||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2002 г. N 44-о02-119

 

Председательствующий: Садовенко В.Я.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Яковлева В.К. и Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 20 декабря 2002 года кассационное представление заместителя прокурора Пермской области Ванькова В.А. и кассационную жалобу осужденного Т. на приговор Пермского областного суда от 14 июня 2002 года, которым, -

Т., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 213 ч. 3 УК РФ на 4 года лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ на 19 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного полного сложения наказаний назначено 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 318 ч. 1 УК РФ Т. оправдан за отсутствием доказательств вины.

Постановлено взыскать с Т. в счет компенсации морального вреда в пользу потерпевших: Л.В. - 100.000 рублей и Л. - 50.000 рублей.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснения осужденного Т., поддержавшего доводы своей жалобы, мнение прокурора Мурдалова Т.А., поддержавшего представление, судебная коллегия

 

установила:

 

Т. признан виновным в том, что около 2 часов в ночь на 13 февраля 2002 года на лестничной площадке дома N 3 по ул. Маяковского г. Оса Пермской области совершил хулиганские действия, выразившиеся в явном неуважении к обществу, и в умышленном причинении смерти Л.О., 1971 года рождения, из хулиганских побуждений.

Преступление совершено им в г. Оса Пермской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Т. вину не признал.

В кассационном представлении, не оспаривая правильность установления судом фактических обстоятельств дела, поставлен вопрос о переквалификации действий осужденного Т. с ч. 3 ст. 213 УК РФ на ч. 1 ст. 213 УК РФ, ссылаясь на то, что кроме убийства потерпевшего из хулиганских побуждений, осужденный Т. грубо нарушил общественный порядок и повредил электрический счетчик на сумму 1103 рубля и эти действия его необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Т., соглашаясь в части оправдания его по ч. 1 ст. 318 УК РФ, просит обвинительный приговор отменить, дело прекратить, при этом ссылается на то, что потерпевшего не убивал и хулиганства не совершал. Суд не установил последовательность событий, в основу приговора положил показания потерпевшей Л. и свидетеля Р., которые носят предположительный характер. Указывает, что изъятие его одежды проведено с нарушением процессуальных норм, постановления о производстве выемки составлено лишь после изъятия одежды, в связи с чем считает необходимым исключить из числа доказательств заключение экспертизы. Судебно-медицинская экспертиза проведена с нарушением процессуальных норм и выводы этой экспертизы являются сомнительными. Утверждает, что на месте преступления не обнаружены отпечатки его пальцев, а показания свидетеля З. о том, что на следующий день после убийства потерпевшего она видела возле дома на снегу следы крови, нигде не зафиксированы и не подтверждены другими доказательствами.

В дополнительной жалобе осужденный Т. ставит вопрос о направлении дела на дополнительное расследование, мотивируя тем, что следственными органами и судом нарушено его право, которое выразилось в том, что при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР ему не разъяснили право на рассмотрение дела судом присяжных, а суд рассмотрел дело с участием двух народных заседателей.

В возражениях потерпевшие Л.В. и Л. указывают о несогласии с доводами жалоб осужденного и просят приговор оставить без изменения, ссылаясь на то, что материалами дела вина осужденного Т. в содеянном доказана полностью. Потерпевшая Л. также не согласна с представлением прокурора, ссылаясь на то, что судом дана действиям осужденного правильная юридическая оценка.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного представления и возражений, судебная коллегия находит, что Т. обоснованно осужден за совершение хулиганства и умышленное причинение смерти Л.О. из хулиганских побуждений.

Доводы жалоб осужденного том, что он не совершал хулиганства и не убивал потерпевшего и что вина его в совершении этих преступлений материалами дела не доказана, являются несостоятельными.

Вина Т. в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями потерпевшей Л., свидетелей Р., Р.И., З., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, судебно-биологической, трасологической экспертизы и другими доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Из показаний потерпевшей Л. и свидетеля Р. усматривается, что за несколько минут до причинения Л.О. смертельного телесного повреждения, на лестничной площадке находился осужденный один, распивал пиво и больше никого не было. Это было в позднее время и никого больше не было. После совершения преступления они видели на месте преступления осколки разбитой бутылки из-под пива.

Не доверять этим показаниям потерпевшей Л. и свидетеля Р. у суда не имелось оснований, поскольку они соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами.

Из показания допрошенной в качестве свидетеля Р.И. видно, что во 2-м часу ночи 13 февраля 2002 года осужденный ушел из магазина провожать Л. и Р. Утром ей рассказала Р. о том, что когда она с Л. зашли в комнату последней спать, Т. остался в коридоре возле этой комнаты. Через небольшой промежуток времени они услышали громкие стуки в дверь. Проснувшийся от шума Л.О. вышел из комнаты и тут же упал обратно в комнату с раной на шее, из которой текла кровь и он скончался там же.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп потерпевшего Л.О. с признаками насильственной смерти обнаружен там же на месте преступления. На полу имелись осколки от разбитой бутылки из-под пива "Бочкарев", разбитый электросчетчик, также обнаружены множественные следы крови.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшего наступила от колото-резаного ранения шеи с полным пересечением общей сонной артерии, яремной вены, нервного ствола и других повреждений.

Эти повреждения образовались от однократного травматического воздействия приостренного предмета, возможно от удара в шею стеклом разбитой бутылки, на что указывает наличие в глубине раны отлома бутылочного стекла коричневого цвета.

На одежде, в которой находился Т. 13 февраля 2002 года, изъятой из его квартиры, как видно из материалов дела, с соблюдением процессуального закона, в присутствии понятых, что опровергает доводы жалоб о незаконном изъятии одежды, обнаружены следы крови.

