||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 декабря 2002 г. N 61-О02-3

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе

председательствующего - Разумова С.А.,

судей - Глазуновой Л.И. и Дубровина Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 25 декабря 2002 года кассационную жалобу осужденного Н. на приговор суда Корякского автономного округа от 16 апреля 2002 года, которым,

Н., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый,

- 7 апреля 1997 года по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 3 января 2001 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с него в пользу потерпевшей Г.Р. компенсацию морального вреда в сумме 120.000 руб.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Н. осужден за убийство Г.С. 1950 года рождения, совершенное на почве ссоры.

Преступление совершено 18 сентября 2001 года, в с. Корф Олюторского района при установленных судом и указанных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании Н. свою вину не признал.

В кассационной жалобе, не приводя каких-либо доводов, он указывает, что с приговором не согласен.

В дополнениях к ней указывает, что явку с повинной он вынужден был написать под воздействием недозволенных методов следствия, ему ее продиктовали работники милиции. Впоследствии он отказался от нее и объяснил причины этого, однако, суд его объяснения не принял во внимание. Утверждает, что в момент совершения инкриминируемых ему деяний он находился в другом месте, о чем могли подтвердить свидетели, на вызове которых он настаивал, но это ходатайство осталось без удовлетворения. Считает, что Б., Б. и К. оговаривают его, он с потерпевшим не ссорился, между ними были хорошие отношения. Г.С., находясь в больнице, пояснил, что его "убила мафия". "Мафия" - это кличка Б. Кроме того, ему известно, что Б. угрожал расправой свидетелям, знавшим о его причастности к преступлению, однако, эти обстоятельства не были исследованы ни следствием, ни судом, в связи с чем он осужден за деяния, которых не совершал. Ссылаясь "на погрешности" судебного решения, он обращает внимание, что в приговоре не указано место совершения преступления /комната, кухня, места общего пользования/, продолжительность причинения телесных повреждений, обстановка, в которой все это происходило и др. Считает, что без установления этих обстоятельств предъявленное обвинение не может быть признано законным и обоснованным.

Также, по его мнению, судом неправильно установлен мотив совершения преступления, не проверена версия о совершении деяний в обстановке, свидетельствующей о необходимой обороне, не дана оценка противоречивым показаниям свидетелей, а также не выяснены иные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела. Просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение, изменив ему меру пресечения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Вина осужденного в совершении преступления при установленных судом обстоятельствах подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании, и нашедшими свое отражение в приговоре.

Написав явку с повинной, Н. указал, что убийство Г.С. совершил он, нож, которым наносил удары, забросил за электроплиту на кухне.

При осмотре места происшествия в указанном им месте действительно было обнаружено два ножа, на одном имелись следы бурого цвета, похожие на кровь.

Следует отметить, что осмотр места происшествия производился после того, как Н. написал явку с повинной, что, по мнению судебной коллегии, исключает возможность у сотрудников милиции заранее знать об обстоятельствах совершения преступления и орудии убийства, и сообщить о них Н.

При судебно-биологическом исследовании на одном из ножей обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего Г.С. не исключается.

Свидетели Б., К. пояснили, что в обеденное время 18 сентября 2001 года они в группе с Н. и Г.С. употребляли спиртные напитки. Между Н. и Г.С. из-за дубленки возникла ссора, переросшая в драку. Они неоднократно их разнимали, а затем ушли спать. Проснулись тогда, когда в квартиру пришли сотрудники милиции.

Свидетели Д. и К., показания которого оглашены в связи со смертью, дали аналогичные пояснения. Кроме того, они дополнили, что, проснувшись, увидели в прихожей в луже крови Г.С. Они увели его в больницу.

Показания указанных свидетелей подтверждают вывод суда в той части, что Н. в обеденное время 18 сентября 2001 года находился в квартире, где был обнаружен травмированный Г.С., и что между ним и потерпевшим имела место драка.

Свидетели С.В. и С.А. пояснили, что от Г.С., поступившего в больницу с ножевыми ранениями, им стало известно, что его избил Н., кроме того, он называл Б., и сказал, что все это произошло в квартире К.

Свидетель К.Е. пояснила, что она ставила потерпевшему капельницу и слышала, как он говорил, что пил с Н. и "мафией".

Показания данных свидетелей опровергают утверждение осужденного в той части, что в момент совершения инкриминируемых ему деяний он находился в другом месте.

У Н. была изъята одежда, в которой он находился в момент совершения инкриминируемых ему деяний.

При судебно-биологическом исследовании на джинсовой куртке и толстовке обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается, и исключается от осужденного.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть Г.С. наступила от массивного кровотечения, вызванного резаной раной шеи с повреждением сосудов шеи, гортани и надгортанника, которая могла образоваться от воздействия колюще-режущего оружия, каковым мог быть нож. Кроме того, на трупе обнаружены телесные повреждения в виде гематомы в теменных областях с сотрясением головного мозга, ссадины и кровоподтеки в области головы, перелом спинки носа, которые могли образоваться от ударов тупым твердым предметом.

Выводы данного заключения подтверждают показания свидетелей Б., Б. и других в той части, что между Н. и Г.С. имела место драка.

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что смерть потерпевшего наступила от действий Н., действиям которого дал правильную юридическую оценку.

Правильно судом установлен и мотив совершенного преступления.

Заявление осужденного в той части, что явку с повинной он написал под воздействием физического насилия со стороны оперативных работников, во время совершения инкриминируемых ему деяний находился на работе, судом проверено, признано несостоятельным.

Мотивы принятого решения приведены в приговоре.

Оснований ставить под сомнение принятое судом первой инстанции решение судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте или необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденного на защиту, по материалам дела не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и данных о личности осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор суда Корякского автономного округа от 16 апреля 2002 года в отношении Н. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"