||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2002 г. N 86-о02-34

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Рудакова С.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 19 декабря 2002 г. кассационные жалобы осужденных И., З., Ш., адвокатов Зинина Н.В., Митрохиной Л.Н., Гирика Л.Н., защитников Кувшинова В.З., Исаевой Ф.В. и Зотовой Н.В. на приговор Владимирского областного суда от 29 апреля 2002 г., которым

И., <...>, русский, со средним образованием, неженатый, неработавший, судимый:

28 сентября 1998 года по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года;

12 апреля 2000 года по ч. ч. 1, 2, 4 ст. 222, ч. 2 ст. 223, ч. 3 ст. 213, п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 159, п. "б" ч. 3 ст. 163, ч. 1 ст. 228 УК РФ с применением ст. ст. 69 и 70 УК РФ к семи годам одному месяцу лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден к лишению свободы: п. п. "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на пятнадцать лет, по п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ на четыре года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ на три года, по ч. 2 ст. 330 УК РФ на три года.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание И. назначено восемнадцать лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно путем частичного сложения наказания по настоящему приговору и приговору от 12 апреля 2000 года И. назначено наказание двадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

З., <...>, русский, со средним специальным образованием, женатый, неработавший, судимый:

12 апреля 2002 года по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158, п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158, п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 159, п. "б" ч. 3 ст. 163. ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 223, ч. 1 ст. 228, п. "б" ч. 2 ст. 230, ч. 2 ст. 326 УК РФ к семи годам одному месяцу лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден к лишению свободы: по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на десять лет, по п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ на четыре года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ на три года, по ч. 2 ст. 330 УК РФ на три года.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание З. назначено тринадцать лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и приговору от 12 апреля 2000 года окончательно З. назначено наказание пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ч. 1 ст. 150 УК РФ З. оправдан.

Ш., <...>, русский, со средним образованием, неженатый, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ч. 4 ст. 33 и п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на восемь лет, по п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ на четыре года, по ч. 2 ст. 330 УК РФ на три года.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Ш. назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Признаны виновными и осуждены: И. за убийство Б. 3 июня 1997 года на почве личных неприязненных отношений;

И. и З. за умышленное уничтожение и повреждение в ночь на 2 сентября 1997 года общеопасным способом чужого имущества, повлекшим причинение потерпевшим значительного ущерба;

И., З. и Ш. за самоуправство в отношении Ш.М. с применением насилия и с угрозой его применения, за незаконное лишение свободы Ш.М., не связанное с его похищением, группой лиц по предварительному сговору;

Ш. за подстрекательство к убийству Ш.М., а И. и З. за убийство Ш.М. группой лиц с целью сокрытия других преступлений, - совершенные при указанных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного И., просившего его жалобу удовлетворить, адвокатов Зинина Н.В. и Гирика Л.Н., защитников Исаевой Ф.В. и Кувшинова В.З., поддержавших свои и подзащитных жалобы, мнение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшую необходимым приговор в части осуждения И., З. и Ш. по ч. 2 ст. 330 УК РФ отменить, дело в этой части прекратить, переквалифицировать действия И. с ч. 2 ст. 167 на ст. 33 ч. 5 и 167 ч. 2 УК РФ, смягчить осужденным назначенное по совокупности преступлений наказание, для отбывания наказания назначить И. вместо особого исправительную колонию строгого режима, а в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в своей кассационной жалобе осужденный И. указывает, что с приговором в части квалификации его действий и назначенного ему наказания он не согласен. По его мнению, приговор постановлен с нарушениями норм УПК РСФСР. Убийство Б. и Ш.М., поджог "Джипа Гранд-Чероки" он не совершал. Признательные показания на следствии, явки с повинной им были даны в результате физического и морального воздействия. На суде он полностью от тех показаний отказался, так как они получены от него незаконными методами ведения следствия. З. также в судебном заседании заявил, что показания на следствии он дал под физическим и психологическим давлением, показания И.Г. суд во внимание не принял, хотя они ничем не опровергнуты. При осмотре места происшествия по трупу Б. его (И.) причастность к убийству объективными данными не установлена. В заключении баллистической экспертизы нет категорического вывода о пистолете, из которого были выпущены пули, обнаруженные в трупе Б. К. подтвердила в суде дату своего рождения, но о том, что он (И.) в день смерти Б. находился в ее квартире, она не допрошена. И. утверждает в жалобе, что Б. он не знал, конфликтов, ссор, неприязненных отношений у него с ним не было.

Точная дата смерти Ш.М. не установлена, что лишает его (И.) возможности доказать свою невиновность. К показаниям же Н. необходимо отнестись критически. Последний "менял" показания, у него с ним сложились неприязненные отношения, показания Н. не соответствуют заключению судмедэкспертизы. Для убийства Ш.М. мотивов и оснований у него (И.) не было.

С точки зрения И., доказательств его вины в совершении установленных судом преступлений не добыто, просит приговор отменить, в отношении него вынести оправдательный приговор.

Адвокат Зинин Н.В., выступающий в защиту И., в кассационной жалобе указывает, что с приговором в части квалификации действий его подзащитного и назначенного ему наказания он не согласен. Излагает, что свою вину в убийстве Б. И. в судебном заседании не признал, пояснял, что в тот день был в другом месте, а на следствии давал показания под воздействием работников милиции. Со слов И. пистолет у него был импортного производства, а не самодельный. Он был утерян, не мог быть изъят работниками милиции. С места происшествия изъято две пули, а И. пояснял на следствии, что стрелял в Б. три раза.

З. заявил в суде, что показания на следствии он давал под физическим давлением работников милиции. Сам он на месте происшествия не был, а распивал спиртное с И.Г. По мнению адвоката, показания З. не могут быть положены в основу приговора. Судом не дана оценка показаниям И.Г., которые последний давал в судебном заседании. Считает, что факт психологического и физического воздействия на И. и З. в суде нашел подтверждение. Показания свидетелей Д. и А. не опровергают категорически пояснения И.Г. о том, что он вместе с З. 3 июня 1997 года до 17 часов распивал спиртное, уйдя с работы в 10 часов.

Показания Ш. относительно убийства Б. носят его предположения. Е. в суд не явился. Как полагает адвокат Зинин, его показания на следствии в суде оглашаться не могли. Доказательств вины И. в убийстве Б. не добыто.

По эпизоду поджога "Джипа" Е.С. и Ф. могли быть заинтересованными лицами в исходе дела. В их пояснениях имеются противоречия. Показания сторожей автостоянки противоречивы.

Доказательств вины И. в умышленном уничтожении чужого имущества не имеется.

