||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2002 г. N 44-о02-129

 

Председательствующий: Токарев В.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Яковлева В.К. и Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 20 декабря 2002 года кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы осужденных Н., Х., Ш., К., адвокатов Шалаевой Е.А., Колчановой И.Н., Бражкина А.Н., Анфилова С.А. на приговор Пермского областного суда от 1 июля 2002 года, которым, -

Х., <...>, ранее не судимый, -

осужден: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ на 14 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Ш., <...>, судимый 20 марта 1996 года по ст. 117 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 16 апреля 1998 года условно-досрочно на 1 год 3 месяца 13 дней, -

осужден: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

По ст. ст. 30 ч. 3 - 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ Х. и Ш. оправданы за недоказанностью их участия в совершении преступления.

Н., <...>, не судимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 3 - 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 4 года лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ на 14 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

К., <...>, не судимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 3 - 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 4 года лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ на 14 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать:

- с Н., Х., Ш., К. солидарно в возмещение морального вреда в пользу П.Ю. - 100.000 рублей, в пользу Г. - 50.000 рублей;

- с Х., Ш. и К. солидарно в пользу потерпевшего О. компенсацию морального вреда - 25.000 рублей.

В счет возмещения материального ущерба взыскано в пользу:

- ЗАО "Уралремсервис" с Ш., Х. и К. солидарно - 22.294 рубля 28 копеек;

- ОАО "Уралремстрой" с Ш., Х., К. и Н. солидарно - 25.001 рубль;

- ЗАО "Уралремсервис" с Ш., Х., К. и Н. солидарно - 5.460 рублей;

- ООО "Ремхимпроект" с Ш., Х., К. и Н. солидарно - 11.620 рублей 10 копеек;

- ОАО "Элинур" с Ш., Х., К. и Н. солидарно - 8.194 рубля;

- потерпевшего А. с Ш., Х., К. и Н. солидарно - 1.500 рублей.

В счет возмещения имущественного ущерба постановлено взыскать в пользу ОАО "Уралремстрой" с Ш., Х., К. и Н. солидарно - 31.182 рубля.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснения осужденных Н., Х., Ш., К., поддержавших доводы своих жалоб, мнение прокурора Мурдалова Т.А., поддержавшего представление, судебная коллегия

 

установила:

 

Х., Ш., К. признаны виновными в том, что в ночь на 8 сентября 2001 года совершили разбойное нападение на сторожа ЗАО "Уралремсервис" О., группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в административное здание, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Кроме того, Х., Ш., К. и Н. осуждены за то, что в ночь на 15 ноября 2001 года совершили разбойное нападение на сторожа ОАО "Уралремстрой" П. и сторожа ОАО "Элинур" Г. группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с незаконным проникновением в помещение и хранилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего П.а, также в умышленном причинении смерти П. в связи с осуществлением им служебной деятельности, сопряженное с разбоем.

К. и Н. осуждены также за покушение на неправомерное завладение автомобилем группой лиц по предварительному сговору, без цели хищения.

Преступления совершены ими в гор. Перми при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Н., Х., Ш., К. вину признали частично.

В кассационном представлении не оспаривая правильность установления судом фактических обстоятельств дела, поставлен вопрос о переквалификации действий Х., Ш. и К. по эпизоду совершения разбойного нападения в ночь на 8 сентября 2001 года на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, ссылаясь на то, что судом два самостоятельных эпизода разбойных нападений ошибочно квалифицированы только одной ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, хотя согласно ч. 1 ст. 7 УК РФ действия каждого осужденного следует самостоятельно квалифицировать по каждому эпизоду разбойного нападения.

В кассационных жалобах:

- осужденный Н. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в части осуждения за убийство отменить и дело прекратить, при этом указывает, что потерпевшего не убивал, умысла на причинение ему смерти не имел и не договаривался об убийстве сторожа, он наносил ему только легкие удары, от которых потерпевшему не могли быть причинены телесные повреждения, которые могли повлечь его смерть. Утверждает, что они договаривались только на хищение чужого имущества, а сторожа хотели только связать, не причиняя вреда здоровью. Также не было предварительной договоренности на незаконное завладение автомашиной и считает, что в его действиях отсутствует квалифицирующий признак неоднократности. Просит учесть смягчающие наказание обстоятельства и смягчить наказание.

