||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 декабря 2002 г. N 49-о02-81

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Батхиева Р.Х., Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 24 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных С., Х., Г., С.Р. и адвокатов Губарца П.В. в защиту С., Курбанова И.И. в защиту С.Р. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 апреля 2002 года, по которому

С., родившийся 29 марта 1976 года в г. Туймазы Республики Башкортостан, со средним техническим образованием, судимый 25 октября 2000 года по ст. 159 ч. ч. 2 и 3 к 5 годам 3 месяцам лишения свободы,

осужден по ст. ст. 33 ч. 3 и 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а с частичным присоединением в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ наказания, не отбытого по приговору от 18 декабря 2000 года, окончательно к 16 годам в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

Х., родившийся 12 марта 1974 года в д. Ново-Суккулово Туймазинского района Республики Башкортостан, с восьмиклассным образованием, не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ к 15 годам, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 13 годам с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, к 20 годам в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

Г., родившийся 10 июня 1971 года в г. Ливны Орловской области, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 9 годам с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году, по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, к 9 годам 6 месяцам в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

С.Р., родившийся 27 ноября 1976 года в г. Шахрисабз Кашкардарьинской области Республики Узбекистан, со средним специальным образованием, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Оправданы за недоказанностью вины в совершении преступлений: С. по ст. 209 ч. ч. 1, 2 УК РФ; Х., С.А., С.Р. по ст. 209 ч. 2 УК РФ; Г. по ст. 209 ч. 3 УК РФ; С. и Г. по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з" УК РФ; С., Х. и С.Р. по ст. 222 ч. 3 УК РФ, С.Р. и С. по ст. 222 ч. 4 УК РФ.

Постановлено взыскать: с С., С.А., Х. и С.Р. в пользу Туймазинского райпо 59408 рублей 75 копеек солидарно, с каждого в пользу Ш., М., И., Р. и Б. в счет компенсации морального вреда по 1000 рублей; с С., Х. и Г. в пользу Б.А. по 10000 рублей; с Х. в пользу К. 75000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Кассационные жалобы или кассационное представление прокурора в отношении осужденного по этому же приговору С.А. не поданы.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденных С., Х., Г. и С.Р., а также адвоката Фаттаховой Р.А. в защиту С.Р., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Хорлиной И.О., полагавшей приговор по ст. 222 ч. 4 УК РФ в отношении Г. и Х. отменить и производство прекратить в связи с истечением срока давности, а в остальном оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные признаны виновными:

С., Х. и С.Р. в совершении разбойного нападения с целью хищения имущества Туймазинского райпо при пособничестве С.А.;

С., Х. и Г. в совершении разбойного нападения по предварительному сговору группой лиц, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, на частных предпринимателей и водителей К. и Б., ехавших в город Москву на автобусе;

Х. в убийстве К. в связи с исполнением им своего общественного долга по пресечению разбойного нападения, сопряженном с разбоем;

Х., Г. в незаконном ношении газового оружия.

Преступления совершены в августе и ноябре 1999 года в г. Туймазы и Кушнаренковском районе Республики Башкортостан при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Х. и С.Р. в предъявленном обвинении виновными себя признали частично, а С. и Г. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный С.Р. и адвокат Курбанов И.И., излагая свое несогласие с приговором в части квалификации действий и меры наказания, назначенного С.Р., считают, что наказание является излишне суровым. С.Р. ссылается на то, что суд не учел обстоятельства, смягчающие наказание, в том числе и возмещение его родственниками ущерба в сумме 20000 рублей, что он находился под влиянием Х., который угрожал ему. Утверждает, что он исполнял второстепенную роль в совершении преступлений, оказал активное содействие правоохранительным органам в изобличении виновных, что деятельно раскаялся. Считает также, что не в полной мере учтены положительные данные о нем. Указывает, что после задержания к нему применили насилие, сломали нижнюю челюсть с левой стороны лица и давали какие-то лекарства, что Г. видел эти повреждения, когда его содержали в изоляторе. Считает, что следователь не выяснил причины противоречий между его, Х. и потерпевших показаниями. Ссылаясь на показания Х. и Г. о том, что пистолет ТТ был приобретен неустановленным лицом в октябре - ноябре 1999 года, что следователь пытался этот пистолет вменить ему в вину, считает, что эти обстоятельства свидетельствуют о предвзятом отношении к нему при расследовании и рассмотрении дела. Утверждает, что все действия в автобусе выполнял Х., что он разбоя не совершал. Описывая процесс расследования и судебного рассмотрения дела, указывают, что нарушения уголовно-процессуального законодательства допускались и в отношении других осужденных. Считают, что роль С.Р., форма вины каждого осужденного по настоящему делу, не установлены. Утверждают, что доказательства о совершении С.Р. разбойного нападения в деле отсутствуют. Просят приговор изменить, переквалифицировать действия С.Р. на грабеж, назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ или направить дело на новое судебное рассмотрение;

