||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 декабря 2002 г. N 31-о02-62

 

Председательствующий: Кошкин А.Ю.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Коваля В.С. Семенова Н.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы адвокатов Афанасьева Ю.П., Мальцева Э.Г. на приговор Верховного Суда Чувашской Республики от 19 сентября 2002 года, по которому

П., <...>, судимый 22 сентября 1999 года по ст. 228 ч. 1, ч. 3 УК РФ на пять лет 6 месяцев лишения свободы,

осужден по ст. 321 ч. 2 УК РФ на четыре года лишения свободы; ст. 30 ч. 3, ст. 122 ч. 3 УК РФ на пять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пять лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено шесть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, судимый:

1. 16 декабря 1994 года (с последующими изменениями) по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на четыре года 6 месяцев лишения свободы; освобожден в связи с отбытием срока наказания 19.06.98 г.;

2. 25 августа 1999 года по ст. 161 ч. 2 п. "б" УК РФ на один год 6 месяцев лишения свободы; освобожден от оставшейся части наказания на основании п. 7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии..." от 26.05.2000 г.;

3. 28 ноября 2001 года по ст. 163 ч. 2 п. "в", ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ на шесть лет лишения свободы с конфискацией имущества,

осужден по ст. 321 ч. 2 УК РФ на четыре года лишения свободы; ст. 30 ч. 3, ст. 122 ч. 3 УК РФ на пять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пять лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено семь лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., объяснение адвоката, поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Глумовой Л.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. и Б., знающие о наличии у них ВИЧ-инфекции, осуждены за покушение на заражение двух и более лиц ВИЧ-инфекцией.

Кроме того, П. осужден за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, а Б. - за угрозу применения такого насилия в отношении сотрудников места лишения свободы в связи с осуществлением ими служебной деятельности.

Преступления совершены ими 4 апреля 2002 года в учреждении ЮЛ-34/9 г. Цивильска Чувашской Республики.

В суде осужденные вину не признали.

В кассационных жалобах:

- адвокат Афанасьев Ю.П. в защиту интересов, как Б., так и П. просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, указывая, что выводы суда не соответствуют установленным обстоятельствам, не приводя конкретных доводов;

- адвокат Мальцев Э.Г. в защиту интересов П. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены неполно, с обвинительным уклоном, так как судом не исследован вопрос о провоцировании осужденных администрацией учреждения, дана неправильная оценка показаниям свидетелей, отбывающих наказание в этом учреждении. Считает, что действия осужденных не могли вызвать заражением ВИЧ-инфекцией других лиц и не привели к дезорганизации нормальной деятельности учреждения. Также полагает, что осужденный не применял насилие к сотрудникам учреждения, а сам оказался в роли потерпевшего. Кроме того, отмечает, что П. не был в полном объеме ознакомлен с материалами уголовного дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения по следующим основаниям.

Доводы жалоб о недоказанности вины осужденных в содеянном нельзя признать состоятельными.

Как следует из материалов дела и бесспорно установлено судом, 4 апреля 2002 года около 12 часов осужденные П. и Б. находились в нетрезвом состоянии в жилой секции отряда N 2 исправительного учреждения, где содержались ВИЧ-инфицированные осужденные. Узнав об этом, сотрудники учреждения: Т., Н., О. и Д., прибыв в помещение отряда, потребовали, чтобы П. и Б. проследовали с ними в медсанчасть учреждения для медицинского освидетельствования. П. и Б. отказались выполнить их требования. Высказывая оскорбления, и угрожая применить насилие. Б. попытался вырвать из рук Т. специальное средство - резиновую палку РН-73, но не сумел сделать этого, поскольку Т. удалось отскочить от него.

После этого П., дезорганизуя деятельность учреждения места лишения свободы, с целью заражения сотрудников учреждения, зная, что он является ВИЧ-инфицированным лицом, умышленно порезал левое предплечье сначала лезвием бритвенного прибора, а затем, разбив окно, осколками стекла. Когда из ран обильно потекла кровь, с целью заражения находившихся в помещении отряда сотрудников учреждения, подбежав к ним, П. начал разбрызгивать свою кровь на них и попытался ударить рукой в лицо Н. Защищаясь, Н. под удар подставил свою руку, поэтому П. не смог попасть ему в лицо окровавленной рукой.

Увидев это и опасаясь заражения ВИЧ-инфекцией, остальные сотрудники учреждения спешно стали покидать помещение отряда. Обеспечивая безопасный выход сотрудников, Н., закрыв дверь отряда, стал удерживать ее. П. и Б., высказывая угрозы, преследуя сотрудников учреждения, применяя насилие, ударяя дверь и толкая ее, стали ломиться в нее. Когда Н., отпустив дверь, выбежал на территорию локального участка отряда, за ним туда же выбежали и П. с Б. Заметив находившегося там Т., П. подбежал к нему и нанес ему порезанной рукой, с целью ВИЧ-инфицирования удар в область лица. Т. удалось уклониться от удара, и удар прошелся вскользь по лицу. При этом П., угрожая заражением, измазал лицо Т. кровью. Подбежавший Н. увел Т. за территорию локального участка.

