||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 декабря 2002 г. N 904п2002пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе: председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Меркушова А.Е., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Амурского областного суда от 18 июля 1933 года, по которому

С.Т., <...>, судимый в 1928 и в 1929 годах по ст. 146 УК РСФСР (умышленное нанесение побоев) к штрафу в сумме 30 и 10 рублей,

осужден по ст. 58-8 УК РСФСР к расстрелу с конфискацией имущества;

С.Я., <...>,

осужден по ст. 58-8 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Определением Судебно-кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР от 21 сентября 1933 года приговор оставлен в силе.

22 февраля 1934 года приговор в отношении С.Т. приведен в исполнение.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела производством в части осуждения С.Я. по ст. 58-8 УК РСФСР за отсутствием в его действиях состава преступления. Эти же судебные решения в отношении С.Т. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 58-8 УК РСФСР на ст. 136 ч. 1 п. "а" УК РСФСР с назначением по ней 10 лет лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

осужденные признаны виновными в том, что, будучи враждебно настроенными к Советской власти за раскулачивание и выселение их родственников, решили отомстить активисту села К.Ф., которого они считали причастным к "разоблачению" родных. С этой целью С.Т. и С.Я. 25 января 1933 года нанесли К.Ф., которого они подвозили попутно на санях, несколько ударов конским молотком в область головы, в результате чего последний скончался.

Президиум считает протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В ходе судебного заседания С.Т. признал себя виновным в убийстве К.Ф. и показал, что 25 января 1933 года они с С.Я. на двух санях возвращались из с. Средне-Белая и решили по пути подвезти К.Ф. В селе Новоалексеевка они втроем в доме В. распили бутылку спирта и поехали дальше. На первых санях ехал он, С.Т. и К.Ф., а сзади на вторых санях С.Я. В пути С.Я. предложил ему убить К.Ф., сказав при этом, что многие из-за него пострадали, в том числе и наши родственники. После этого С.Я. подошел к спящему на санях К.Ф. и конским молотком нанес ему удар по голове. Затем он сел на свои сани и стал его обгонять. Видя, что К.Ф. еще жив, он, С.Т., сказал об этом С.Я. и спросил, куда его девать. С.Я. ответил, что нужно его добить и выбросить в снег. Согласившись с этим, он, С.Т., ударил К.Ф. молотком по голове и, убедившись, что он мертв, сбросил его с саней в снег в стороне от дороги. В свою деревню он вернулся один и, встретившись с С.Я., договорился, как себя вести на допросе.

Он также съездил к В. и предупредил ее, чтобы она никому не говорила об их приезде и распитии спиртного вместе с К.Ф. и С.Я. в ее доме. Узнав, что об убийстве К.Ф. уже известно, он стал скрываться (л.д. 41 - 42).

С.Я. виновным себя в убийстве К.Ф. не признал и показал, что 25 января 1933 года после распития спирта в доме В. он стал поить лошадь, а С.Т. вместе с К.Ф. на своих санях уехали. Когда он их догнал, то С.Т. ему сказал, что К.Ф. вернулся назад с каким-то человеком. На следующий день С.Т. ему сообщил, что К.Ф. убит и предложил составить план поведения на допросе. С.Т. также предлагал вместе скрыться, но он не согласился. Из этого разговора он понял, что убийство К.Ф. совершил С.Т., но об этом никому не сообщил. Наряду с этим, в ходе судебного заседания С.Я. заявил, что он не предлагал С.Т. убить К.Ф., разговора на эту тему между ними не было и участия его в убийстве не принимал (л.д. 42 - 43).

Свидетель К.И. показал, что 25 января 1933 года на дороге между селами Новоалексеевкой и Константиноградовкой встретил 2 подводы, на которых было 3 человека. На следующий день на этой же дороге обнаружил сплошную линию пятен крови (л.д. 3).

Свидетель Е. показала, что 26 января 1933 года между селами Новоалексеевкой и Константиноградовкой видела лежавшего возле дороги человека (л.д. 5).

Отец К.Ф. - К.М. пояснил, что его сын 23 января 1933 года выехал в с. Анновку, а 6 февраля ему сообщили, что нашли его труп. В беседе с В. он узнал, что утром 25 или 26 января 1933 года его сын уехал от ее дома на санях со С.Т., а следом за ними поехал С.Я. (л.д. 9).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть К.Ф. последовала от разрушения головного мозга с быстрой потерей сознания. В момент нанесения телесного повреждения пострадавший находился в состоянии опьянения (л.д. 23).

Таким образом, совокупность имеющихся в деле данных - признание С.Т. в нанесении им удара молотком в область головы К.Ф. и выбрасывании его из саней в снег; показания С.Я., которые не опровергал в суде С.Т.; нахождение К.Ф. на санях С.Т. в момент убийства; то обстоятельство, что С.Т. длительное время скрывался от органов следствия и при задержании пытался оказать вооруженное сопротивление, свидетельствуют о виновности С.Т. в убийстве К.Ф.

В то же время в деле отсутствуют доказательства того, что убийство К.Ф. совершено с контрреволюционным умыслом. Наряду с этим потерпевший не являлся представителем Советской власти или деятелем революционных рабочих и крестьянских организаций.

С учетом этого следует признать, что С.Т. по ст. 58-8 УК РСФСР (террористический акт) осужден необоснованно.

Действия С.Т., убившего К.Ф. за оказание помощи органам власти в раскулачивании и выселении его родственников, следовало квалифицировать по п. "а" ч. 1 ст. 136 УК РСФСР - умышленное убийство, совершенное из низменных побуждений (мести).

Что касается осуждения С.Я. по ст. 58-8 УК РСФСР, то его вина в совершении этого преступления не доказана. Его показания о том, что он не предлагал С.Т. совершить убийство К.Ф. и не принимал в нем никакого участия, не опровергнуты. Более того, наличие на трупе К.Ф. лишь одного повреждения (в области головы) косвенно подтверждает его показания, поскольку С.Т. в суде признал факт нанесения им потерпевшему удара молотком в область головы.

Все это свидетельствует, что С.Я. по настоящему делу осужден при отсутствии достаточных доказательств.

Исходя из изложенного и руководствуясь п. п. 2, 5 ч. 1 ст. 378 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Амурского областного суда от 18 июля 1933 года и определение Судебно-кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР от 21 сентября 1933 года в отношении С.Я. отменить и уголовное дело прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступления. Эти же судебные постановления в отношении С.Т. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 58-8 УК РСФСР на п. "а" ч. 1 ст. 136 УК РСФСР, по которой назначить 10 лет лишения свободы.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"