осужденный С. и адвокат Губарец Г.В., считают, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что при расследовании и судебном рассмотрении существенно нарушены нормы уголовно-процессуального законодательства. С. считает, что работник милиции Л. и следователь А. проводили оперативно-следственные действия в отношении всех осужденных с нарушением уголовно-процессуального закона, а показания осужденного Г., в которых он изобличает его (С.), были получены незаконно. Считает, что в отношении него доказательства сфальсифицированы, обвинение сфабриковано, а право на надлежащую защиту не было обеспечено. Утверждает, что он осужден с использованием недопустимых для обвинения доказательств. Считает, что выводы суда, содержащиеся в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, просит вынести справедливое решение;

осужденный Х., указывая, что не согласен с выводами суда, не приводит никакие доводы, почему он оспаривает приговор;

осужденный Г., не соглашаясь с приговором, утверждает, что судом не выполнены требования о всестороннем, полном и объективном рассмотрении дела. Указывает, что не была обеспечена явка и допрос в судебном заседании более 20 пассажиров автобуса в качестве потерпевших и свидетелей. Считает, что суд без достаточных оснований отверг показания Х. и С. о том, что нападение на автобус произошло спонтанно, что не приняты во внимание его объяснения о том, что он с другими осужденными поехал, чтобы посмотреть город, а не для совершения разбойного нападения на предпринимателей, ехавших в автобусе. Утверждает, что на предварительном следствии к нему применялись не дозволенные законом методы для получения показаний, что следователи З. и А., подделывали подписи в процессуальных документах.

Считает, что не соблюдены требования ст. 47 УПК РСФСР, что он допрашивался без адвоката (кроме "одного эксперимента"), что допущены другие нарушения уголовно-процессуального законодательства, связанные с отказом в допросе свидетелей, и в проведении ему судебно-психиатрической экспертизы. Просит обратить внимание на то, что следователи переложили на него обязанность доказывать свою невиновность. Утверждает, что адвокат Якупов И.К. недобросовестно осуществлял его защиту, что он впервые увидел его в судебном заседании. Указывает, что судебно-психиатрическая экспертиза ему была назначена и проведена без истребования необходимых сведений о состоянии его здоровья и просит повторно назначить такую экспертизу. Ссылаясь на выводы судебно-психиатрической экспертизы и на то, что он не все помнит, считает, что суд должен был его освободить от наказания по болезни. Обращает внимание на то, что суд не принял во внимание выводы экспертов, признавшего его вменяемым, и наличие у него психических отклонений от нормы. Указывает на то, что в доме матери незаконно был произведен обыск и описано имущество. Считает, что наказание ему назначено без учета обстоятельств дела и данных, влияющих на вид и размер наказания, которое является суровым.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор в отношении С., С.Р. законным, обоснованным и справедливым, а в отношении Х. и Г. подлежит отмене только по ст. 222 ч. 4 УК РФ с прекращением производства, по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности Х., Г., С., С.Р. в совершении преступлений, за которые они осуждены, основан на доказательствах, имеющихся в материалах дела, исследованных в судебном заседании надлежащим образом.

Соответствует фактическим данным и вывод суда о мотиве убийства Х. потерпевшего К., пытавшегося пресечь преступные действия нападавших лиц, сопряженные с разбоем.