Когда сотрудники учреждения Н., О. и Д. попытались закрыть дверь локального участка снаружи, П. и Б., подбежав к двери, стали толкать и наносить удары по ней, стремясь выйти за пределы локального участка. Поскольку Н., О. и Д. не удалось закрыть дверь, они продолжали удерживать ее. П. и Б. забрались на дверь и, используя открытое пространство над дверью, высказывали угрозы заражения. П., высунув руку наружу, начал сверху разбрызгивать свою кровь на них, а Б. сбрасывал кровь П., стекавшую на металлический угольник, обрамляющий верхнюю часть двери, своей ладонью, имея целью также заражение удерживавших дверь снаружи сотрудников учреждения.

Поскольку был сорван нормальный режим работы учреждения, к локальному участку отряда N 2 собрались сотрудники колонии. Прибывший к данному месту заместитель начальника колонии В. уговорил П. и Б. прекратить противоправные действия, после чего была открыта дверь локального участка. Выйдя за территорию участка и заметив стоявшего среди остальных сотрудников колонии оперативного дежурного учреждения Е., П., угрожая применить насилие, размахивая рукой и разбрызгивая кровью, подбежал к нему, но не смог применить насилие, так как Е. удалось убежать от него. В это время Б. вышел из локального участка, держа в руках металлический прут и, угрожая применить насилие, размахивал им до тех пор, пока сотрудники колонии не изъяли его из его рук.

Когда В. привел П. и Б. в свой кабинет, расположенный в здании штаба учреждения, и в него зашел сотрудник учреждения И.Ю., то П., желая инфицировать его ВИЧ-инфекцией, набросился на И.Ю., применив насилие, обхватил его за шею рукой и умышленно измазал его лицо своей кровью. Поскольку и в кабинете заместителя колонии П. и Б. не прекращали свои противоправные действия, В. дал указание сотрудникам учреждения надеть на них наручники и отвести в штрафной изолятор. Когда сотрудник учреждения В.А., исполняя указание, уронил Б. на пол и начал надевать на его руки наручники, к нему, вырвавшись из рук других сотрудников колонии, подбежал П. и, применив насилие, дважды ударил рукой в область шеи. Подбежав к нему, сотрудник колонии И.П. оттащил П. от В.А. В ответ на это П. нанес И.П. удар рукой в затылок, а после того, как сотрудникам колонии удалось надеть и на его руки наручники, ударил ногой сначала в область паха И.П., а затем и в область ягодицы. Только после этого были пресечены противоправные действия П. и Б., и они были водворены в штрафной изолятор.

Подсудимым П. и Б. не удалось заразить ВИЧ-инфекцией сотрудников колонии лишь по независящим от их воли и сознания обстоятельствам, благодаря тому, что кровь П. не попала в рот и на слизистые потерпевших, и на их кожных покровах отсутствовали поврежденные участки.

Установленные судом обстоятельства совершения преступлений подтвердили очевидцы содеянного - потерпевшие Н., Т., О., Е., В.А., И.П., свидетели К.Р., К.А., В., С., Ф., показания которых подробно изложены в приговоре.

Каких-либо оснований не доверять их показаниям не имеется.

Показаниям других свидетелей, также отбывающих наказание в учреждении и допрошенных по инициативе осужденных, судом дана надлежащая оценка в сочетании с совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Суд обоснованно не согласился с доводами осужденных и их адвокатов, высказавших сомнение в возможности заражения потерпевших ВИЧ-инфекцией.

По сообщению ГУЗ "Республиканский Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями" вероятность заражения ВИЧ-инфекцией при однократном попадании инфицированной крови на поврежденные кожные покровы и слизистые не исключается. Вероятность заражения составляет 1%.

Из материалов уголовного дела бесспорно следует, что оба осужденных являются ВИЧ-инфицированными, о чем им было доподлинно известно.

При таких обстоятельствах осужденные обоснованно признаны виновными в содеянном, а их действиям дана правильная юридическая оценка.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не допущено.

Доводы жалобы адвоката о том, что П. не был ознакомлен с материалами дела, не основаны на действовавшем в тот период времени законе, в соответствии с которым он обоснованно был ограничен во времени при ознакомлении с материалами дела.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности.

Оснований для его смягчения не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Чувашской Республики от 19 сентября 2002 года в отношении П. и Б. оставить без изменения, кассационные жалобы адвокатов Афанасьева Ю.П. и Мальцева Э.Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"