По эпизоду убийства Ш.М. в показаниях И., З., Ш. на следствии имеются противоречия. Н. мог являться заинтересованным лицом. Показания свидетелей Ш.А., М.В.М., К.Л. не могут служить доказательствами вины И. Заключение судебно-медицинской экспертизы N 14 не имеет доказательственного значения.

Считает, что обвинение И. не конкретизировано.

Адвокат Зинин просит приговор в отношении И. отменить, оправдать его по эпизодам обвинения.

В кассационной жалобе защитник И. - Исаева Ф.В. указывает, что она не согласна с квалификацией действий осужденного И. и назначенным ему наказанием. В зал судебного заседания она пришла с опозданием, когда судья уже зачитывал приговор, который оглашался в течение полутора часов. Просит приговор в отношении И. отменить, дело "направить на новое рассмотрение со стадии предания И. суду в первую инстанцию Верховного Суда РФ для рассмотрения в ином составе судей".

В кассационной жалобе и дополнениях к ней защитник осужденного И. - Кувшинов В.З. указывает, что с приговором он не согласен, поскольку, как он считает, приговор должен быть оправдательным. Отмечает, что "при оглашении" приговора он (Кувшинов) не присутствовал. Имелось ходатайство И. и других обвиняемых о рассмотрении дела "судом присяжных", однако оно рассмотрено судом в составе судьи и двух народных заседателей. Защитник Кувшинов считает, что на стадии предания суду было нарушено право И. на защиту, что делает дальнейшее судебное разбирательство незаконным, ибо предварительное слушание по делу не проводилось, протокол такого заседания с отражением мнений обвиняемого И. и защитника отсутствует. Отводы в закрытом судебном заседании в порядке предварительного слушания, ходатайства о привлечении свидетелей по эпизоду убийства Б. в связи с непроведением предварительного слушания по делу не разрешены. Не вынесено постановление по вопросу "альтернативной подсудности", хотя дело в отношении И. могло быть рассмотрено Верховным Судом РФ. Защитник Кувшинов утверждает, что дело рассмотрено незаконным составом суда. И. не была вручена копия обвинительного заключения.

Просит обвинительный приговор в отношении И. "отменить ввиду нарушений, дело направить на новое рассмотрение со стадии предания И. суду в тот же суд в ином составе судей".

В кассационной жалобе осужденный З. указывает, что с приговором он не согласен, назначенное ему наказание является незаконным. Отмечает, что он имеет заболевание - туберкулез.

Адвокат Митрохина Л.Н., выступающая в интересах З., в кассационной жалобе указывает, что с приговором она не согласна. В поджоге автомашины "Джип" ее подзащитный вину не признал. Е.С. умер, а потому, как полагает адвокат, оглашать его показания оснований не было. Статус подсудимого тот утратил в связи со смертью. Показания Ф. она и ее подзащитный расценивают как оговор, так как З. пояснил в суде, что у них возникли неприязненные отношения, а суд этому оценки не дал. Свидетели П., К.И., З.О., с точки зрения адвоката, давали противоречивые показания. Вину в убийстве Ш.М. З. отрицал. Объяснил, что на следствии оговорил себя из-за психического и физического давления на него в учреждении ОД-1/ст-2. Показания Н. адвокат находит лживыми. Высказывает сомнение в квалификации судмедэкспертов, в их объективности, хотя отмечает, что причина ей неизвестна. Незаконное лишение Ш.М. свободы, не связанное с похищением, З. не признает, а у нее нет оснований сомневаться в правдивости ее подзащитного.

Просит приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, односторонностью судебного следствия.

В кассационной жалобе защитник З. - З.Н. указывает, что с приговором она не согласна в части квалификации действий осужденного З. и назначенного ему наказания. Суд "не досконально и не всесторонне" рассмотрел дело. Приговор вынесен "по убеждению, а не на основе фактов". Судмедэкспертом не установлена дата смерти Ш.М. Эксперт Ш.И. "на этот вопрос ответил противоречиво". Считает, что ходатайства о вызове свидетелей об обстоятельствах получения у З. явки с повинной, о проведении ему повторной судебно-психиатрической экспертизы отклонены необоснованно.

Просит дело "направить для нового рассмотрения со стадии предания З. суду в первую инстанцию Верховного Суда РФ для рассмотрения в ином составе судей".

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ш. и адвокат Гирик Л.Н., выступающий в его защиту, указывают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По их мнению, по делу имели место нарушения уголовно-процессуального закона. Алиби подсудимых было поставлено под сомнение, но не опровергнуто. Не получили оценки иные версии гибели Ш.М. Не выяснены мотивы его убийства, способ убийства в части использованного орудия, место убийства, ибо на месте обнаружения трупа крови не обнаружено. Показания Н. менялись, они не соответствуют материалам дела. На трупе Ш.М. следов избиения не обнаружено. Утверждают, что обвинение в убийстве с целью скрыть другое преступление - несостоятельно. Цели и мотива для убийства Ш.М. у Ш. не было. Вывод о совершении убийства Ш.М. в период с 29 сентября по 7 октября 1997 года доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, не подтвержден. И. пояснил в суде, что со стороны сокамерников, как излагается в жалобе, по "наущению" оперативных работников к нему применялось насилие, в связи с чем он подписывал протоколы и явки с повинной. Те же пояснения дали в суде Ш. и З., которые пояснили, что они, давая на следствии показания, зная о наличии алиби, избегая избиений, считали допустимым такой способ защиты.

С точки зрения Ш. и его защитника, судебно-медицинская экспертиза в суде проведена с нарушением порядка ее проведения.

Ш. полагает, что по делу необходимо проведение еще одной судебно-медицинской экспертизы на предмет определения точного времени наступления смерти Ш.М.

Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина И., З. и Ш. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, на предварительном следствии осужденный З. пояснял, что когда его жену выписывали из роддома, И. предложил ему убить человека, но кого именно не сказал. Говорил, что за это заплатят деньги. Дня через два И. повторил свое предложение, показал пачку денег, сообщил, что деньги ему дал Саша по кличке "Кекс".

Он (З.) и И. пошли к человеку, которого надо было убить, в гараж, расположенный недалеко от ИВС. И. попросил мужчину - Б. отвезти их к друзьям "на шашлыки". Последний согласился. На автомашине "Волга" под управлением Б. они поехали по дороге в направлении турбазы "Ладога", свернули в сторону леса, доехали до пруда. Сказали водителю, что ребята, наверное, уже уехали. Развернулись на машине и поехали к центральной дороге. Во время движения И. два или три раза произвел выстрелы из самодельного револьвера мужчине (Б.) в голову. После выстрелов он (З.) схватился за руль автомашины, остановил ее. Он и И. из машины вышли. Потерпевший остался в салоне автомашины. Он и И. дошли до больницы и на попутной машине добрались до города. И. ему сказал, что револьвер он выбросил.