Из акта судебно-биологической экспертизы следует, что на одежде Т.: брюках, джемпере, куртке и на его левом ботинке обнаружена кровь человека, по своим групповым свойствам происхождение которой от потерпевшего Л.О. не исключается.

Заключением трасологической экспертизы установлено, что на куртке Т. имеются многочисленные следы вещества бурого цвета похожие на высохшую кровь, которые являются пятнами от брызг, образованных при разбрызгивании незначительного количества крови и помарками. Угол падения капель на поверхности куртки составляет 30 - 60 градусов, а источник кровотечения находился на расстоянии не более 50 см направление движения брызг было сверху в сторону борта полочки куртки.

С утверждениями осужденного о том, что выводы проведенных по делу экспертиз являются сомнительными, нельзя согласиться.

Выводы указанных экспертиз у суда не вызывали сомнений, поскольку проведены они специалистами, обладающими специальными познаниями, с соблюдением процессуальных норм.

Доводы осужденного о том, что на предварительном следствии его одежда была изъята с нарушением процессуальных норм, также несостоятельны, поскольку это следственное действие проведено с соблюдением уголовно-процессуальных норм, что подтверждается имеющимся в деле постановлением о производстве выемки из квартиры осужденного.

Доводы осужденного о том, что он получил травму пальца на правой кисти руки от гвоздя, как видно из материалов дела, тщательно проверены следственными органами, также судом, и обоснованно признаны несостоятельными.

Из дела видно, что на указанном Т. месте никакие предметы, в том числе гвоздь, которым, как он утверждал, мог пораниться, не обнаружены.

Вместе с тем, при судебно-медицинском освидетельствовании Т. установлено, что обнаруженная на его первом пальце правой кисти рана могла образоваться от воздействия приостренного предмета, возможно от осколка битого стекла. Давность ее соответствует указанному в постановлении сроку, то есть 13 февраля 2002 года.

Из показания свидетеля З. видно, что ночью 13 февраля 2002 года услыхала стук на 2 этаже дома, звук падения пластмассового предмета (электросчетчика). Затем прибежала Л., чтобы позвонить по телефону в скорую помощь. Тогда же на втором этаже в дверях комнаты потерпевших увидела она лежавшего с раной в шее Л.О. На следующий день утром она видела на снегу, что от их дома к туалету идет цепочка из капель крови.

Оценив все эти другие доказательства по делу суд обоснованно сделал вывод о совершении осужденным Т. хулиганства. Затем, когда Л.О. вышел и сделал ему замечание, осужденный, используя этот незначительный повод, умышленно из хулиганских побуждений нанес потерпевшему острыми концами стекла от горлышка разбитой бутылки удар в область шеи и причинил смерть.

Суд правильно квалифицировал действия осужденного по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ как причинение смерти потерпевшему из хулиганских побуждений, поскольку Т. нанес потерпевшему смертельные телесные повреждения используя незначительный повод.

Из материалов дела следует, что осужденный и потерпевший друг друга не знали, никаких неприязненных отношений между ними не было, поэтому суд обоснованно сделал вывод о совершении преступления из хулиганских побуждений.

Выводы суда, изложенные в приговоре, надлежащим образом мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, что опровергает доводы жалоб осужденного о неполном и необъективном рассмотрении дела.

Психическое состояние здоровья осужденного у суда не вызывало сомнений и суд обоснованно сделал вывод о совершении преступления осужденным во вменяемом состоянии.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с квалификацией действий Т. по ч. 3 ст. 213 УК РФ, как совершение хулиганства с использованием разбитой бутылки в качестве оружия.

Как установил суд в приговоре, и это следует из материалов дела, осужденный Т. в позднее время суток умышленно грубо нарушил общественный порядок и пренебрегая правилами общежития громко стучал в дверь, мешал нормальному отдыху граждан, проявил явное неуважение к обществу, сопровождавшийся с повреждением чужого имущества - электросчетчика.

Применение при совершении этих противоправных действий разбитой бутылки в качестве оружия, из материалов дела не усматривается, при этом указанным предметом осужденный никому не угрожал, не создавал реальной угрозы для жизни и здоровья граждан, поскольку в момент совершения этих хулиганских действий никого не было. Лишь после того, как потерпевший Л.О. правомерно сделал Т. замечание, осужденный использовал разбитую бутылку как орудие преступления, но опять же, больше никаких действий с использованием этого предмета, он не совершал. А действиям осужденного, связанным с причинением смерти потерпевшему, судом дана правильная юридическая оценка.

При таких обстоятельствах действия осужденного, квалифицированные судом по ч. 3 ст. 213 УК РФ, необходимо переквалифицировать на ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, на предварительном следствии и в судебном заседании не допущено и оснований для отмены приговора, о чем содержится просьба в кассационных жалобах осужденного, судебная коллегия не усматривает.

С утверждениями осужденного о том, что ему не разъяснили право на рассмотрение дела судом присяжных и дело необоснованно рассмотрено с участием двух народных заседателей, тем самым нарушено его право, согласиться нельзя, поскольку на территории Пермской области суд присяжных не был введен и дело обоснованно рассмотрено с участием судьи и двух народных заседателей, в соответствии с действующим законодательством.

Мера наказания осужденному назначена в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о его личности, в том числе и указанных в кассационных жалобах. Вместе с тем, в связи с внесенными изменениями в приговор и уменьшением объема обвинения, следует смягчить ему срок наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 14 июня 2002 года в отношении Т. изменить: переквалифицировать действия его с ч. 3 ст. 213 УК РФ на ч. 1 ст. 213 УК РФ, назначив по этой статье лишение свободы на один год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 213 ч. 1, 105 ч. 2 п. "и" УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить Т. к отбытию девятнадцать лет и шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Т. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"