||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 декабря 2002 г. N 5-о02-245

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Валюшкина В.А. и Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании 25 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных П., Л. и адвокатов Телояна М.Т., Кузнецова В.И., Рахмилова И.Я. и Задощенко А.Н. на приговор Московского городского суда от 9 августа 2002 года, по которому

П., <...>, русский, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Л., <...>, грек, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях указанного состава преступления, и Т., <...>, русский, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 4 и 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 2 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях указанного состава преступления.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснение осужденного Л., и адвокатов Рахмилова И.Я., Кузнецова В.И., Телояна М.Т., и Задощенко А.Н., поддержавших жалобы, мнение прокурора Третецкого А.А., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. признан виновным в организации умышленного причинения смерти Е. из корыстных побуждений, Л. в пособничестве в умышленном причинении смерти Е. по найму, а Т. в подстрекательстве к приготовлению убийства последнего по найму.

Эти преступления совершены в 1998 году при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П. вину не признал, не отрицая, что в 1995 году занимал у Е. 70 000 долларов, но вскоре вернул долг, в связи с чем у него не было оснований организовывать убийство Е.

Л. и Т. вину не признали и от дачи показаний отказались.

В кассационных жалобах:

- осужденный П. указывает на то, что Л. и Т. в суде отказались от показаний, данных на следствии, заявив, что они получены с нарушением закона, У. также отказался от ранее данных показаний, вывод эксперта-почерковеда не уличает его в написании расписки, тем более что в период ее составления он находился за пределами России, в суде не подтвердились показания свидетелей обвинения. Указывая на формальный подход к рассмотрению дела, просит приговор отменить;

- адвокат Телоян, ставя вопрос об отмене приговора в отношении П., не привел никаких доводов;

- основной и дополнительный адвокат Кузнецов, приводя доводы, аналогичные доводам П., дополняет, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, доказательств долговых обязательств П. перед Е. не добыто, а показаниям свидетелей защиты О., К. и других не дано должной оценки, оставлена без внимания невозможность получения П. денег от Е. 3 января 1996 года, в связи с нахождением его подзащитного за границей, а вывод суда в этой части, так же как и наличие у П. перед Е. долгов на 500 000 долларов США, основан на предположениях, причина имеющихся противоречий в показаниях Л., Е.К. и Е.М. не выяснена. Не получило оценки и то обстоятельство, что У. на следствии допрашивался как свидетель, хотя являлся подозреваемым и имел право пользоваться услугами адвоката, чего сделано не было. Более того, в этих показаниях имеются существенные противоречия. Обстоятельства совершения убийства именно К. надлежаще не выяснены. Ссылка в приговоре на оглашенные показания Л. незаконна, поскольку их оглашение в суде проведено в нарушение закона. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение;

- осужденный Л. утверждает, что заказа от П. на убийство Е. не получал, ни с Т., ни с У. разговора на эту тему не вел, а что касается его показаний на следствии, то в них он оговорил себя и других осужденных, дал он их в результате физического и психического давления. Указывает на то, что К. не мог совершить убийство в связи со злоупотреблением наркотиками. Просит приговор отменить и дело прекратить;

- основной и дополнительный адвокат Рахмилов, приводя в защиту Л. аналогичные доводы, дополняет их тем, что приговор не соответствует требованиям закона, поскольку из его описательной части не ясно, о каком лице идет речь, оглашение показаний Л. и Т. на следствии осуществлено вопреки требованиям ст. 276 УПК РФ, и, кроме того, как полученные с нарушением закона они подлежали исключению из числа доказательств, не дана надлежащая оценка показаниям У. на следствии, и О. в суде, оставлено без внимания, что назначение экспертиз и ознакомление с их результатами в большинстве случаев происходило в отсутствие адвокатов, некоторые протоколы следственных действий составлены с нарушением закона. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

- основной и дополнительный адвокат Задощенко в защиту Т., анализируя письменные материалы дела и показания осужденных, а также У., данные ими на предварительном следствии и положенные судом в основу приговора, указывает на наличие в них противоречий, касающихся существенных обстоятельств дела. Считает незаконной ссылку суда на показания У. на следствии, как полученные от него с нарушением его права на защиту. Просит приговор отменить, а дело прекратить за непричастностью Т. к совершению преступления.