При допросе в качестве обвиняемого с участием защитника в лице адвоката осужденный И. пояснял, что 3 июня 1997 года он был с З. При себе имел самодельный револьвер с 6 патронами. Он (И.) и З. пошли в гараж к Б., которого ему (И.) удалось уговорить отвезти их в поселок Заклязьменский и обратно. Убедили его, что это не займет много времени. Б. согласился. На своей автомашине Б. привез их в поселок, но там они приятеля З. не нашли; поехали на озеро возле леса, но и там друга З. не было. Б. начал нервничать, предъявлять им претензии, возмущаться, поскольку куда-то спешил. На этой почве у него (И.) с Б. произошла ссора. Последний грозился высадить их из машины. Он (И.) успокаивал Б., но последний не хотел его слушать. В ходе ссоры он (И.) достал из-за пояса самодельный револьвер и трижды выстрелил в Б. сзади в области головы и шеи. Все это произошло в 100 метрах от дороги на турбазу "Ладога". Машина заглохла и съехала на обочину дороги.

Из показаний свидетеля Е. на следствии видно, что он и Б. совместно занимались "бизнесом", скупкой металла и ремонтом машин. И. и З. в то время были у них "крышей". Они платили И. по 500 рублей ежемесячно с двух скупок металла. Его (Е.) и Б. с И. познакомил Ш. После убийства Б. от Ш. узнал, что потерпевшего Б. убил И.

Потерпевшая Б.О. показала в судебном заседании, что ночью на 4 июня 1997 года к ней домой приехали работники милиции и сообщили, что в лесу была обнаружена их машина, а в ней труп мужчины. Она поехала с ними и в погибшем опознала своего мужа.

Указала, что в последнее время при жизни муж занимался вместе с Е. ремонтом машин.

Из протокола осмотра места происшествия от 3 июня 1997 года следует, что примерно на расстоянии 500 метров от поселка Заклязьменский с асфальтированной дороги имелся съезд на грунтовую дорогу, ведущую к карьерным выработкам и лесному массиву. В 100 метрах от асфальтированной дороги находилась автомашина "ГАЗ-31029" с транзитными номерами <...>. Машина стояла за обочиной грунтовой дороги передней частью в направлении шоссе. С грунтовой дороги на обочину и далее к колесам автомашины вели следы протектора колес машины. У дверцы водителя был обнаружен труп мужчины. Тело лежало лицом вниз, ступни голеней находились в салоне машины. Под лицом погибшего, слева от головы, в салоне автомашины между сиденьями (передними) на полу от рычага ручного тормоза вправо и влево была выявлена кровь.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Б. были обнаружены телесные повреждения:

а) слепое пулевое огнестрельное ранение головы - раневой канал которого начинался входной огнестрельной раной на правой ушной раковине, идущий в направлении справа налево, сзади наперед, по ходу которого была повреждена пирамида правой височной кости в области основания на границе с чешуей, правая височная доля, раневой канал слепо заканчивался в области переднего полюса левой височной доли, где находилась безоболочечная деформированная пуля из свинца; выстрел в эту область был произведен в упор или с расстояния, близкого к упору;

б) слепое пулевое огнестрельное ранение головы, раневой канал которого начинался входной огнестрельной раной на задней поверхности шеи, который шел в направлении сзади наперед, проникал в полость черепа, повреждал мозжечок и левое полушарие, слепо заканчивался в области переднего полюса левой лобной доли, где находилась деформированная свинцовая пуля, данный выстрел был произведен сочень близкого расстояния, исчисляемого несколькими сантиметрами;

в) слепое пулевое огнестрельное ранение шеи и лицевого скелета, раневой канал которого начинался входной огнестрельной раной на задней поверхности шеи, шел в направлении сзади наперед, повреждая 2-ой шейный позвонок, спинной мозг на этом уровне, проникал в ротоглотку и слепо заканчивался в костях лицевого черепа в районе носовых ходов, выстрел в эту область шеи был произведен с очень близкого расстояния, исчисляемого несколькими сантиметрами.

Эти повреждения образовались от воздействия безоболочечной свинцовой пули малого калибра, вероятнее всего калибра 5,6 мм.

Смерть Б. наступила от слепых пулевых огнестрельных ранений головы и шеи с повреждением спинного и головного мозга.

Эксперт полагает, что потерпевший в момент причинения ему телесных повреждений мог находиться на месте водителя, сидя.

По заключению судебно-баллистической экспертизы две пули, изъятые из трупа потерпевшего, являлись частью патрона кольцевого воспламенения калибра 5,6 мм. Эти пули могли быть выстрелены из самодельного оружия.

Осужденный И. в суде показал, что на улице Северной г. Владимира он и З. встретили Е.С., который попросил их помочь ему, но в чем не объяснял. Они приехали на автостоянку. З. спал, поскольку в тот день принял большую дозу наркотиков. Е.С. вышел из машины. Его (И.) попросил постоять у входа на автостоянку, а сам ушел. Через некоторое время он (И.) на территории автостоянки увидел зарево. Пришел Е.С. Они сели в автомашину и уехали. Е.С. сообщил ему, что поджег машину В.

Осужденный З. показал в суде, что в тот день Е.С. он видел. Последний заехал на машине за ним (З.) и И. Они сели к нему в машину и после этого он (З.) ничего не помнит, так как был в наркотическом опьянении.

Однако при допросе в качестве обвиняемого И. признавал, что Е.С. попросил его и З. помочь ему сжечь "Джип". У Е.С. была канистра красного цвета и он ее наполнил бензином. "Джип" и "восьмерку" сожгли в ночь на 2 сентября 1997 года. "Джип" поджигали З. и их случайно знакомый парень.

Осужденный З. на следствии, в том числе при допросе в качестве обвиняемого с участием защитника, признавал факт поджога автомашины "Джип". Указывал, что он разбил стекло в машине, салон ее был облит бензином из красной канистры.

Потерпевшая М. пояснила в суде, что в августе 1997 года ее муж - М.В. купил у В. за 44 миллиона неденоминированных рублей автомашину "Джип Гранд-Чероки", которая была оформлена на ее имя. Эту машину муж ставил на платную охраняемую автостоянку, расположенную на улице Добросельской г. Владимира. Ночью на 2 сентября 1997 года сотрудники милиции сообщили, что их автомашину на стоянке кто-то сжег. Приехав туда, увидела, что в их машине стекла были разбиты, салон полностью выгорел. Рядом стояла автомашина "ВАЗ-2108", которая тоже обгорела. Работники милиции ей сказали, что машину подожгли люди в масках, которые закрыли охрану в сторожке. В сторожке она видела канистру, которая, как ей объяснили, при горении автомашин стояла около их автомобиля.

