||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2002 г. N 73-о02-13

 

Председательствующий: Пержанов П.С.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Саввича Ю.В., Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 19 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных Ж., на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 21 ноября 2001 года, которым

Ж., <...>, судимый 5 января 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к пожизненному лишению свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний, назначено пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем полного сложения наказания назначенного по приговору от 5 января 2001 года, назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

К., <...>, судимый 9 июня 1998 года по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев, 5 января 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, 1 февраля 2001 года по ст. 112 ч. 1, 70, 69 ч. 5 УК РФ к 4 годам лишения свободы осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 20 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 24 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания по приговору от 1 февраля 2001 года, назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Ж.А., <...>, не судимый осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Судом также удовлетворен гражданский иск, с Ж., Ж.А. и К. солидарно в пользу Б.О. взыскано 12000 рублей в счет возмещения ущерба, в пользу Б.Л. компенсация морального вреда 70000 рублей, с Ж. и К. солидарно в пользу К.Н. взыскано 76 061 рубль в счет возмещения ущерба и компенсация морального вреда 100000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., мнение прокурора Смирной Е.Е., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Ж., К., Ж.А. осуждены за совершение нападений, в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, а также за совершение умышленных убийств, группой лиц, неоднократно и сопряженное с разбоем.

Согласно приговору, Ж. и Ж.А. совершили разбойные нападения и убийства потерпевших А. и М., Ж. и К. совершили разбойные нападения и убийства потерпевших К.Ф. и П., Ж.А., Ж. и К. совершили разбойное нападение и убийство Б.И.

Преступления совершены 7 мая 1998 года, 20 февраля 2000 года, 2 - 3 марта 2000 года, 31 марта 2000 года, 12 апреля 2000 года при обстоятельствах, изложенных в описательно части приговора суда.

В судебном заседании Ж.А., Ж. и К. вину признали частично.

Осужденный Ж. в кассационных жалобах ставит вопрос об отмене приговора суда. Сообщает, что участия в убийстве А. не принимал, на предварительном следствии к нему применялось насилие, он оговорил себя и Ж.А., на самом деле он совершил только убийства К.Ф. и Б.И. Указывает, что его в преступления втянули К. и М.А., последний был лидером и руководил ими. К. уголовный авторитет и под его давлением он указал, что задушил П., на самом деле это совершил К. Он же совершил и убийство Б.И. Суд необоснованно не принял его доводы о самооговоре.

Осужденный К. в кассационных жалобах также просит приговор отменить. Сообщает об обстоятельствах дела, что признает вину в совершении разбойного нападения на К.Ф., а в его убийстве участия не принимал, умысла на убийство не имел, предварительного сговора на убийство потерпевшего у них не было, Ж. на предварительном следствии его оговорил, приводит анализ доказательств, свидетельствующий, по его мнению, о недоказанности его вины в убийстве. По доводам жалоб, он не принимал участия и в убийстве П., вышел из машины, а П. с Ж. уехали и что было дальше, он не видел. Считает, что предварительное и судебное следствие велись односторонне, с обвинительным уклоном, показаний осужденных о его непричастности к убийству необоснованно отвергнуты.

В кассационных жалобах осужденный Ж.А. ставит вопрос об отмене приговора суда. Сообщает, что участия в убийстве А., М. и Б.И. не принимал, на предварительном следствии себя и других осужденных оговорил под давлением оперативных работников, Ж. также оговорил его под давлением и чтобы уменьшить свою вину, приводит анализ доказательств, свидетельствующий, по его мнению, о недоказанности его вины в совершении преступлений, указывает, что предварительное следствие проведено неполно и с обвинительным уклоном, выводы суда основаны на противоречивых и недопустимых доказательствах, его жалобы на незаконные методы ведения следствия должным образом не проверены и не оценены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

К выводу о виновности в совершении преступлений, суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

На предварительном следствии Ж., Ж.А. и К. признавая свою вину полностью, давали подробные, последовательные, непротиворечивые и соответствующие друг другу показания об обстоятельствах совершения преступных действий.

