||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 декабря 2002 г. N 39-о02-43

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Батхиева Р.Х., Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 24 декабря 2002 года кассационную жалобу осужденного М. на приговор Курского областного суда от 28 июня 2002 года, которым

М., <...>, со средним образованием, судимый 23 декабря 1993 года по совокупности ст. ст. 117 ч. 2, 206 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожденный 17 апреля 1999 по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ к 16 годам, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам с конфискацией имущества, по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 4 годам без штрафа, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, к 17 годам в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ М. назначено принудительное наблюдение и лечение у психиатра от алкоголизма.

По ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ М. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Настоящим приговором осужден также М.А., в отношении которого кассационные жалобы и кассационное представление прокурором не поданы.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный М. признан виновным:

в тайном хищении имущества Ж. по предварительному сговору с осужденным по настоящему приговору М.А., с незаконным проникновением в жилище;

в разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью Ж.;

в убийстве Ж., в силу физических дефектов и возраста (91 год) находившуюся в беспомощном состоянии, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 25 декабря 2000 года и 1 февраля 2001 года в селении Верхняя Грайворонка Касторенского района Курской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании М. в предъявленном обвинении виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней М., излагая свое несогласие с осуждением по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в" и 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ, считает, что суд незаконно сослался на показания слабоумного М.А., заинтересованного в исходе дела. Утверждает, что показания о своей виновности в убийстве Ж. им были даны на предварительном следствии под пытками. Указывает, что его доводы в свою защиту, связанные с применением к нему недозволенных законом методов при допросах и ненадлежащим обеспечением права на защиту, не были обстоятельно проверены, что допрошена только часть свидетелей. Считает, что суд не вправе был назначать ему принудительное лечение от алкоголизма в связи с заболеванием туберкулезом. Просит приговор отменить дело направить на новое судебное рассмотрение, а в дополнениях к жалобе просит направить дело на новое расследование.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, находит приговор в отношении М. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности М. в совершении преступлений, за которые осужден, основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, непосредственно и объективно исследованных в судебном заседании.

В жалобе М. не оспариваются все случаи хищения имущества глухонемой Ж., утверждая, что убийство совершил М.А., а он пытался защитить потерпевшую, оспаривает также квалификацию хищения по ст. 162 УК РФ.

Из показаний М.А. и М. на предварительном следствии усматривается, что они вместе нанесли удары и применяли насилие к Ж., а убийство ее совершил М.

М. и М.А. на предварительном следствии при допросах в качестве обвиняемых с участием адвокатов признавали себя виновными в предъявленном обвинении, в том числе и в совершении разбоя в отношении Ж. группой лиц, квалифицированного ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Суд все показания осужденных непосредственно и тщательно исследовал в связи с тем, что М. показания изменил, а М.А. от дачи показаний в судебном заседании отказался, и дал им соответствующую оценку, признав часть из них достоверными, мотивированно отвергнув другие показания, противоречащие остальным доказательствам.

Оба осужденных при допросах на предварительном следствии, а М. и в судебном заседании подробно рассказывали об обстоятельствах совершения хищений из дома Ж., пользуясь, что она глухонемая и преклонного возраста (91 год), как они изложены в приговоре. В последующем, чтобы облегчить свое положение, М. неоднократно изменял свои показания.

Заявление осужденного М. об убийстве потерпевшей Ж. осужденным М.А. также проверялось и признано, что смерть наступила от действий М., убийство совершено при разбойном нападении с причинением тяжкого вреда ее здоровью вместе с М.А.

Суд обоснованно сослался также в приговоре на показания потерпевшей Б., свидетелей П., С., Б.М., П.Р., С.С., К., на сведения, содержащиеся в протоколах осмотра места происшествия и трупа. Указанные сведения, и также данные, содержащиеся в протоколах выемок, в актах экспертиз, согласуются с показаниями осужденных, данными на предварительном следствии, непосредственно исследованных в судебном заседании.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, смерть Ж. наступила от травматического шока, возникшего в результате травм грудной клетки с переломами ребер как слева, так и справа. На ее теле имелось множество других повреждений, возникших от действий твердого предмета, возможно ногами, кулаком, пустой бутылкой. Ссадины на коже шеи могли возникнуть в результате сдавливания шеи руками человека. Комиссионная экспертиза подтвердила указанные выводы о характере выявленных на голове, грудной клетке, конечностях Ж. телесных повреждениях, о механизме их образования и причине ее смерти.

Сведения и выводы, содержащиеся в актах экспертиз, согласуются с показаниями осужденных о том, что потерпевшую били бутылкой, ногами, душили руками, и свидетелей об обстоятельствах совершения преступлений.

В кассационной жалобе осужденный М. размер похищенного имущества не оспаривает, ссылаясь на то, что убийство совершил М.А. и сопряжено с разбоем.

Доводы о применении незаконных методов и нарушении закона при расследовании и рассмотрении дела не соответствуют материалам дела.

Заявление М. о применении к нему пыток и других недозволенных законом методов при допросах работниками милиции, опровергаются показаниями Л., К., К.П., Т. и следователя И.

По изложенным выше основаниям нельзя согласиться и с тем, что судом по настоящему делу не выполнены требования закона о непосредственном и объективном исследовании доказательств и проверке обстоятельств дела, что не проверены доводы о применении пыток и других незаконных методов при допросе М. и других.

Нельзя согласиться и с тем, что причины противоречий в доказательствах не выяснены, а показаниям допрошенных лиц и другим доказательствам дана неправильная оценка.

Всем показаниям и другим сведениям, содержащимся в актах экспертиз, как и остальных источниках доказательств, судом дана соответствующая оценка в совокупности, как того требует закон.

Оснований подвергать сомнению достоверность доказательств и вывод суда первой инстанции о виновности осужденного М. судебная коллегия не находит.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений закона, влекущих отмену или изменение приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено в соответствии с требованиями закона.

Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся совершенных преступлений, самого М. и правильно квалифицировал его действия. Оснований для отмены приговора или иной квалификации его действий, как об этом просит М. в своей жалобе, не имеется.

Согласно акту судебно-психиатрической экспертизы, осужденные М. и М.А. могли отдавать отчет и руководить своими действиями при совершении преступлений и могут в настоящее время. Поэтому необходимости проверки умственного и психического состояния М.А., как об этом говорит М., не имеется. Как установлено судом преступления совершались в состоянии алкогольного опьянения, а поэтому с учетом материалов дела и вывода указанных экспертиз М. обоснованно признан вменяемым, правильно применено к нему и принудительное лечение от алкоголизма. Оснований для отмены лечения от алкоголизма судебная коллегия не находит.

Мера наказания М. назначена судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных о нем, в том числе и тех, на которые он ссылается в своей жалобе, и является справедливой.

Обоснованно признал суд в действиях М. особо опасный рецидив и для отбывания наказания назначил ему исправительную колонию особого режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Курского областного суда от 28 июня 2002 года в отношении М. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"