- адвокат Шалаева Е.А. вину осужденного Н. в совершении разбойного нападения и квалификацию его действий по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ не оспаривает, но приговор в части осуждения Н. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ, также по ст. ст. 30 ч. 3 - 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ просит отменить, дело прекратить, при этом ссылается на то, что Н. не имел умысла на причинение смерти потерпевшему, нанес всего два удара ногой и один удар кулаком, когда потерпевший был уже избит другими осужденными. От незаконного завладения автотранспортом он отказался добровольно, когда автомашину не смогли завести, хотя имелись другие автомашины, но он не пытался завладеть ими. Считает, что гражданские иски предъявлены предприятиями без надлежащих подтверждающих документов. Ранее Н. не был судим, характеризуется положительно и с учетом других смягчающих наказание обстоятельств просит смягчить ему наказание.

- осужденный Ш. в своих жалобах просит приговор в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ отменить, дело прекратить за отсутствием состава преступления, действия его переквалифицировать со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 161 УК РФ и с применением ст. 64 УК РФ смягчить наказание, при этом ссылается на то, что не участвовал в избиении потерпевшего и не убивал его, а только помогал переносить потерпевшего в помещение. Вина его в совершении этого преступления материалами дела не доказана. Указывает, что монтировки были только у осужденных Х. и К. и только они наносили удары потерпевшему этими предметами. Эти монтировки планировали использовать только для взламывания дверей, но не для избиения. В основной жалобе Ш. вину в совершении разбойных нападений и квалификацию не оспаривал, но просил учесть его явку с повинной и другие смягчающие наказание обстоятельства и смягчить наказание. Указывает, что размеры исков потерпевшими завышены. Считает, что суд необоснованно применил ст. 18 ч. 3 УК РФ и назначил слишком суровое наказание.

- адвокат Бражкин А.Н. поставил вопрос об изменении приговора в отношении осужденного Ш. и смягчении наказания, но никаких мотивов не привел.

- осужденный Х. просит приговор в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ отменить, дело прекратить, ссылаясь при этом на то, что потерпевшего П. не убивал, удары ему не наносил, так как когда он с потерпевшим схватился и боролся, не мог наносить ему удары. Указывает, что он не применял какого-либо насилия ни к одному потерпевшему как по первому эпизоду, так и по второму эпизоду преступлений и считает, что судом необоснованно взыскано с него в компенсацию морального вреда в пользу потерпевших. Также считает, что размер иска потерпевшими предприятиями завышен, не учтено то, что похищенные им вещи он добровольно возвратил.

В своих возражениях осужденный Х. указывает, что не согласен с выдвинутыми в жалобах осужденного Ш. доводами, также не согласен с кассационным представлением государственного обвинителя, просит действия его, квалифицированные как разбойное нападение, переквалифицировать на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ и смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ, а в части осуждения за убийство отменить и дело прекратить.

- адвокат Колчанова И.Н. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в части осуждения Х. по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ отменить и дело прекратить, переквалифицировать действия его со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ, при этом указывает на то, что договоренность осужденных была только об открытом похищении чужого имущества, но в ходе совершения преступления остальные осужденные вышли за рамки договоренности, но сам он никаких телесных повреждений потерпевшим, ни по первому эпизоду - О., ни по второму эпизоду - П. и Г., не причинял, никто из других осужденных не подтвердил, что он наносил потерпевшим удары. Наступление смерти потерпевшего П. было полной неожиданностью для Х. и других осужденных, поскольку никто не имел умысла на его убийство. Когда потерпевший П. оказал Х. активное сопротивление и повалив на землю сел на него и стал душить, создал для жизни и здоровья Х. реальную опасность. При таких обстоятельствах остальные осужденные пытались спасти его от потерпевшего и их действия носили спонтанный характер, поэтому в действиях Х. отсутствует состав преступления, предусмотренное по ст. 105 УК РФ. Указывает, что размеры гражданских исков являются завышенными, они не основаны на материалах дела. При назначении наказания суд не учел явку с повинной, добровольное возмещение похищенного им радиотелефона, поэтому с учетом смягчающих наказание обстоятельств просит смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

- осужденный К. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в части осуждения за убийство и покушение на незаконное завладение автомобилем отменить и дело прекратить, ссылаясь на то, что умысла на причинение смерти потерпевшему не имел, ни с кем об убийстве не договаривался, а от угона автомашины отказался добровольно. Утверждает, что потерпевшего хотели только связать и совершить хищение. По первому эпизоду указывает, что потерпевшего О. не избивал. Удары наносил ему только Ш. По второму эпизоду утверждает, что монтировки взяли только для вскрытия сейфа, но в его руках монтировки не было, потерпевшему П. мог причинить только ссадины, когда пытался вырваться от него. От чьих ударов наступила смерть потерпевшего, судом не установлено. Считает, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела, назначил ему чрезмерно суровое наказание, в связи с чем просит учесть его явку с повинной, участие в боевых действиях в Чечне и смягчить наказание.

