударил ножом в грудь Г.М. Г.М. попытался встать, но он подбежал и толкнул того в кресло, после чего стал удерживать. Он и Г. потребовали от Г.М. отдать имевшиеся деньги и тот, достав деньги из кармана, отдал им.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Г. и С. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Из показаний потерпевшего Г.М. в судебном заседании явствует, что он является инвалидом первой группы с февраля 2000 года. Инвалидность им была получена в результате предыдущего разбойного нападения на него. В настоящее время он занимается приемкой цветного металла в арендуемом гараже. 1 сентября 2001 года к нему в гараж пришли двое мужчин (Г. и С.), которые до того дня несколько раз сдавали ему металлолом. В тот момент, когда он стал проверять металл магнитом, Г. вскочил на ноги и нанес ему удар ножом в левую часть груди в область сердца, после чего вытащил нож и нанес второй удар в ту же область. Ему удалось блокировать второй удар и захватить запястье правой руки Г. с ножом. Г. позвал на помощь С. и он понял, что нападавшие действуют согласованно. С. вытащил из сумки нож, но, увидев у него на левой половине рану, бросил обратно нож в сумку. После этого, С. подскочил к нему и толкнул в правое плечо. Он упал в кресло, а С. стал удерживать его обеими руками за плечи. Г. пытался выдернуть свою правую руку с ножом из его руки для того, чтобы вновь нанести удар ножом и убить. Он в этот момент взял правой рукой свой ручной костыль и ударил им два раза по предплечьям С. В это время послышались посторонние голоса за пределами гаража, Г. и С. испугались и убежали, при этом С. удалось выхватить из его кармана жилетки деньги в сумме 3000 рублей. Ему удалось выйти из гаража и попросить незнакомого мужчину о вызове машины "скорой помощи".

В материалах дела имеется протокол опознания, из которого следует, что потерпевший Г.М. уверенно опознал Г. и С. как лиц, напавших на него 1 сентября 2001 года с ножом в гараже и завладевших деньгами в сумме 3000 рублей.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы у Г.М. при поступлении в лечебное учреждение 1 сентября 2001 года имелось колото-резаное ранение грудной клетки слева, проникающее в плевральную полость. Данное повреждение является опасным для жизни и по данному признаку квалифицируется как причинившее тяжкий вред здоровью.

Виновность Г. и С. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. и С. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; в покушении на убийство группой лиц, сопряженном с разбоем, верно квалифицировав их действия по п. "в" ч. 3 ст. 162; ч. 3 ст. 30, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Выводы суда о наличии у Г. предварительного сговора со С. на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями Г. и С. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, поскольку соответствуют согласованным и совместным действиям Г. и С. при совершении разбоя.

Доводы осужденного С. в жалобе на то, что до совершения нападения на потерпевшего он не знал о намерении Г. применить нож при нападении не имеют юридического значения для квалификации его действий, поскольку по делу установлены не оспаривается в жалобах), что применение оружия - ножа в отношении Г.М. имело место в присутствии С., он знал о применении ножа при нападении на Г.М., но несмотря на это не прекратил своих преступных действий, а, напротив, использовал, воспользовался примененным насилием с использованием ножа для последующего завладения чужим имуществом.

Объем похищенного правильно установлен судом с учетом показаний потерпевшего Г.М., сомневаться в достоверности которых не имеется и других материалов дела. Других причин пропажи денег у Г.М. из кармана куртки, кроме совершенного Г. и С. разбойного нападения, из материалов дела не усматривается.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний Г. и С. в ходе предварительного и судебного следствия. Их ссылки на незаконность методов расследования проверялись в ходе судебного разбирательства и обоснованно отвергнуты как несостоятельные.

Необнаружение орудия преступления, как об этом указывает в жалобе С., не свидетельствует о невиновности С. и Г. при наличии совокупности других, правильно оцененных доказательств.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных об оговоре их со стороны потерпевшего Г.М., однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их с приведением в приговоре соответствующих мотивов принятого решения.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об отсутствии объективных доказательств их вины, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому у Судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Наказание назначено Г. и С. в соответствии с требованиями ст. ст. 60, 69 УК РФ соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 14 марта 2002 года в отношении Г., С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Г., С., адвоката Грицюка В.Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"