||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 декабря 2002 г. N 05-о02-211

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Батхиева Р.Х., Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании 24 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных М.И., Ш., адвоката Ежовой Т.М. и защитника М.Н. в защиту М.И. на приговор Московского городского суда от 23 июля 2002 года, которым

Ш., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М.И., <...>, со средним образованием, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного М.И., адвоката Ежовой Т.М. и защитника М.Н.,

поддержавших доводы кассационных жалоб в защиту М.И., мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. и М.И. признаны судом первой инстанции виновными в убийстве П.Е. группой лиц по предварительному сговору из-за неприязненного отношения.

Преступление совершено 3 декабря 2000 года, примерно в 23 часа, в городе Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Ш. виновным себя в предъявленном обвинении признал частично, а М.И., не отрицая, что находился на месте убийства, ссылаясь на свое психическое состояние, виновным себя не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденный М.И., адвокат Ежова Т.М. и защитник М.Н., не соглашаясь с выводом суда о виновности М.И. в совершении убийства П.Е. по предварительному сговору с Ш., считают, что предварительное и судебное следствие проведены предвзято. Утверждают, что при рассмотрении дела не были выполнены указания кассационной инстанции, отменившей предыдущий приговор в отношении М.И. и Ш. Утверждают, что у Ш., Г. и Б. были ранее конфликты с убитым П.Е., а у М.И. не было оснований и мотива для его убийства. Ссылаясь на то, что М.И. и В. пришли, когда остальные уже выпивали спиртное, что Г. на деньги М.И. купила спиртные напитки и, возвратившись, рассказала, что в консьержной комнате непорядок и видела пьяного потерпевшего П.Е., считают, что у них после этих слов появилось желание разобраться с потерпевшим за прежние обиды. Указывают, что М.И., действительно, вместе со всеми пошел за потерпевшим, а когда и привели его, поведение и действия М.И. были неадекватными обстановке. Считают, что суд не исследовал вопрос о нахождении М.И. в гипогликемическом состоянии в момент возможного совершения преступления, а ходатайство о назначении ему стационарной судебно-психиатрической экспертизы необоснованно оставлено без удовлетворения. Указывают на то, что при проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении М.И., этой экспертизы не участвовали психолог и специалист по заболеваниям сахарным диабетом, что при проведении экспертизы использовались материалы о состоянии здоровья и акты судебно-психиатрических экспертиз 20-летней давности. Не соглашаясь с выводами и показаниями эксперта, утверждают, что при проведении указанной экспертизы не были учтены срок болезни и состояние здоровья М.И. в настоящее время. Считают, что в результате такого отношения их версия о возможном нахождении М.И. в гипогликемическом состоянии, не опровергнута. Анализируя показания Ш., Б., В., Г., Н., других допрошенных лиц, утверждают, что М.И. по состоянию здоровья не в состоянии был осознанно совершать какие-либо активные действия по лишению жизни потерпевшего. Считают, что неполно исследованы обстоятельства дела, свидетельствующие о нахождении осужденного М.И. в состоянии невменяемости, не устранены сомнения и неясности, не установлен мотив убийства, что в деле нет объективных данных, свидетельствующих об умышленном характере действий М.И., что приговор основан на предположениях. Считают, что причины противоречий в показаниях осужденных, свидетелей и в других доказательствах, не выяснены и им не дана объективная оценка. Утверждают, что судом не были соблюдены требования закона о том, что все сомнения и неясности толкуются в пользу обвиняемого, а приговор не может быть основан на предположениях. М.И., кроме того, утверждает, что выводы суда о совершении им убийства П.Е. по предварительному сговору с Ш., о его роли в лишении жизни потерпевшего, не соответствуют материалам дела, что нарушены требования уголовно-процессуального закона и к нему неправильно применен уголовный закон. Считает, что суд поступил незаконно, отказав ему в проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы и в рассмотрении дела судом присяжных. Утверждает, что суд дал неправильную оценку доказательствам, не указал мотивы, по которым отверг часть доказательств. Указывает, что имеется больше данных о том, что в убийстве потерпевшего могли участвовать Г. и Б., чем в отношении него. Мать осужденного М.Н. в жалобе в защиту сына, акцентируя внимание на состоянии здоровья осужденного М.И., считает, что надлежащим образом не проверено его психическое и физическое состояние, что он осужден необоснованно. Анализируя документы о заболеваниях сына, утверждает, что ни при доследовании, ни при новом рассмотрении настоящего дела указания кассационной инстанции не выполнены. Просят приговор в отношении М.И. отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Ш. утверждает, что ни с кем предварительного сговора об убийстве потерпевшего у него не было. Ссылается на то, что Б. напомнил ему о прошлой его ссоре с П.Е. и тем самым он, находясь в состоянии амнезии и аффекта, связанного с чрезмерным употреблением спиртных напитков, поддался на эту провокацию и совершил убийство. Отрицая участие М.И. в совершении убийства потерпевшего, утверждает, что убийство совершил один. Ссылается на то, что сожалеет по поводу смерти потерпевшего, что раскаивается в этом, что является туберкулезным больным первой группы диспансерного учета. Просит приговор изменить, смягчить наказание с применением ст. ст. 64 или 81 УК РФ.