Свидетель В. показал в суде, что автомашину "Джип Гранд-Чероки" он продал М.В. за 44 миллиона неденоминированных рублей, документы на которую были оформлены на жену М.В.

Из показаний Е.С., которые он давал на следствии в качестве обвиняемого с участием защитника в лице адвоката, видно, что в конце августа 1997 года он решил отомстить В. за его поведение по отношению к его жене, когда он (Е.С.) находился в местах лишения свободы.

Узнал, что у Б.Т. имеется "Джип Гранд-Чероки", который тот оставляет на автостоянке, расположенной на улице Добросельской. Знал, что автостоянка охраняется. Решил из мести уничтожить машину Б.Т. 1 сентября 1997 года встретил И., З. и третьего парня с ними. Предложил им помочь ему сжечь автомобиль Б.Т. Они вызвались помочь в этом.

В машине у него была канистра красного цвета из-под машинного масла. На автозаправке они напомнили ее бензином. Все они одели на лицо маски с прорезями для глаз. Взяв канистру с бензином, монтажку и деревянную палку, чтобы разбить стекло "Джипа", они подъехали во втором часу ночи к автостоянке. Все четверо с этими вещами подошли к "Джипу" Б.Т., пытались разбить лобовое стекло, но это у них не получилось. Видели, что в будке сторожей горит свет. Подумали, что охранники им могут помешать в замысле. Он и И. побежали к будке держать дверь. Кто-то разбил стекло в "Джипе", вылил в салон бензин и поджег. Он (Е.С.) подскочил к будке, запер дверь. Однако сторожа вышли. Они были в состоянии опьянения. Они не хотели их (сторожей) подпускать к себе. Не желали, чтобы те их задержали. Как только "Джип" запылал, они оттуда убежали, захватив монтажку и палку. Красная канистра осталась на стоянке.

Указал, что сжечь "Джип" были намерены он, И., З. и знакомый последних парень, как после узнал, Ф.

Свидетель Ф. пояснил в судебном заседании, что 1 сентября 1997 года он находился дома у своего знакомого. Туда приехали И. и З., которые просили у Н. машину, однако двигатель ее не завелся. Тогда они попросили его (Ф.) съездить с ними. Втроем они вышли на улицу. За ними приехал незнакомый ему тогда Е.С. Он (Ф.), З., И. сели к нему (Е.С.) в машину, приехали на автостоянку. Там они подошли к "Джипу". Он разбил в нем стекло, а З. вылил из канистры в салон автомобиля бензин. После этого они бросили в машину зажженные спички. Когда машина загорелась, они оттуда убежали. У него и З. на головах были черного цвета вязаные шапки. Убегая, у ворот автостоянки увидел И. и Е.С. Все четверо они сели в автомашину и с места происшествия скрылись.

Свидетель Н. в суде пояснил, что 1 сентября 1997 года он, Ф. и другие лица находились в доме по улице Сакко и Ванцетти. Туда пришли И. и З., просили у него ключи от машины, но автомашина у него не работала. З. и И. сказали Ф. идти с ними. Последний собрался и ушел с осужденными. Впоследствии от Ф. узнал, что в ночь на 2 сентября 1997 года он, И., З. и Е.С. сожгли на автостоянке автомашину "Джип".

Свидетель П. в судебном заседании показал, что в ночь на 2 сентября 1997 года он с К., З.О. дежурил на платной автостоянке, расположенной на улице Добросельской. Примерно в час ночи услышали шум за дверью помещения. Решили выйти, посмотреть, что случилось. Однако не могли открыть дверь, так как она снаружи была чем-то приперта, ее еще держал парень. В окно увидел, что загорелась машина на стоянке. От горевшего "Джипа" убегали два парня в сторону ворот, которые были в масках, в руках у них находились палки или монтажки. Потом им (сторожам) удалось открыть дверь. Машина "Джип" сгорела, рядом у стоявшего автомобиля "ВАЗ-2108" обгорела правая сторона. Около этих автомашин находилась пластмассовая канистра красного цвета из-под машинного масла.

Вина осужденных по этому эпизоду обвинения подтверждается данными, отраженными в протоколе осмотра места происшествия от 2 сентября 1997 года, изложенными в приговоре.

По заключению судебно-химической экспертизы на стенках канистры из полимерного материала красного цвета, изъятой с места преступления, имелись следы легковоспламеняющейся жидкости - бензина и моторного масла.

Потерпевший З.В. пояснил в суде, что ночью на 2 сентября 1997 года ему позвонил М.В. и сообщил, что их автомашина "Джип" сгорела на автостоянке. Его (З.В.) машина "ВАЗ-21083" стояла рядом с автомобилем М. и М.В. Он поехал на автостоянку. Увидел, что "Джип" М. и М.В. практически сгорел. В его (З.В.) машине сгорел салон, вся правая сторона. Знает, что другие машины растаскивали от "Джипа" в разные стороны, чтобы на них не перекинулся огонь.

Потерпевший Ш.Р. пояснил в суде, что погибший Ш.М. - его сын. Последнее время перед смертью Михаил проживал у знакомых в вагончике на полигоне завода "Электроприбор", занимался коммерческой деятельностью. Знал, что у сына были долги. Кому тот был должен, какие суммы, ему не известно. Последний раз сына живым он видел 25 сентября 1997 года. От М.В.М. ему известно, что его сын Михаил в конце сентября 1997 года смотрел у них по телевизору фильм "Терминатор-2", утром уехал в г. Владимир и не вернулся.

Свидетель М.В.М. показала в суде, что Ш.М. проживал у них на полигоне в 1997 году. В сентябре 1997 года она и Ш.М. смотрели по телевизору фильм "Терминатор-2". Утром следующего дня Михаил уехал на работу и больше его она не видела. Уезжать от них он не собирался. В середине октября 1997 года узнала о его смерти, что его нашли около совхоза "Коммунар" с перерезанным горлом.

Материалами дела установлено (л.д. 58, 60 т. 10), что в 21 час 40 минут 28 сентября 1997 года на канале ОРТ демонстрировался фильм "Терминатор-2".