Как видно из материалов дела, осужденные на предварительном следствии давали подробные показания об обстоятельствах совершения преступлений, изменяя в ходе предварительного следствия и в судебных заседаниях в части предварительного сговора и роли каждого из них в содеянном. С.Р. и Х. подтверждали совершение разбойных нападений при соучастии С., и убийство Х. потерпевшего К., что не входило в обговоренные ими действия по изъятию имущества у пассажиров автобуса. Не оспаривали совершение преступлений осужденные С. и Г.

Вопреки установленным судом фактическим обстоятельствам дела, в кассационных жалобах в защиту осужденных содержатся суждения о непричастности С. и Г. к преступлениям, что показания на предварительном следствии давались осужденными из-за насилия со стороны работников милиции, насилия, обмана и нарушения их права на защиту со стороны следователей.

Эти доводы проверялись, не подтвердились и мотивированно отвергнуты.

Г. неоднократно (в том числе и собственноручно) давал показания о том, что инициатором нападения на автобус был С., а в ходе нападения вооруженный его табельным пистолетом Х. произвел два выстрела, а у него был газовый пистолет С.

Заявление Г. о том, что следственные действия, вопреки его желанию, проводились без участия адвоката, что его, путем обмана и насилия склонили к даче определенных показаний, также не основано на материалах дела.

Такие же показания, как и при проведении следственного эксперимента с участием защитника, согласующиеся с другими доказательствами, добытыми по настоящему делу, Г., как указано выше, давал неоднократно.

Нельзя согласиться и с доводами С. и Г. о том, что они не знали, что С.Р. и Х. везут их для совершения разбойного нападения на проезжающих частных предпринимателей.

Суд обоснованно сослался в приговоре на показания осужденных Х., Г., С., С.Р. и С.А., данные на предварительном следствии, а также на показания потерпевших М., Б., Х-вой, свидетеля В., которыми подтверждаются выводы суда о виновности осужденных.

Как видно из показаний указанных лиц, осужденные С., Х., С.Р. по предварительному сговору спланировали и совершили хищение денег из кассы Туймазинского райпо при пособничестве С.А. Кроме того, С., Х., С.Р. и Г. приняли участие в нападении на частных предпринимателей, следовавших в автобусе, с целью завладения имуществом в крупном размере, а убийство же водителя автобуса К., пытавшегося защитить своих пассажиров, совершил один Х.

С доводами о том, что приговор подлежит отмене в связи с тем, что суд не выполнил требования о непосредственном и объективном исследовании доказательств, допросил не всех указанных в обвинительном заключении лиц, а также не всех пассажиров автобуса, нельзя согласиться.

Как видно из протокола судебного заседания, показания неявившихся потерпевших и свидетелей были исследованы после обсуждения и с согласия участников процесса, как и предусмотрено законом.

Кроме того, показания указанных лиц соответствуют и сведениям, содержащимся в письменных источниках доказательств, которые также опровергают доводы осужденных Г. и С. о своей невиновности, высказанные в судебном заседании и содержащиеся в кассационных жалобах.

Доводы в защиту осужденных о недопустимости, недостаточности и фальсификации доказательств, о применении незаконных методов при допросах осужденных, о непричастности С. и Г. к совершению разбоя, в судебном заседании тщательно проверялись, выяснялись и причины противоречий в доказательствах, которым дана соответствующая оценка в приговоре.

В приговоре правильно изложены и другие фактические данные, содержащиеся в письменных документах, в протоколах осмотра мест происшествий, опознания Х. и Г., выдачи и обнаружения пистолетов ТТ и "ИЖ-79-8", в актах экспертиз.

Материалами дела установлено и в приговоре указано, что Х. незаконно носил газовое оружие, полученное от его законного владельца С., 31 августа 1999 года, а Г. 14 ноября 1999 года.

Согласно протоколам осмотра мест происшествий и актам экспертиз, на участке дороги Москва - Уфа нашли гильзу, а труп К. обнаружен в автобусе с огнестрельными ранениями в области груди и живота, повлекших смерть.