Проверив дело, обсудив доводы, изложенные в жалобах, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности П. в организации убийства, Л. в пособничестве в этом преступлении, а Т. в подстрекательстве к приготовлению убийства соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных судом доказательств, приведенных в приговоре.

Так, из показаний Л. на предварительном следствии видно, что летом 1998 года по просьбе П. он встретился с ним в Зеленограде. С ним был К. и еще пара человек. В разговоре П. попросил помощи в подыскании человека для совершения убийства. Он ответил, что узнает, и попросил перезвонить позже. Вернувшись в Тверь, встретился с Т. и попросил того найти человека, который согласился бы совершить убийство за плату. Т. сказал, что такой человек есть, после чего он вновь встретился с П. в Москве. Тот пообещал за убийство 30 000 долларов США. С ним они поехали к одному из домов у здания Правительства РФ, где проживал человек, которого надо было убить. Там П. показал ему этого "кавказца" (Е.), место жительства, место парковки его машины и саму автомашину. Через несколько дней он, Т. и знакомый последнего У., который согласился совершить убийство, приехали в Москву, где он показал место жительства Е. и его самого, находившегося у машины на парковке. Затем они прибыли к казино, где П. дал ему 15 000 долларов в качестве аванса. Через пару дней они с Т. собрались в Волгоград, прихватив с собой У., которого высадили на Ленинградском вокзале. Тогда же он увидел у последнего пистолет. Вернувшись из командировки, он узнал, что У. пропал. П. звонил, интересовался, как идут дела. Поскольку У. он найти не смог, обратился к К., рассказал о предложении П. совершить убийство и показал деньги. В связи с согласием последнего, они прибыли в Москву, где он показал тому место жительства Е., место парковки его машины. Затем они с Т. уехали в Сочи, по возвращении откуда в конце августа К. потребовал еще 15 000 долларов за совершенное им убийство. Он дважды встречался с П. и тот отдал ему сначала 10, а потом еще 5 тысяч долларов США. Он передал К. первые 10 000 долларов. По возвращении из Сочи узнал о смерти К.

На предварительном следствии Т. дал аналогичные показания, дополнив их тем, что его обращение к У. для совершения убийства Е. за вознаграждение было обусловлено тем, что он знал У. по местам лишения свободы и был осведомлен о наличии у того материальных затруднений.

Кроме того, согласно дополнениям Т., перед отбытием с Л. в Волгоград они, то есть, он, Л. и У. прибыли в Москву для совершения У. из имевшегося у того пистолета убийства Е. Однако, зайдя в подъезд к потерпевшему, и выйдя оттуда через некоторое время, У. заявил, что того нет дома. Он дал тому деньги, полагая, что за время их пребывания в Волгограде тот совершит убийство, но, вернувшись оттуда, узнали, что У. задержан. В сентябре того же года по возвращении из Сочи, обнаружив у себя пропажу оружия, поинтересовался у Л., на что тот ответил, что пистолет "спалился" и он его утопил.

При следственном эксперименте с участием Л. и Т. они указали точное место жительства Е., место парковки его машины, место встречи Л. с П.

При опознании Е. по фотографии Л. заявил, что за убийство именно этого человека П. передал ему 30 000 долларов США.

Свидетель У. на предварительном следствии дал аналогичные Т. показания, дополнив, что он не мог отказать Т. в совершении убийства Е., поскольку был обязан тому за то, что после освобождения из мест лишения свободы тот помогал ему продуктами, деньгами, предоставил в пользование автомашину. Действительно с Л. и Т. они ездили на Кутузовский проспект в Москве, где ему показывали место жительства Е. и самого Е. Он же был очевидцем встречи Л. с мужчиной (П.), после которой Л. его дополнительно инструктировал на месте предполагаемого убийства. 2 июля 1998 года, взяв с собой "ТТ", прибыли в Москву к дому Е. Хотя того по внешним признакам дома не было, Л. сказал ему, чтобы он шел в подъезд на "исходную позицию", а они будут ждать его в машине. Пробыв в подъезде некоторое время и твердо решив отказаться от совершения убийства, вышел и сел к ним в машину. Л. и Т. улетали в Волгоград. Последний дал ему денег, сказав, чтобы он изучал распорядок дня потерпевшего. Понимая, что ему не удастся выбраться из сложившейся ситуации, он 5 июля совершил преступление, ранив одного человека.