Указанными показаниями установлено следующее:

7 мая 1998 года Ж. и Ж.А. совершили разбойное нападение на А., с целью завладения его автомобилем, Ж.А. наносил удары по голове потерпевшего металлическим предметом, а Ж. наносил удары ножом по телу в левый бок, лишив жизни потерпевшего, они поехали на автомобиле по своим делам, труп потерпевшего засыпали землей в яме. Автомобиль они впоследствии сожгли, около автомобиля их видели двоих парней, которые также помогали им толкать машину.

В конце февраля 2000 года Ж. и К. по предварительному сговору с целью завладения автомобилем, напали на К.Ф., К. арматурой несколько раз ударил его по голове, Ж. ножом нанес много ударов водителю по телу. Лишив жизни К.Ф., они выбросили его труп, поехали на автомобиле, в пути у них кончился бензин. С машины они сняли два колеса, магнитолу, лобовое стекло.

В начале марта 2000 года, Ж. и Ж.А. по предварительному сговору с целью завладения автомобилем, напали на М. Ж. ножом бил водителя по телу, ударил пять - шесть раз. Ж.А. в это время скрутил ремень безопасности, накинул его на шею водителю и стал душить того. Труп водителя сожгли, на автомашине поехали в п. Сотниково Иволгинского района. В районе указанного села автомашина заглохла. Не сумев запустить двигатель автомашину, они ее укатили в сторону реки Селенги и там оставили. Ж. взял из автомашины канистру и магнитолу.

В конце марта 2000 года Ж. и К., по предварительному сговору, с целью завладения автомобилем, напали на П., К. накинул на шею потерпевшего веревку и стал душить. Тот пытался сопротивляться. Ж. стал держать водителя за руки. Лишив водителя жизни, они сожгли труп. Завладев автомобилем, они поехали в п. Долга, но Ж. не справился с управлением, автомашина перевернулась. Решив, что на этой автомашине ехать дальше нельзя, они ее облили бензином и подожгли.

12 апреля 2000 года Ж., Ж.А. и К. по предварительному сговору, с целью завладения автомобилем, напали на Б.И., Ж.А. накинул ему на шею ремень безопасности, и стал душить. К. нанес по голове несколько ударов гаечным ключом, а Ж. достал нож и стал им бить водителя по телу: сначала в машине ударил раза два, а затем вышел из машины, обошел ее, открыл водительскую дверь и ударил еще раза три. Лишив жизни водителя, они отвезли труп на городскую свалку, облили бензином и подожгли. На автомобиле ездили по своим делам.

Свои показания на предварительном следствии осужденные подтверждали при проверке их показаний на месте и следственных экспериментах:

27 сентября 2000 года, Ж. на месте происшествия дал показания об обстоятельствах совершенного им совместно с Ж.А. убийства А. и завладения автомашиной последнего, пояснил, где в местности "Омулевка" двое незнакомых им парней пытались помочь им завести автомашину А., а также указал место, где они сожгли автомашину потерпевшего. На месте обнаружен остов сгоревшей автомашины, а также передняя панель автомашины.

23 августа 2000 года Ж. показал об обстоятельствах совершенного им и К. преступления в отношении гражданина К.Ф., указал места, где они остановили автомашину "Волгу", где напали и убили водителя и где автомашину оставили.

24 августа 2000 года К. на месте дал показания и указал места, где он подобрал арматуру, где они с Ж. остановили автомашину "Волга", где было совершено убийство водителя автомашины К.Ф., где они с Ж. выбросили труп водителя, где оставили автомашину и снятые с нее детали.

11 октября 2000 года Ж. показал места, где они с Ж.А. остановили автомашину под управлением М., где они останавливались в п. ЛВРЗ по просьбе Ж.А., где в районе "Верхняя Березовка" совершили убийство водителя М., указал место, где они с Ж.А. выбросили труп водителя и сожгли, облив бензином, после чего он показал место, где автомашина заглохла и они ее оставили.

19 октября 2000 года Ж.А. дал показания и указал места, где они с Ж. остановили автомашину - "иномарку" красного цвета, где именно останавливались в п. ЛВРЗ, где в районе п. Сотниково они оставили автомашину М.

28 августа 2000 года Ж. на месте происшествия показал, где они с К. остановили автомашину П., где совершили убийство последнего, где оставили труп и подожгли, где перевернулись. В ходе производства следственного действия в месте, где по словам Ж., они перевернулись, был обнаружен обгоревший кузов автомашины, на котором имеются остатки краски бежевого цвета, на кузове имеется таблица с надписью "8 3331872 и 3253088".