В письменных возражениях на кассационные жалобы в защиту осужденных государственный обвинитель, анализируя доказательства, просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, и возражения государственного обвинителя, находит приговор в отношении М.И. и Ш. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности М.И. и Ш. в убийстве П.Е. группой лиц по предварительному сговору основан на доказательствах, непосредственно и надлежащим образом исследованных в судебном заседании.

Нельзя согласиться и с тем, что материалы дела надлежащим образом не были исследованы в судебном заседании, что показаниям свидетелей и самих осужденных, данных на предварительном следствии, дана неправильная оценка.

Не согласуются с материалами дела и доводы об отсутствии между осужденными предварительного сговора на убийство потерпевшего, а у Ш. умысла на лишение жизни П.Е.

Так, из показаний потерпевшего П.А., а также свидетелей Г., Б., показаний осужденных М.И. и Ш., свидетеля В., данных на предварительном следствии, исследованных надлежащим образом в судебном заседании, видно, что М.И., находясь еще в квартире, пытался задушить потерпевшего, накинув на шею электрический шнур. Б. оттолкнул М.И. и предотвратил убийство им П.Е., путем удушения. После этого М.И. договорился с Ш. об убийстве потерпевшего. Оба осужденных повели П.Е. в сторону леса. Ш. зашел в свою квартиру и взял лопату. С ними пошли также В., Г. и Б.

Как видно из показаний Ш., направляясь в лес с потерпевшим, он предполагал, что они могут убить его, и только поэтому взял с собой лопату. Они сбили П.Е. на землю и нанесли удары, вовлекали других лиц для участия в его избиении и убийстве. М.И. первым накинул на шею П.Е. электрошнур, который находился у него за пазухой, и вместе с ним (Ш.) затягивал петлю на шее. Когда шнур порвался, Ш. нанес потерпевшему удары лопатой в различные части тела, причинив тяжкий вред его здоровью, повлекший смерть.

Свидетели Г., Б. подтвердили в судебном заседании, В. на предварительном следствии обстоятельства убийства П.Е., как они изложены в приговоре.

Приведенные в приговоре показания потерпевшего, свидетелей об обстоятельствах совершения преступлений в основном согласуются с показаниями осужденных М.И. и Ш., данными на предварительном следствии, а Ш. и в судебном заседании, за исключением наличия предварительного сговора с М.И. об убийстве, что ссору с потерпевшим спровоцировал Б.

Указанные показания суд признал достоверными.

Нельзя согласиться с доводами жалоб, что у М.И. не было мотива для убийства потерпевшего, а поэтому его могли убить другие лица, а также об отсутствии у Ш. умысла на лишение жизни П.Е.

Как установлено материалами дела, М.И. и Ш. были в нетрезвом состоянии, М.И. первым пытался задушить П.Е., осужденные первыми стали собираться к выходу и ушли вместе с потерпевшим, предполагая убить его, вооружились: М.И. - электрошнуром, а Ш. - лопатой, что также свидетельствует об умысле на убийство.