- адвокат Анфилова С.А. просит приговор в отношении К. в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ отменить и дело прекратить, при этом ссылается на то, что вывод суда о доказанности его вины в причинении смерти потерпевшему не соответствует фактическим обстоятельствам дела. То, что осужденные не имели умысла на убийство потерпевшего, подтверждается и тем, что они хотели только связать его. Полагает, что судом размер иска не мотивирован, в связи с чем просит уменьшить размеры исков, также просит смягчить наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит вывод суда о виновности Х., Ш., К. и Н. в совершении указанных в приговоре преступлений обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре, а доводы кассационных жалоб - несостоятельными.

Из материалов дела видно и судом бесспорно установлено, что Х., Ш., К. с целью хищения чужого имущества, используя заранее приготовленные маски и перчатки незаконно проникли в административное здание ЗАО "Уралремсервис", напали на сторожа О. и нанесли ему кулаками и заранее приготовленными монтировками, используя их в качестве оружия, не менее 3 ударов по голове и не менее 1 удара по грудной клетке, причинив ушибленные раны на лице, волосистой части головы, ушиб грудной клетки справа, затем приковали руки заранее приготовленными наручниками и скотчем к трубе. После этого похитили имущества на сумму 22.294 рублей 28 копеек.

В ночь на 15 ноября 2001 года Ш., Х., К. и Н., с целью хищения чужого имущества, используя заранее приготовленные маски, перчатки и вооружившись монтировками, напали на сторожа ОАО "Уралремстрой" П. и с целью убийства нанесли ему множественные удары в голову, грудной клетке, живот, по верхним конечностям, причинив тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, от которых потерпевший скончался там же на месте преступления. Затем осужденные стали взламывать двери расположенных в здании предприятий ОАО "Уралремстрой", ЗАО "Уралремсервис", ООО "Ремхимпроект", ОАО "Элинур", при этом, также напали на сторожа Г. и нанесли ему удары кулаками, ногами и монтировками, используя их в качестве оружия, по лицу, голове и другим частям тела, причинив вред здоровью средней тяжести, затем затащили его в туалет и связав положили на пол. После этого Н. и К. проникли в помещение гаража и по предварительному сговору умышленно, с целью неправомерного завладения автомобилем ГАЗ "Газель", сломали стекло в двери автомобиля, разобрали замок зажигания, пытаясь завести автомобиль, залили в бак автомобиля бензин, однако не смогли завести двигатель автомобиля, в связи с чем похищенное имущество унесли на себе. При этом причинили ЗАО "Уралремсервис" на 5.460 рублей, ООО "Ремхимпроект" - на 11.620 рублей 10 копеек, ОАО "Элинур" - 8.184 рубля, ОАО "Уралремстрой" 25.001 рубля, также из кабинета начальника участка похитили принадлежащую А. панель от автомагнитолы "Джи-Ви-Си" стоимостью 1.500 рублей.

К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалах дела, в том числе показаний самих осужденных и других собранных по делу доказательств.

Так, из показаний осужденных Ш., Х. и К., видно, что они подробно рассказали об обстоятельствах совершения разбойного нападения в ночь на 8 сентября 2001 года на ЗАО "Уралремсервис", откуда похитили металлический сейф с деньгами и другое имущество. При этом они и подтвердили, что применили физическое насилие в отношении сторожа О.

Эти показания подтверждены показаниями потерпевшего О. о том, что осужденные в масках напали на него, нанесли удары по голове, затем привязали руки к трубе и похитили имущество, показаниями представителя гражданского истца Г.Г. о размере причиненного предприятию ущерба, свидетеля К.Л., подтвердившего обстоятельства совершенного преступления.

Кроме того, вина осужденных в совершении разбойного нападения в ночь на 8 сентября подтверждается протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз (в том числе и дополнительной) о том, что О. было нанесено не менее 3 ударов в область головы и одного удара в область грудной клетки.

Доводы жалоб осужденных о том, что они не наносили ударов потерпевшему, что потерпевший получил повреждения при падении, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются как показаниями потерпевшего, так и выводами экспертов о том, что обнаруженные на потерпевшем повреждения не могли образоваться при падении и падении с высоты собственного роста.