Свидетель Н. пояснил в судебном заседании, что в начале октября 1997 года он пришел на стоянку, расположенную на улице Усти-на-Лабе. Там находились И., З., Ш., которые распивали спиртные напитки. Через некоторое время Ш. сказал, что ему нужно съездить в город, к редакции газеты "Призыв". Попросили его отвезти их. Он согласился. К редакции газеты "Призыв" они подъехали около 11 часов. Там Ш. увидел мужчину, как выяснилось, Ш.М., вышел из машины, подошел к последнему, стал разговаривать с ним на повышенных тонах. Потом Ш. ударил рукой Ш.М. по лицу. З. и И. вышли из машины, подошли к Ш. и Ш.М. Все стали разговаривать. Ш. кричал на Ш.М., оскорблял его нецензурной бранью, требовал от него 6 тысяч долларов США или автомашину "ГАЗ". Ш.М. говорил, что отдаст долг по мере возможности, но Ш. ничего не слушал. Приказал И. и З. посадить Ш.М. в машину. Ш.М., И., Ш. сели на заднее сиденье машины, З. - на место пассажира на переднее сиденье. Кто-то ему (Н.) сказал, чтобы он ехал на улицу П. Осипенко. Дорогу показывал И. Ш. продолжал требовать с Ш.М. возвращения долга. Из разговора он (Н.) понял, что Ш.М. был должен Ш. за машину. Потом Ш. сказал, что Ш.М. отпускать нельзя, поскольку тот сообщит в милицию и их привлекут к уголовной ответственности. Приехав к дому N 28 по улице П. Осипенко, Ш. и И. повели Ш.М. во двор. У Ш.М. были связаны сзади руки. Вернулись они без Ш.М. Вчетвером поехали на автостоянку на улице Усти-на-Лабе. З. с И. куда-то оттуда уезжали. Через некоторое время возвратились. Вновь вчетвером поехали на улицу П. Осипенко. Из сарая привели Ш.М., посадили в машину. Ш. говорил, что с Ш.М. он должен поговорить у себя на даче, которая находится за турбазой "Ладога", сказал ему (Н.) ехать по направлению к ней. Дорогу ему показывал И. Ш. опять говорил, что Ш.М. отпускать нельзя живым, так как последний сообщит о них в 6-ой отдел УВД. Подъехав к пруду, они остановились. Ш. вытащил из машины Ш.М., стал его бить руками и ногами, отчего потерпевший падал на землю. Потом Ш. подошел к машине и сказал И., что Ш.М. нужно убить, а если он это не сделает, он сам с ним разберется. И. и З. повели Ш.М. в лес. Ш. и он (Н.) шли за ними на расстоянии 10 - 15 метров. З. взял с земли палку и ударил ею Ш.М. по голове, последний упал, потеряв сознание. И. достал нож и перерезал Ш.М. горло.

Он (Н.) испугался, от увиденного ему стало плохо. Ушел к машине, в сторону потерпевшего и осужденных не смотрел.

Через некоторое время осужденные подошли к машине. У И. руки были в крови. Он их помыл в луже. Ш. говорил, чтобы о происшедшем все они молчали. На машине они вернулись в город. Управлял ею З.

Свидетель Шадерков С.Н. показал в суде, что в конце сентября или в начале октября 1997 года у кафе "Лакомка" он видел Ш.М., разговаривал с ним примерно 10 минут. Это было утром с 9 до 10 часов.

Свидетель К.Л. пояснил в суде, что погибший Ш.М. был должен Ш. 4 тысячи долларов США, так как последний отдал Ш.М. для погашения долга перед кредиторами автомобиль "ГАЗ-3307".

Свидетель З.Г. показал в судебном заседании, что 13 октября 1997 года в лесу, в районе деревни Кусуново он обнаружил труп мужчины. У потерпевшего руки за спиной были связаны веревкой, на шее была рана. Погибший был одет в кожаную коричневую куртку, свитер и рубашку, одна пола которой была обрезана, брюки. На нем была обувь.

Неделю перед этим шли дожди, а 13 октября была ясная солнечная погода.

Согласно заключений судебно-медицинских экспертов, смерть Ш.М., 1965 года рождения, наступила от резаной раны шеи с повреждением обеих общих сонных артерий, сопровождавшейся острой кровопотерей. При исследовании трупа Ш.М. у него были обнаружены две резаные раны на шее, одна из которых была глубиной в пределах кожи, вторая глубокая до позвоночника с пересечением мышц шеи, пищевода, гортани и сосудисто-нервных пучков, а также следы давления на коже лучезапястных суставов циркулярного характера от веревок с кровоподтеками.

Повреждения на шее возникли от действия орудия (предмета) с остро-режущими свойствами, вероятнее всего, от действия лезвия клинка ножа или бритвы и т.п.

Эти повреждения по признаку опасности для жизни квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью и имели прямую причинно-следственную связь с наступлением смерти потерпевшего.

Смерть Ш.М. наступила тотчас после причинения ему повреждения в области шеи.

Все повреждения у него являлись прижизненными.

Вероятнее всего, в момент причинения повреждений шеи потерпевший был обращен к нападавшему задней поверхностью тела, не исключается причинение их в положении потерпевшего лежа.

По заключению эксперта, данного им в судебном заседании, смерть потерпевшего могла наступить в последних числах сентября - первых числах октября 1997 года.

Сам осужденный И. на следствии при допросе в качестве обвиняемого (л.д. 109 - 119 т. 7) пояснял, что они поехали на автомашине под управлением Н. к редакции газеты "Призыв". Подъезжая туда, Ш. заметил Ш.М., попросил остановить машину. Все они, за исключением Н., вышли из автомашины, так как Ш. сказал, чтобы они помогли ему задержать Ш.М. как должника, который должен был ему "валютный" долг.

Ш. подошел к Ш.М., начал на последнего кричать, оскорблять его, требовать с него возврата долга в сумме 6 тысяч долларов США. Говорил, что тот ему попался, больше от него (Ш.) не убежит. Ш. нанес Ш.М. пощечину. Потом Ш. приказал ему (И.) и З. посадить Ш.М. в автомашину. Втроем они довели Ш.М. до машины, насильно посадили его в салон. При этом Ш. сказал, чтобы они криками не привлекали внимание. Поехали все они на улицу П. Осипенко. В автомашине Ш.М. сидел между ним (И.) и Ш. Ш.М. возмущался на то, что его они насильно усадили в машину и везут неизвестно куда, в связи с чем Ш. несколько раз ударил Ш.М. локтем по телу. Ш.М. продолжал сопротивляться, поэтому он (И.) и Ш. прямо в автомашине связали ему руки веревкой, которая лежала на задней полке в машине.

Ш.М. они привезли к дому N 28 по улице П.Осипенко. Ш. заявил, что Ш.М. отпускать домой нельзя, поскольку последний обратится в 6 отдел и всех их привлекут к уголовной ответственности. После этого они отвели Ш.М. в сарай З., оставили его там связанным. Предупредили, чтобы он не кричал, вел себя нормально.