Как видно из актов судебно-медицинской и баллистической экспертиз, смерть К. наступила от огнестрельных ран в области груди и живота. Пуля, изъятая из тела потерпевшего и гильза, обнаруженная на месте происшествия, являлись частями патрона 9 мм и выстрелены из табельного пистолета Г. ПМ.

Сведения, содержащиеся в актах экспертиз, также подтверждают выводы суда о виновности осужденных Г., Х., С. и С.Р. в нападении на пассажиров автобуса.

Эти сведения согласуются с показаниями Г. и других, данными на предварительном следствии, а не противоречат, как утверждается в жалобах, сообщенных осужденными данным. Что касается сведений о времени и их действиях, то они могут совпадать не полностью во всех доказательствах.

Согласно актам амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз Х. и Г. хроническим психическим заболеванием не страдают, могли в момент совершения преступлений и могут в настоящее время осознавать и руководить своими действиями.

С учетом материалов дела и выводов указанных экспертиз суд обоснованно признал осужденных Х. и Г. вменяемыми за содеянное.

Что касается повторного обследования Г. по поводу его психического состояния с проведением стационарной судебно-психиатрической экспертизы, то, как видно из акта амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, и экспертно-консультативного заключения, необходимость в этом отсутствует.

Суд первой инстанции исследовал акт амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, и экспертно-консультативное заключение (л.д. 126 - 129 т. 8), проведенное по инициативе адвоката, другие данные о личности Г. и обоснованно пришел к выводу о вменяемости и ответственности его за содеянное.

Как видно из протокола судебного заседания, все доводы осужденных, аналогичные тем, которые приводятся в кассационных жалобах, выдвигавшиеся ими в свою защиту, тщательно проверялись и не подтвердились.

Суд первой инстанции тщательно исследовал все доказательства, дал им надлежащую оценку в приговоре, как каждому в отдельности, так и в совокупности, с которыми оснований не соглашаться нет.

При таких данных содержащиеся в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, являются необоснованными.

Органами предварительного следствия и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено, дело рассмотрено в соответствии с требованиями закона с непосредственным и объективным исследованием доказательств и всесторонней проверкой обстоятельств дела.

Анализ приведенных в приговоре и других доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся содеянного и самих С.Р., Г., Х. и С.

Действиям С.Р., Г., Х. и С. дана правильная правовая оценка.

Оснований для отмены приговора в отношении Г., С., или изменения его в отношении Х. и С.Р., как об этом просят в жалобах в их защиту, Судебная коллегия не находит.

Правильно приведены в приговоре и обстоятельства, влияющие на назначение наказания.

Назначенное наказание является справедливым с учетом характера совершенных преступлений, обстоятельств дела и данных о личностях осужденных Г., Х. и С. Оснований для смягчения им наказания, не имеется.

Что касается наказания, назначенного С.Р., то оно является несправедливым, вследствие суровости. Суд при этом не в полной мере учел обстоятельства, смягчающие наказание и данные, положительно характеризующие его, а также отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание. Как правильно указано в жалобах в его защиту, роль его в единственном эпизоде разбойного нападения была менее активной. Он деятельно раскаялся в содеянном, что проявилось в изобличении остальных участников преступления и добровольном возмещении части ущерба.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает необходимым смягчить С.Р. наказание в пределах санкции совершенного преступления.

Кроме того, преступление, связанное с ношением газового оружия, квалифицированное по ст. 222 ч. 4 УК РФ (ношение газового оружия), предусматривающее наказание до двух лет лишения свободы, осужденные совершили в 1999 году (Г. - 14 ноября, а Х. - 31 августа).

В соответствии со ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести, если со дня его совершения истекли два года.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 апреля 2002 года в отношении Г., Х. по ст. 222 ч. 4 УК РФ отменить и дело прекратить за истечением срока давности.

Тот же приговор в отношении С.Р. изменить, смягчить назначенное ему по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ наказание до 8 (восьми) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Этот же приговор в остальном в отношении С.Р., в отношении Х. по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ, Г. по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Х. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ назначить наказание на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения, окончательно 19 (девятнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Этот же приговор в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"