Размер похищенного определен судом на основании справок предприятия о количестве и стоимости похищенного, которые составлены надлежащим образом, которые у суда не вызывали сомнений.

Вина Х., Ш., К. и Н. в совершении разбойного нападения в ночь на 15 ноября 2001 года на сторожа ОАО "Уралремстрой" П. и сторожа ОАО "Элинур" Г. также подтверждена всесторонне, полно и объективно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самих осужденных, не отрицавших совершение этого преступления, показаниями потерпевших Г., П.Ю., А., свидетелей М., Ш.Р., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, судебно-дактилоскопической, судебно-криминалистической экспертиз и другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что перед входом в административное здание, возле крыльца, обнаружены обильные следы вещества бурого цвета, которые ведут в виде волочения к входу в здание и далее следы волочения ведут в комнату, где обнаружен труп П. с признаками насильственной смерти. В гаражном боксе здания стоит автомобиль "Газель", форточка левой двери которого разбита, бензобак автомобиля открыт, замок зажигания сломан, на втором и третьем этажах взломаны двери кабинетов, а в коридоре второго этажа обнаружены вынесенные вещи.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшего П. наступила от тупой черепно-мозговой травмы, множественных переломов ребер с обеих сторон с разрывом пристеночной плевры, разрыва легких, печени, ушибов тканей тела.

По голове П. было нанесено не менее 18, по грудной клетке не менее 6, по животу - не менее 1 ударов.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему Г. были причинены всеми осужденными совместно множественные кровоподтеки и ссадины, также переломы 9, 10, 11 ребер слева, образовавшиеся от действия твердых тупых предметов.

Доводы жалоб осужденных о том, что они не участвовали в нанесении телесных повреждений потерпевшим как П., так и Г., как видно из материалов дела, выдвигались ими в судебном заседании, они проверены, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны судом несостоятельными.

Из дела видно, что осужденные сами, изобличая друг друга, показывали, что каждый из них участвовал в нанесении ударов потерпевшему П., при этом они использовали заранее приготовленную монтировку как оружие, также они подтверждали, что все участвовали в избиении потерпевшего Г.

Характер, локализация и множественность причиненных телесных повреждений свидетельствует о том, что осужденные, нанося множественные телесные повреждения в жизненно важные органы тела, сознавали общественно опасный характер своих действий и сознавали, что причиняют смерть потерпевшему П., поэтому суд доводы жалоб осужденных о том, что они не договаривались о совершении разбойного нападения, также о том, что не имели умысла на причинение смерти потерпевшему, обоснованно признал несостоятельными.

Из показаний самих осужденных видно, что они заранее договорились о совершении разбойного нападения, при этом взяли металлические монтировки, которые использовали для нанесения ударов П. и причинили ему смерть.

На указанном осужденным К. месте обнаружен полиэтиленовый пакет, в котором находились 7 перчаток, которые они использовали при совершении преступления. На этих перчатках имелись пятна крови, происхождение которых, как видно из заключения судебно-биологической экспертизы, от потерпевшего П. не исключается.

Из дела видно, что часть похищенного обнаружено и изъято, при этом свидетели А., Х.Н. подтвердили что эти вещи оставлены осужденными.

При установленных обстоятельствах, оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно сделал вывод о доказанности вины Н., Х., Ш., К. в совершении разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего и правильно квалифицировал их действия по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ, поскольку они в ходе разбойного нападения по предварительному сговору причинили потерпевшему П. тяжкий вред и смерть в связи с осуществлением служебной деятельности, сопряженное с разбоем.

Вместе с тем, судебная коллегия находит необходимым приговор в отношении Х., Ш., К. и Н. изменить, по следующим основаниям.

По смыслу закона совершение преступления по предварительному сговору группой лиц понимается, когда двое и более лиц, принимавшие участие в совершении преступления, договариваются об этом заранее, до начала совершения этого преступления.

По данному делу установлено, что осужденные по данному делу Х., Ш., К. и Н. договорились о совершении разбойного нападения, для чего заранее приготовили металлическую монтировку. В ходе разбойного нападения они причинили потерпевшему П. смерть, при этом в процессе лишения жизни потерпевшего, как видно из показаний самих осужденных, участвовали они все вместе.

Суд же в приговоре не привел доказательств, подтверждающих о том, что осужденные имели предварительную договоренность на убийство потерпевшего и из материалов дела следует, что такие сведения отсутствуют и в деле.