Затем они (Ш., З., Н., И.) поехали на автостоянку, где остались Н. и Ш., а он (И.) и З. вернулись в сарай к Ш.М. Он (И.) хотел узнать обстоятельства, связанные с долгом. Ш.М. им ничего не объяснил, отвечал нецензурно. Со злости он (И.) несколько раз ударил Ш.М. ладонью по щекам, не причинив ему повреждений. З. съездил за Ш. и Н. Он и З. по указанию Ш. вывели Ш.М. из сарая, посадили в машину и поехали на дачу к Ш.М. Ш. заявил, что Ш.М. нужно "попугать". За вывеской "Т/Б Ладога" свернули к очистным сооружениям. В дороге Ш. требовал с Ш.М. долг, неоднократно говорил, что Ш.М. нельзя отпускать живым. Недалеко от деревни Кусуново остановились. Вышли из машины. Ш. вновь кричал на Ш.М., оскорблял нецензурной бранью, требовал денежный долг, стал бить его, напоминал о машине "ГАЗ". Ш.М. находился со связанными руками, несколько раз падал на землю. Твердил, что никому никакой долг возвращать не собирается, угрожал, что сдаст их в 6-ой отдел, их "посадят". Заявил Ш., что знает о нем такое, за что Ш. в будущем придется отвечать перед друзьями.

Ш. приказал ему (И.) отвести Ш.М. в лес и убить, в противном случае в его (И.) адрес высказывал угрозы.

Он и З. повели Ш.М. в лес, отвели от автомашины на 150 - 200 метров. За ними на расстоянии 10 - 12 метров шли Н. и Ш. Полагал, что Ш. контролировал его действия. З. поднял с земли палку и ударил ею Ш.М. сзади по голове, отчего последний упал. Он (И.) достал из кармана складной нож и перерезал им горло Ш.М. Ш. подошел к Ш.М., убедился, что он мертв.

После этого они пошли к машине. У него (И.) руки были в крови. Он их помыл в луже.

Н. сильно испугался, его трясло, вести машину он не мог, поэтому за руль сел З.

При допросе в качестве обвиняемого (л.д. 78 - 83 т. 7) Ш. пояснял, что с отцом И. он передал Ш.М. новую автомашину "ГАЗ-3307", чтобы последний рассчитался с долгами. Он обещал им вернуть 7 тысяч долларов США. Передал им продукцию на тысячу долларов, а остальные деньги не возвращал, хотя при встречах обещал это сделать.

При поездке в октябре 1997 года в фирму, расположенную в здании редакции газеты "Призыв", увидел Ш.М. Обращаясь к И., сказал: "Вот кто должен твоему отцу и мне деньги, вот кто сдал твоего отца в 6-й отдел".

Спрашивал у Ш.М., когда он вернет долг.

С того места они ехали на заднем сиденье автомашины под управлением Н. Ш.М. сидел между ним (Ш.) и И.

В салоне он неоднократно спрашивал Ш.М., когда он вернет 6 тысяч долларов США. Тот обещал вернуть долги. И. кричал на Ш.М., угрожая, обещал с ним разобраться. Все они приехали на улицу П. Осипенко к сгоревшему дому. И. и З. вытащили Ш.М. из машины за одежду, увели его в сторону сараев. Вернувшись И. и З. без Ш.М., объяснили, что Ш.М. пока посидит у них. Его (Ш.) и Н. отвезли на автостоянку, где они употребляли спиртные напитки.

Потом З. приехал за ними. Они вновь доехали до улицы Осипенко. З. и И. привели от сараев Ш.М. У последнего руки были связаны за спиной. На машине под управлением Н. они поехали в сторону Загородного парка. Он (Ш.) сказал, что Ш.М. нужно отвезти к нему на дачу. Хотел переговорить с Ш.М. по поводу долга, напугать его.

Остановились они у пруда или у очистных сооружений. Все из машины вышли.

И., Ш.М. и З. пошли в глубь леса.

З. подталкивал Ш.М. рукой в спину. Он (Ш.) и Н. пошли за ними. Зашли все они в лес на 150 - 200 метров. Ему было интересно, что З. и И. сделают с Ш.М., напугают или изобьют.

З. поднял с земли толстую палку и ударил ею Ш.М. сзади по голове, отчего последний упал вниз лицом, а И. тут же подошел к Ш.М. и нагнулся над ним. В руке у И. был предмет с ручкой. Последний что-то быстро сделал этим предметом на шее Ш.М. При этом И. делал движения, как резал хлеб или колбасу. Когда И. привстал от Ш.М., руки у него были в крови, которые он помыл в луже возле машины.

Понял, что И. с З. убили Ш.М.

В качестве обвиняемого (л.д. 126 - 129 т. 7) З. указывал, что у здания редакции газеты "Призыв" Ш. кричал на Ш.М., нанес ему пощечину. Приказал посадить Ш.М. в машину, что и было сделано. В машине Ш.М. сидел на заднем сиденье между Ш. и И. Ш. сказал Н. ехать в сторону улицы П. Осипенко. В дороге Ш. кричал на Ш.М., требовал с него деньги. Ш.М. возмущался. И. со Ш. связали Ш.М. руки сзади веревкой, которая была в автомашине на задней полке.

Подъехали они к сгоревшему дом N 28 по улице П. Осипенко г. Владимира. Ш. заявил, что отпускать Ш.М. нельзя, так как он заявит на них в 6 отдел. Ш.М. они отвезли в его (З.) сарай у дома N 34-"а" по улице Северной, вели его дворами. Посадили его в сарай, заперли. Он и И. отвезли Н. и Ш. на автостоянку, а сами вернулись в сарай к Ш.М.

И. требовал от Ш.М. деньги, несколько раз ударил его рукой по телу. Потом они съездили за Н. и Ш., как он помнил, ездил с И., вернулись к сараю, вывели оттуда (по указанию Ш.) Ш.М. со связанными руками, посадили в машину на заднее сиденье. Н. был за рулем. Дорогу Н. показывал Ш., на какую-то дачу, заявив, что там они с Ш.М. разберутся. На дороге напротив очистных сооружений Н. по указанию Ш. остановил автомашину. Все они из машины вышли. Ш. стал бить Ш.М. Последний несколько раз падал на землю. После этого Ш. крикнул И., чтобы тот отвел Ш.М. в лес. И. повел Ш.М. в лес, держа последнего за рукав куртки. Руки у Ш.М. были связаны. По дороге Ш.М. ударил его (З.) ногой. Он (З.) схватил с земли палку и ударил ею Ш.М. по голове в область затылка. После этого направился к машине. Обернувшись, увидел, что И. сидел на Ш.М. сверху, а Ш. пальцем показывал ему (И.) на голову. Ш.М. лежал со связанными руками на земле. Затем Ш. и И. подошли к машине. Последний мыл руки в луже.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленным законом порядке, их допустимость не вызывает сомнений.

