||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 декабря 2002 года

 

Дело N 56-о02-22

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Хлебникова Н.Л. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 26 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденного Ш. на приговор Приморского краевого суда от 13 ноября 2001 года, которым

Ш., <...>, русский, со средним образованием, имеет 2-х несовершеннолетних детей, не работал, проживал в <...>, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Ш. в пользу П.Е. денежную компенсацию морального вреда в сумме 25 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., объяснение осужденного Ш., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей оставить приговор суда без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. осужден за умышленное на почве неприязни убийство П., совершенное в группе лиц.

Преступление совершено 13 ноября 1998 года в г. Владивостоке при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ш. не признал себя виновным.

В кассационных жалобах Ш. утверждает о том, что не совершал преступление, за которое осужден, и просит об отмене приговора с направлением дела на новое расследование. При этом ссылается на неполноту предварительного и судебного следствия, на предвзятость со стороны суда, игнорирование его доводов о нахождении во время преступления в другом месте.

Кроме того, ставит под сомнение достоверность показаний свидетеля Б.С., указывая на то, что они находятся в противоречии с показаниями А., которые, по его мнению, оценены в приговоре неправильно.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, выслушав в обоснование их выступление осужденного и возражения на доводы со стороны прокурора, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Суд первой инстанции всесторонне и полно исследовал собранные доказательства, правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности Ш. в умышленном убийстве П.

С содержащимися в кассационных жалобах доводами осужденного в обоснование его непричастности к преступлению согласиться нельзя.

Сам Ш. в судебном заседании не отрицал того, что 13 ноября 1998 года вместе с З. посещал квартиру П., с участием которого и его сожительницы Б.С. распивал спиртное.

Из показаний свидетеля Б.С. следует, что З. с Ш. пробыли у них около полутора - двух часов, распив за это время две бутылки спиртного.

Когда собрались уходить, З. что-то сказал П. и сразу же ударил кулаком в лицо, в результате чего тот упал.

Одновременно с этим З. достал свой нож с длинным лезвием и стал наносить им П. удары.

Ш. в это время удерживал ее.

Потом З. передал нож Ш., предложив нанести потерпевшему два контрольных удара, а сам стал удерживать ее, препятствуя смотреть на действия Ш.

Однако по звукам она определила, что последний ножом нанес П. не менее двух ударов.

Затем Ш. вытер нож от крови, протер рюмки, из которых пили спиртное и, забрав нож, вместе с З. ушел.

Не доверять этим показаниям свидетеля у суда оснований не было.

Согласно протоколу опознания личности от 14 мая 1999 года, когда Ш. находился в розыске, Б.С. опознала его по фотографии, а 14 апреля 2001 года - и среди предъявленных ей лиц, указав на Ш. как на соучастника убийства ее сожителя П.

При производстве очной ставки Б.С. тоже изобличала Ш. в преступлении, сообщив аналогичные сведения относительно обстоятельств убийства П. и участия в нем Ш.

Признавая ее показания достоверными, суд надлежаще мотивировал свой вывод, отметив в приговоре, что они (показания) соответствуют установленным в суде обстоятельствам, а также подтверждены другими доказательствами по делу, в частности показаниями свидетеля К., к которому Б.С. обращалась за помощью сразу после преступления; протоколом осмотра места происшествия - комнаты, где находился труп П., обнаружены пустые бутылки из-под водки, рюмки и т.п., т.е. данные, свидетельствующие о предшествовавшем убийству распитии спиртного; заключением экспертизы вещественных доказательств по вопросу о предмете, которым нанесены колото-резаные ранения П.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшего наступила от обильной кровопотери, развившейся вследствие множественных колото-резаных проникающих ранений груди и живота с повреждением внутренних органов, в том числе сердца, легких.

Как установил эксперт, указанные повреждения причинены в короткий промежуток времени незадолго до наступления смерти от острого предмета, имеющего плоский профиль клинка, острие, лезвие, П-образный обушок, длину клинка не менее 6 см и максимальную ширину погрузившейся части клинка не более 1,5 - 1,9 см при погружении и извлечении колюще-режущего орудия.

На лице потерпевшего имелась ушибленная рана, которая образована незадолго до наступления смерти от непосредственного ударного травматического воздействия твердого тупого предмета, например, кулаком.

Приведенные выводы судмедэксперта о локализации, количестве, механизме нанесения П. телесных повреждений, как правильно отметил суд в приговоре, полностью соответствуют показаниям свидетеля Б.С. в этой части.

Что же касается ссылок Ш. на показания свидетеля А., которая, как он полагает, указала на посещение квартиры Б.С. другими лицами, возможно причастными к убийству П., то они носят характер предположения. К тому же показания данного свидетеля, как видно из дела, обоснованно подвергнуты сомнению в их достоверности ввиду явного несоответствия фактическим обстоятельствам дела и наличия оснований полагать, что А. могла добросовестно заблуждаться по поводу события преступления, очевидцем которого она сама не являлась, и иметь о нем ошибочное представление.

В своих показаниях свидетель Б.С. категорически отвергла причастность к убийству П. третьего лица.

Свидетель Б.Ф. показал, что незадолго до убийства П. он видел в квартире 2-х незнакомых мужчин, которые вместе с его матерью и П. распивали спиртное.

Эти же мужчины, как он узнал со слов матери, убили П.

Согласно заключению дактилоскопической экспертизы от 24 декабря 1998 года, три следа пальцев рук, изъятых с места происшествия с бутылки, с одной рюмки и с одной кружки, пригодны для идентификации личности.

Дополнительной дактилоскопической экспертизой установлено, что один след был оставлен средним пальцем левой руки Ш., а другой - указательным пальцем правой руки З.

Принадлежность третьего следа, обнаруженного на кружке, не установлена, однако это обстоятельство, как правильно признал суд, не имеет существенного значения для установления истины по делу, ибо его происхождение объясняется тем, что указанной кружкой пользовались другие лица, находившиеся в квартире П. еще до прибытия туда Ш. и его соучастника.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит упомянутые доводы Ш. несостоятельными, а его осуждение по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, которой предусмотрена ответственность за умышленное убийство другого человека, совершенное в группе лиц, обоснованным.

Назначенное Ш. наказание является справедливым, соответствует требованиям закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 13 ноября 2001 года в отношении Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.К.ВЯЧЕСЛАВОВ

 

Судьи

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

Т.Г.ЛИНСКАЯ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"