При таких обстоятельствах следует согласиться с доводами жалоб осужденных о том, что они не договаривались об убийстве потерпевшего и необходимо исключить квалифицирующий признак "по предварительному сговору" из осуждения Х., Ш., К. и Н. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

С утверждениями в жалобах осужденных о том, что они не имели умысла также на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, нельзя согласиться.

Судом бесспорно установлено и из материалов дела следует, что умыслом всех осужденных охватывалось применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, что подтверждается применением ими заранее приготовленных предметов, используемых в качестве оружия.

Об этом же свидетельствуют целенаправленные и согласованные действия осужденных в момент разбойного нападения на потерпевших, в ходе чего они все наносили удары потерпевшим, в том числе и заранее приготовленной монтировкой.

Таким образом судом правильно квалифицированы действия осужденных по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Вместе с тем, приговор в отношении Х., Ш. и К. по эпизоду совершения разбойного нападения в ночь на 8 сентября 2002 года подлежит изменению.

Согласно ч. 1 ст. 7 УК РФ действия осужденных по каждому эпизоду разбойного нападения следует квалифицировать самостоятельно, а по данному делу два разбойных нападения, совершенных в разное время, в отношении разных потерпевших, ошибочно квалифицированы судом по одной статье.

При установленных обстоятельствах действия Х., Ш. и К. по первому эпизоду разбойного нападения, совершенного в ночь на 8 сентября 2001 года, следует квалифицировать самостоятельно по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ.

Доводы жалоб осужденных Х., Ш. и К. о том, что указанные действия необходимо квалифицировать лишь как грабеж, являются несостоятельными, поскольку они заранее договорились о совершении разбойного нападения, при этом использовали заранее приготовленные маски, перчатки и монтировку в качестве оружия, напав на сторожа О. нанесли ему не менее 3 ударов в область головы и одного удара в область грудной клетки.

Вина осужденных К. и Н. в покушении на незаконное завладение автомобилем без цели хищения установлена, тщательно исследованными материалами дела, в том числе, кроме показаний самих К. и Н., показаниями осужденных Х. и Ш., подтвердившими обстоятельства совершения этого преступления, показаниями свидетеля М. о том, что утром он обнаружил, что на автомашине "Газель" вскрыты двери кабины, разбито стекло на левой двери, разбит замок зажигания, а провода электропитания разорваны, протоколом осмотра места происшествия и автомашины и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Доводы жалоб К. и Н. о том, что в их действиях отсутствует квалифицирующий признак неоднократно, также о том, что они добровольно отказались от этого преступления, согласиться нельзя, поскольку они принятыми мерами не смогли завести и завладеть автомашиной помимо своей воли не смогли довести свой умысел до конца. Кроме того, сначала они совершили разбойное нападение, которое считается законченным с момента начала преступления, и только после этого, с целью перевозки похищенного имущества, пытались незаконно завладеть автомашиной, поэтому правильно квалифицированы действия К. и Н. по ст. ст. 30 ч. 3 - 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ как покушение на неправомерное завладение автомобилем без цели на хищение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, неоднократно.

Из показаний осужденных видно, о незаконном завладении автомобилем осужденные договорились заранее, это подтверждается их согласованными, направленными на совместное завладение автомобилем действиями, что опровергает доводы о том что они предварительно не договаривались о совершении этого преступления.

Психическое состояние осужденных проверено надлежащим образом и установлено, что преступления совершены ими во вменяемом состоянии.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о их личности, в том числе и указанных в кассационных жалобах, поэтому для смягчения меры наказания, как поставлен вопрос в кассационных жалобах, оснований не имеется.

Гражданские иски разрешены судом правильно, в соответствии с требованиями закона, с учетом имеющихся в деле сведений о размере материального ущерба, не вызывающими у суда сомнений, также размер компенсации морального вреда определен судом в реальных пределах, с учетом степени нравственных страданий потерпевшего.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 1 июля 2002 года в отношении Х., Ш., К. и Н. изменить, исключить квалифицирующий признак "по предварительному сговору" из осуждения их по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

Этот же приговор в отношении Х., Ш., К. изменить, по эпизоду разбоя в ночь на 8 сентября 2001 года переквалифицировать их действия на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ назначив Х. и К. по восемь лет лишения свободы каждому с конфискацией имущества, а Ш. - девять лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить:

- Х. восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

- Ш. - двадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з", 30 ч. 3 - 166 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ путем частичного сложения наказаний К. назначить восемнадцать лет и шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

В остальном приговор о них и этот же приговор в отношении Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Н., Х., Ш., К. и адвокатов Шалаевой Е.А., Колчановой И.Н., Бражкина А.Н., Анфилова С.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"