На предварительном следствии предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, право на защиту, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации И., З., Ш. разъяснялись, они их знали, им эти права были понятны, что каждый из осужденных удостоверял своею подписью. Изложенные выше показания на предварительном следствии по эпизодам их обвинения каждый из осужденных давал при допросе с участием защитника в лице адвокатов. После допросов И., З., Ш. указывали, что протоколы ими были прочитаны, сведения с их слов, отраженные в протоколах, записаны были верно. По поводу ведения допросов, их объективности замечаний, заявлений, ходатайств от осужденных и защитников не поступало. Эти допросы проводились следователем прокуратуры.

Данных, свидетельствующих о незаконных методах ведения следствия, о чем утверждается в жалобах, по делу не установлено.

Не доверять показаниям свидетелей Н., Ф., а также показаниям Е.С., данным им в качестве обвиняемого, у суда оснований не было. Приведенные выше пояснения Н. и Ф. давали как на предварительном следствии, так и в судебном заседании. Показания их и Е.С. соответствуют другим фактическим данным по делу. Оглашение показаний Е.С. в судебном заседании в связи с его смертью нарушением закона не является.

Судебно-медицинская экспертиза в судебном заседании проведена в соответствии с требованиями ст. ст. 288 - 289 УПК РСФСР. В распоряжение эксперта представлялись материалы дела, в том числе данные об исследовании трупа Ш.М.

Показания осужденных, которые они давали в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, проверялись, причины изменений ими пояснений выяснялись, им, а также всем другим доказательствам по делу, в частности, показаниям Н., Ф., И.Г., Д., А. и других указанных в приговоре свидетелей, потерпевших, заключениям проведенных экспертиз, при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Самооговора осужденных, оговора их друг друга, оговора И., З., Ш. со стороны свидетелей судебная коллегия не усматривает.

Изложенные выше доказательства согласуются между собой, каждое из доказательств, положенное в основу обвинения осужденных, подтверждается другими материалами дела, соответствует им.

Оценив доказательства по делу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: И. в совершении убийства Б. на почве личных неприязненных отношений; З. в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества путем поджога, повлекшим причинение значительного ущерба потерпевшим; И., З. и Ш. в незаконном лишении Ш.М. свободы, не связанному с его похищением, группой лиц по предварительному сговору; Ш. в подстрекательстве И. к убийству Ш.М., а И. и З. в убийстве Ш.М. группой лиц с целью сокрытия других преступлений, И., кроме того, совершенном неоднократно.

Действия И. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", "н", 127 ч. 2 п. "а" УК РФ, З. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", 127 ч. 2 п. "а", 167 ч. 2 УК РФ, Ш. по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. "к", 127 ч. 2 п. "а" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Кроме того, И., З. и Ш. суд признал виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, указав в приговоре, "в самовольном, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядке, совершении каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями был причинен существенный вред, совершенных с применением насилия и с угрозой его применения".

Какие при этом были нарушены "иные нормативные правовые акты", суд в приговоре не указал, в чем по этому эпизоду обвинения выразился существенный вред, не изложил. Свои выводы в части осуждения названных лиц по ч. 2 ст. 330 УК РФ суд не мотивировал. Вместе с тем, признал установленным, что отец И. со Ш. по просьбе Ш.М. отдали ему новый автомобиль "ГАЗ-3307", чтобы он мог возвратить своим кредиторам долги. Не имея возможности уплатить долг, Ш.М. скрывался. 1 сентября 1996 года И.А. умер и кредитором Ш.М. остался Ш. У здания редакции газеты "Призыв" Ш. с И. и З. подошли к Ш.М., при этом Ш. сказал И. и З., что потерпевший не уплатил валютный долг ему и старшему И.А.

При таких обстоятельствах осуждение И., З. и Ш. по ч. 2 ст. 330 УК РФ нельзя признать обоснованным. В их действиях по данному эпизоду обвинения усматривается состав преступления, предусмотренный ст. 116 УК РФ. Однако с учетом положений ст. 78 УК РФ они подлежат за эти действия освобождению от уголовной ответственности в связи с истечение сроков давности.

В силу изложенного приговор в части осуждения И., З. и Ш. по ч. 2 ст. 330 УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части - прекращению.

Как установил суд и указал в приговоре, с целью поджога джипа "Гранд-Чероки" И. с другим лицом на территории автостоянки ТОО "Коммунальное хозяйство" в будке сторожей удерживали З.О., П., К.И., а З. с Ф. подбежали к автомобилю, разбили монтажкой стекло салона, облили салон бензином и подожгли.

В данном случае И. непосредственно автомашину не поджигал, он лишь содействовал совершению этого преступления путем устранения препятствий, а потому не может нести ответственность как соисполнитель указанного преступления.

Поскольку И. являлся пособником в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества путем поджога, повлекшим причинение потерпевшим значительного ущерба, что охватывалось его умыслом и намерением, о чем (о поджоге) он был осведомлен, знал о действиях исполнителей этого преступления, действия его подлежат переквалификации с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Суд установил и указал в приговоре, что Ш. совершил подстрекательство к убийству Ш.М., изложил, что он приказал И. отвести Ш.М. в лес и там убить. В подстрекательстве на убийство других лиц виновным Ш. не признан. Суд признал что З. сам решил помочь И. в убийстве Ш.М.

При таких данных осуждение Ш. по ст. 33 ч. 4 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ из приговор подлежит исключению.

Доводы в жалобах осужденного И. о том, что Б. и Ш.М. он не убивал, в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества не участвовал, его и защитника Зинина Н.В. о недоказанности вины И. в совершении преступлений, об отсутствии доказательств вины последнего; осужденного З. и защитника Митрохиной Л.Н. о незаконности приговора, недоказанности вины З. в совершении преступлений, о том, что он их не совершал; осужденного Ш. и его защитника Гирика Л.Н. о незаконности и необоснованности осуждения Ш.; утверждения, что все версии гибели Ш.М. не проверены, не установлены мотивы убийств, способ убийства Ш.М., об отсутствии цели, мотивов у Ш. на убийство Ш.М., у И. на убийство обоих потерпевших, несостоятельны, на материалах дела не основаны, опровергнуты приведенными в приговоре, изложенными выше доказательствами.

Нарушений требований ст. ст. 144, 205 УПК РСФСР, как о том указывает адвокат Зинин в жалобе, органами следствия не допущено.

В соответствии со ст. 6 Заключительных и переходных положений раздела второго Конституции РФ до введения Федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, сохранялся прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел.