4 августа 2000 года Ж. дал показания об обстоятельствах совершенного преступления и показал, где они остановили автомашину "Нива", где водитель выходил из машины, где он, Ж.А. и К. совершили убийство Б.И., где они подожгли труп водителя.

Помимо показаний осужденных при производстве предварительного следствия, их виновность подтверждается и другими доказательствами, приведенными в приговоре: протоколами осмотров мест происшествий, заключениями экспертиз, показаниями потерпевших и другими доказательствами, не противоречащими сведениям, сообщенным осужденными.

Показаниями свидетеля С. установлено, что он со своим другом М.Г. в местности "Омулевка" Тарбагатайского района, оказывали помощь Ж. и Ж.А., которые не могли завести автомобиль. На следующий день на этом же месте они увидели уже сожженную машину.

Показаниями свидетеля О. установлено, что Ж.А. ему как-то сказал, что за ним есть "трупы", говорил, что с кем-то порезал таксиста.

В судебном заседании проверена и дана оценка доводам Ж.А. о том, что он 12 апреля 2000 года находился дома в с. Долга и в г. Улан-Удэ не выезжал. Показания об этом свидетелей Ц., Д., Ж. суд обоснованно отверг, так как они опровергаются объективными доказательствами по делу, а свидетели не могли пояснить, по каким причинам им запомнился день 12 апреля 2000 года и они об этом помнят по истечении более года. Все они находятся в родственных или дружеских отношениях с семьей Ж.А.

Тщательно проверены судом и доводы осужденных о том, что в отношении них работниками милиции применялись незаконные методы ведения следствия, применялись побои и пытки. В судебном заседании были допрошены Н., Х., Ф., Б.Н., П.А., которые пояснили, что принимали участие в расследовании уголовного дела по обвинению. Ж., Ж.А. и К. в совершении ряда убийств. Каждый из них работал по отдельным эпизодам, связанным с убийствами. В отношении подсудимых никаких недозволенных методов ведения следствия не применялось. Они участвовали в допросах с разрешения следователя, ведущего дело. Подсудимые показания давали добровольно, их никто не избивал, не пытал.

Следователь П.Н., допрошенная судом в качестве свидетеля, показала, что ни Ж., ни К. с жалобами на действия работников милиции к ней не обращались. При производстве следственных действий она, как следователь, в производстве которого находилось данное уголовное дело, нарушений уголовно-процессуального закона не допускала, обвиняемым разъяснялись их права, в деле в качестве защитников принимали участие профессиональные адвокаты. Доводы Ж.А. в ходе следствия проверялись, не нашли своего подтверждения и по ним было принято соответствующее правовое решение.

Учитывая изложенное, суд обоснованно отверг доводы осужденных о применении незаконных методах ведения следствия как не основанных на материалах дела.

Показания осужденных на следствии обоснованно признаны допустимыми и достоверными.

Уголовное дело рассмотрено судом первой инстанции всесторонне, полно и объективно.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Ж., Ж.А., К. в совершенных преступлениях, их действиям обоснованно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ, как убийство, совершенное группой лиц, неоднократно и сопряженное с разбоем, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ, как разбой, нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни, совершенное группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личностях, смягчающих обстоятельств, требований уголовного закона и является справедливым.

Что касается Ж., то суд считает, что личность данного подсудимого представляет собой такую степень общественной опасности, а лишение свободы на определенный срок является бессмысленным.

Суд обоснованно пришел к выводу, что совершенные Ж. преступления и их количество настолько общественно опасны, что лишение его свободы на определенный срок явится недостаточным наказанием за содеянное, исправление его невозможно. Назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы является обоснованным и справедливым.

Оснований для смягчения осужденным наказания судебная коллегия не усматривает.

Назначая К. наказание по совокупности преступлений по ст. 69 ч. 3 УК РФ суд не назначил дополнительную меру наказания в виде конфискации имущества. С учетом этого назначение конфискации имущества при последующем применении ст. 69 ч. 5 УК, РФ является необоснованным, в этой части в приговор следует внести изменения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 21 ноября 2001 года в отношении К. изменить, исключить дополнительную меру наказания в виде конфискации имущества.

Тот же приговор в отношении Ж., Ж.А., а также в остальной части в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ж., Ж.А., и К. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"