||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 декабря 2002 г. N 5-О02-213

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Валюшкина В.А. и Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 25 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных Л., Г., адвоката Максимовой А.Г., кассационное представление прокурора на приговор Московского городского суда от 12 июля 2002 года, которым

Г., <...>, судим 18.11.97 г. по ст. 161 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден от наказания 18.07.2000 г. по амнистии,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Л., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Г. и Л. назначена принудительная мера медицинского характера - лечение от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденных Л., Г., адвокатов Максимовой А.Г., Егорцевой Т.А., поддержавших доводы жалоб, и мнение прокурора Крюковой Н.С., поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор в остальном оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Л. и Г. признаны виновными и осуждены за умышленное убийство на почве личных неприязненных отношений П. группой лиц.

Преступление совершено 17 февраля 2002 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Л. и Г. вину не признали.

В кассационных жалобах /основных и дополнениях к ним/:

осужденный Л. утверждает, что в убийстве потерпевшего П. он не участвовал, его не избивал, умысла на его убийство у него не было. Вывод суда о его виновности основан лишь на противоречивых показаниях свидетелей, которые были судимы и оговорили его, тем более О. и Ч.а сами участвовали в избиении потерпевшего. Более того, в суде кроме О. никто из свидетелей не был допрошен. На предварительном следствии его избивали, заставляли признать вину в убийстве, а допросы велись без участия адвоката. Г. в суде также пояснил, что на следствии его заставили оговорить себя и его, Л. К делу приобщены не те предметы, которыми наносились удары потерпевшему, на этих предметах нет его отпечатков пальцев. Так как он разнимал Г. и потерпевшего, то на его одежде обнаружена кровь потерпевшего. Считает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведено односторонне и поверхностно, с обвинительным уклоном. Указывает, что он не является алкоголиком, и суд необоснованно ему назначил принудительное лечение от алкоголизма. Просит приговор суда отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления;

осужденный Г., указывает, что он на почве личных взаимоотношений действительно несколько раз ударил руками потерпевшего и у них началась обоюдная драка. Их разнял Л., после чего он ушел с места происшествия. Удары бутылкой и ножом потерпевшему не наносил, к его убийству он не причастен. На предварительном следствии он оговорил себя в результате психологического давления со стороны работников следствия. Считает, что свидетели также оговорили его. Просит приговор суда отменить и дело производством прекратить за недоказанностью его вины или направить дело на новое судебное разбирательство, так как в суде исследованы не все доказательства и материалы дела;

адвокат Максимова просит приговор суда в отношении Г. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что в суде не допрошены свидетели Ч., К., Ш., не исследованы вещественные доказательства, не дана оценка противоречиям в показаниях свидетелей. Поэтому считает, что судебное разбирательство проведено поверхностно и неполно.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель просит оставить их без удовлетворения.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит исключить из вводной части приговора ссылку на судимости Г. от 31.07.86 г. и 24.12.96 г., так как они погашены. В описательно-мотивировочной части приговора, при признании в действиях Г. особо опасного рецидива, изменить ссылку с п. "б" ч. 2 ст. 18 на п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб и представления, Судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осужденных в совершенном преступлении соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Так, вина Г. и Л. в умышленном убийстве П., помимо признания ее самим осужденным Г. на предварительном следствии, не отрицавшим факт убийства потерпевшего, а также участие в этом осужденного Л., полностью установлена показаниями свидетелей О., Ч., К., Ш. о том, что потерпевшего избивали руками и ногами по различным частям тела Г. и Л., при этом Г. разбил о голову потерпевшего 2 пустые бутылки из-под водки, Л. нанес удары ножницами, а в руках Г. еще был нож, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений и причине его смерти, заключением эксперта-биолога о том, что на одежде осужденных обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего, и другими приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы жалоб о том, что Л. вообще не принимал участие в убийстве П., а Г. нанес только несколько ударов рукой, а другими предметами ударов не наносил и убивать потерпевшего не хотел, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре подробных доказательств, которые соответствуют фактическим материалам дела. С таким выводом суда следует согласиться, каких-либо новых доводов в жалобах не приводится.

Утверждение в жалобах о том, что на предварительном следствии осужденный Г. оговорил себя и Л. под психологическим воздействием со стороны следственных работников, судом также проверено и признано неубедительным с подробной мотивировкой своего вывода в приговоре. Такой вывод суда соответствует имеющимся в деле доказательствам.

Также нет никаких оснований полагать, что свидетели О., Ч. и другие оговорили осужденных, поскольку их показания, вопреки утверждениям в жалобах, непротиворечивы, согласуются друг с другом и объективно подтверждены другими доказательствами по делу.

Материалы дела в судебном заседании, вопреки утверждениям в жалобах, исследованы всесторонне, полно и объективно и в дополнительной проверке не нуждаются. Показания свидетелей Ч., К., Ш. оглашены в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ с согласия сторон.

Поэтому Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб об отмене приговора и прекращении дела производством или направлении дела на новое судебное разбирательство.

Преступные действия Г. и Л. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Вместе с тем в кассационном представлении правильно указано, что судимости Г. от 31 июля 1986 г. и от 24 декабря 1996 г. погашены, и суд не вправе был указывать их во вводной части приговора. Поэтому это указание подлежит исключению из приговора.

Обоснованно в представлении поставлен вопрос о том, что при признании в действиях Г. особо опасного рецидива суд должен был сослаться на п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ, а не на п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности и всех обстоятельств, смягчающих наказание. Назначенное им наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости. Поэтому оснований для смягчения им наказания судебная коллегия не находит.

Исходя из данных о личности Г. и Л., приобщенных к материалам дела данных о привлечении их к административной ответственности, а также заключения экспертов, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости применения к осужденным принудительного лечения от алкоголизма. Поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного Л. о незаконности назначения этого лечения. Вместе с тем назначение этого наказания следует уточнить в соответствии с требованиями ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 12 июля 2002 года в отношении Г. изменить: исключить из вводной части приговора ссылку на его судимости от 31 июля 1986 г. и от 24 декабря 1996 г., а в описательно-мотивировочной части ссылку на п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ заменить на п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ.

Уточнить, что Г. и Л. на основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"