В кассационных жалобах в защиту осужденного М.И., ссылаясь на медицинские документы о состоянии его здоровья и предыдущее решение кассационной инстанции, не приводя конкретные данные, влияющие на обоснованность приговора, делают без достаточных оснований вывод о невыполнении указаний кассационной инстанции, о неполноте и односторонности судебного следствия и незаконности приговора.

Материалами дела установлено, что М.И. в нетрезвом состоянии для продолжения насилия над потерпевшим П.Е. вместе с Ш. вышли на улицу, первым набросил петлю на шею, пытаясь задушить, Ш. взял с собой лопату, принял участие в процессе удушения, нанес удары потерпевшему лопатой в жизненно важные органы, причинив тяжкий вред их здоровью.

В подтверждение своего вывода о виновности осужденных в совершении преступления суд правильно сослался на вышеприведенные показания осужденных, представителя потерпевшего, свидетелей и другие сведения, содержащиеся в протоколах проверки показаний осужденных и свидетелей на месте происшествия, очных ставок, протоколах осмотра места происшествия, приложенном к ним материале, а также в актах экспертиз.

Согласно актам судебно-медицинской, судебно-биологической и криминалистической экспертиз П.Е. причинены не менее 12 рубленых ран, повлекших открытую черепно-мозговую травму и смерть. На его трупе имелись еще переломы костей носа, переломы грудины и ребер, кровоизлияния брюшной стенки, разрывы брызжейки тонкой кишки, ссадины и повреждения конечностей, поясничной области, лобковой области, промежности. Кроме того, на его теле были обнаружены кровоподтеки, ссадины с внутрикожными кровоизлияниями передних боковых поверхностей шеи, кровоизлияния в мягкие ткани шеи справа. Обнаруженные на месте и в контейнере лопата и два фрагмента черенка ранее составляли одно целое, кровь на них и на одежде Ш. могла произойти от потерпевшего.

Актам экспертиз, показаниям допрошенных лиц, в том числе и показаниям Н., судом дана соответствующая оценка в приговоре.

Содержащиеся в кассационных жалобах М.И., Ш., адвоката Ежовой Т.М. и защитника М.Н. доводы о том, что М.И., если участвовал в убийстве потерпевшего то не осознанно, поскольку находился в болезненном состоянии и не мог руководить своими действиями в силу психического состояния, опровергаются материалами дела.

Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз М.И. и Ш. психическим заболеванием не страдают, могли и могут в настоящее время отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

С учетом материалов дела и выводов указанной экспертизы суд первой инстанции обоснованно признал осужденных вменяемым за содеянное.

Жалоба Ш. о совершении убийства в состоянии аффекта, вызванного чрезмерным употреблением напитков противоречит выводам указанной экспертизы и материалам дела.

Судом первой инстанции тщательно проверялись с участием эксперта заключение судебно-психиатрической экспертизы в отношении М.И., доводы о нахождении его в день убийства потерпевшего в гипогликемическом состоянии, а также его психическое и физическое состояние на момент рассмотрения дела.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии необходимости в стационарном обследовании М.И. для определения его психического и физического состояния в момент совершения преступления является правильным.

Вопрос влияния сахарного диабета на его психику М.И. о незаконности его осуждения за убийство, являются необоснованными.

Поэтому нельзя согласиться с доводами жалоб об односторонности судебного следствия о том, что оценка, данная доказательствам, неправильна.

Что касается освобождения его от наказания по болезни, то вопрос этот по закону может быть решен в порядке исполнения приговора при наличии для этого соответствующих оснований.

Как видно из материалов дела, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено в соответствии с законом.

Дело рассмотрено законным составом суда и оснований для отмены приговора с передачей дела для рассмотрения составом суда присяжных не имеется.

Анализ приведенных в приговоре и других доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся совершенного преступления, самих осужденных и правильно квалифицировал их действия.

Мера наказания назначена судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных о личностях М.И. и Ш., в том числе и тех, на которые указано в жалобах, и является справедливой. Оснований для смягчения им наказаний не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 23 июля 2002 года в отношении Ш. и М.И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"