В ходе предварительного следствия У. указал на П., с которым встречался Л.

При следственном эксперименте У. указал точное место жительства Е. и место парковки его машины.

На очной ставке с У. Л. подтвердил, что поднимался вместе с ним к квартире Е.

При осмотре приквартирного коридора на 9 этаже 1-го корпуса дома N 10 по Кутузовскому проспекту в гор. Москве у лифта был обнаружен труп Е. с признаками насильственной смерти.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Е. наступила от ушиба - разрушения головного мозга вследствие сквозного огнестрельного ранения головы.

Указанное повреждение, как следует из акта судебно-баллистической экспертизы, могло возникнуть в результате выстрела из оружия, имеющего промышленно изготовленный ствол калибра 7,62 - 7,65 мм, каковым могли быть пистолет-пулемет "Скорпион", пистолеты "Вальтер ПП", "Вальтер-ППК" и другие модели.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в защиту П. об отсутствии у него мотива для организации убийства Е., поскольку они опровергаются приведенными в приговоре показаниями потерпевшей М., свидетелей Е.Е., Л., Е.К., В., Я., М., свидетельствующими о том, что единственным человеком, который был должен деньги Е., был П., при этом сумма долга складывалась постепенно на протяжении нескольких лет.

Кроме того, в материалах дела имеется расписка, выполненная П., о получении им от Е. 150 000 долларов США, авторство которой самим П. не оспаривается, а что касается некоторого несоответствия даты ее составления, чему в приговоре дана соответствующая оценка, то это никоим образом не опровергает вывода суда о наличии у П. долговых обязательств перед Е., что и явилось побудительным мотивом для организации им убийства Е.

Доводы в защиту осужденных об отсутствии у суда оснований для оглашения показаний П. и Т., которые они дали на предварительном следствии, то их следует признать неубедительными, поскольку уголовно-процессуальный закон (ст. 276 УПК РФ) не содержит запрета на оглашение показаний подсудимых по тем основаниям, которые в данном случае были определены судом.

Что касается показаний Л. и Т. на предварительном следствии, на которые сослался суд в подтверждение выводов о виновности всех осужденных, то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по настоящему уголовному делу.

При этом судебная коллегия отмечает, что показания, в которых Л. и Т. уличали как себя, так и П. в причастности к преступлениям, согласуются с остальными приведенными в приговоре доказательствами, давались ими в условиях, исключающих применение к ним недозволенных методов расследования, и, кроме того, при допросе Л. и Т. сообщали такие детали преступления, которые не могли быть известны лицам, непричастным к их совершению.

При судебном разбирательстве тщательно проверялись и другие доводы в защиту осужденных, в частности, о нарушении права осужденных на защиту на предварительном следствии, о неправильном определении процессуального положения У. на предварительном следствии и нарушении в связи с этим его права на защиту, о невозможности П. получить деньги от Е. 3 января 1996 года, а также и другие, которые обоснованно отвергнуты судом по основаниям, подробно приведенным в приговоре.

Доводы в защиту осужденных о том, что приговор основан на порочных доказательствах, являются несостоятельными, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту осужденных и опровергнув их, выяснив причины имеющихся противоречий, суд пришел к обоснованному выводу о виновности П., Л. и Т. в инкриминируемых им преступлениях, дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

Утверждение адвоката Рахмилова об имеющихся неясностях в описательной части приговора, не соответствует его содержанию.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данным об их личности и всех обстоятельств дела. Оно является справедливым и оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

Нарушений закона, являющихся основанием для отмены или изменения приговора, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 9 августа 2002 года в отношении П., Л. и Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"