На момент рассмотрения настоящего уголовного дела суд с участием присяжных заседателей во Владимирском областном суде не был предусмотрен. Данное дело рассмотрено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона о его подсудности.

По делу судебное заседание судьей областного суда было назначено в установленном законом порядке, по нормам УПК РСФСР, действующего на момент рассмотрения дела судом. Непроведение по нему предварительного слушания нарушением закона не является, поскольку на тот момент при поступлении дела в суд такой порядок разбирательства во Владимирском областном суде законом не был установлен. Рассмотрение настоящего уголовного дела судом в составе судьи и двух народных заседателей не противоречит требованиям ст. 15 УПК РСФСР. Из материалов дела видно, что решением сессии Владимирского областного Совета народных депутатов 21 созыва Горобец Л.А. и Казанцев И.А. были избраны народными заседателями Владимирского областного суда, полномочия которых таковыми в дальнейшем продлевались в установленном законом порядке, на момент рассмотрения дела они у них не истекли. Заявленные по делу ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей судом была разрешены в соответствии с нормами УПК РСФСР.

Утверждения защитника Кувшинова в жалобе о рассмотрении дела незаконным составом суда, о незаконности судебного разбирательства ввиду непроведения предварительного слушания - несостоятельны, на законе не основаны.

Его ссылки на то, что И. не была вручена копия обвинительного заключения, опровергаются распиской И. о получении им обвинительного заключения (л.д. 261 т. 10 - его копии), пояснениями последнего в судебном заседании, подтвердившего этот факт.

Изложенные выше, приведенные в приговоре доказательства позволили суду сделать обоснованный вывод о наличии умысла у И. на лишение жизни Б., у него, З. и Ш. на лишение жизни Ш.М.

Мотив действий осужденных в отношении потерпевших по указанным выше эпизодам их обвинения проверялся, он установлен и отражен в приговоре.

Действуя в отношении Ш.М. совместно с умыслом, направленным на его убийство, применяя к нему насилие, И. и З. непосредственно участвовали в процессе лишения жизни этого потерпевшего. Оказывая помощь И. в убийстве Ш.М., З. умышленно ударил палкой по голове потерпевшего, отчего тот упал вниз лицом, а И. умышленно перерезал Ш.М. горло. Суд правильно признал, что убийство Ш.М. И. и З. совершили группой лиц. Это преступление И. совершено неоднократно, ибо ранее он умышленно причинил смерть Б. Подстрекательство Ш. И. на лишение жизни Ш.М., убийство И. и З. Ш.М. были совершены ими с целью сокрытия других преступлений в отношении этого потерпевшего - нанесение ему побоев, незаконного лишения его свободы.

Время посягательства Ш., И., З. в отношении Ш.М., его убийства тщательно выяснялось; с приведением мотивов суд обоснованно признал, что это имело место в период с 29 сентября по 7 октября 1997 года.

Не соглашаться с таким выводом суда оснований не имеется.

Указанное в жалобах "алиби" И. и З. исследовано с достаточной полнотой, как не нашедшее своего подтверждения, опровергнутое приведенными в приговоре доказательствами, оно судом обоснованно отвергнуто.

Место убийства Ш.М. установлено правильно. Труп погибшего был обнаружен в лесу. Перед его обнаружением, как пояснил свидетель З.Г., шли дожди. Необнаружение на месте преступления обильных следов крови не свидетельствует о совершении убийства Ш.М. в ином месте, не противоречит при установленных по делу данных собранным доказательствам и выводам суда о виновности осужденных в содеянном.

Для проведения повторной судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего Ш.М. оснований по делу не установлено.

Доказательствами по делу установлено, что И., З. и Ш. заранее договорились на незаконное лишение Ш.М. свободы, не связанное с его похищением. Вопреки его воле и согласию посадили его в машину. На возмущение Ш.М. И. и Ш. связали его руки за спиной. Затем осужденные завели потерпевшего в сарай, где он оставлен был ими со связанными руками более чем на час. Тем самым, Ш.М. удерживался осужденными в закрытом ими помещении определенное время, лишен был возможности перемещаться по собственному усмотрению, покинуть автомашину и помещение по собственной воле.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права осужденных на защиту, влекущих отмену приговора, за исключением осуждения И., З., Ш. по ч. 2 ст. 330 УК РФ, органами следствия и судом не допущено.

Оснований для сомнений во вменяемости осужденных, их способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими по делу не установлено.

И., З., Ш. действовали сознательно, последовательно, целенаправленно.

Психическое состояние осужденных исследовалось.

Для проведения в отношении них, в частности, З. повторной, в том числе стационарной, судебно-психиатрической экспертизы, о чем указывает защитник Зотова Н.В. в своей жалобе, судебная коллегия оснований не находит.

По ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ наказание И. судебная коллегия назначает с учетом требований ст. ст. 6, 60 УК РФ, всех установленных по делу обстоятельств.

Наказание И. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", "н", 127 ч. 2 п. "а" УК РФ, З. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", 127 ч. 2 п. "а", 167 ч. 2 УК РФ, Ш. по ст. 33 ч. 4 и п. "к" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими этих преступлений, их личностей, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного им наказания по этим статьям на исправление каждого, на условия жизни их семей. Назначенное наказание осужденным в этой части чрезмерно суровым, несправедливым признать нельзя, для смягчения им наказания по указанным статьям уголовного закона судебная коллегия оснований не находит.

Вместе с тем, учитывая вносимые в приговор изменения, судебная коллегия считает необходимым смягчить осужденным наказание при его назначении им по совокупности преступлений по настоящему приговору, а И. и З. на основании и ч. 5 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда от 29 апреля 2002 года в отношении И., З. и Ш. в части их осуждения за действия, квалифицированные судом по ч. 2 ст. 330 УК РФ, отменить и дело в этой части на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекратить.

Тот же приговор в отношении них изменить:

переквалифицировать действия И. с ч. 2 ст. 167 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, по которой назначить ему наказание два года шесть месяцев лишения свободы;

исключить осуждение Ш. по ч. 4 ст. 33 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний И. по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 2 ст. 127, ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, назначить наказание семнадцать лет лишения свободы, З. по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 2 ст. 127, ч. 2 ст. 167 УК РФ, назначить наказание двенадцать лет шесть месяцев лишения свободы, Ш. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 33 и п. "к" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ, назначить наказание восемь лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и приговору от 12 апреля 2000 года окончательно назначить наказание И. девятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества, З. четырнадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном данный приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных И., З., Ш., адвокатов Зинина Н.В., Митрохиной Л.Н., Гирика Л.Н., защитников Кувшинова В.З., Исаевой Ф.В., Зотовой Н.В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"