||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2002 г. N 11-о02-107

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.

судей Ламинцевой С.А. и Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании 19 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденного К. и потерпевшей Ш. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 14 октября 2002 года, которым К., <...>, судимый 16 января 2002 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. "г", 167 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 17 годам лишения свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение, назначенное К. по приговору от 16 января 2002 года отменено и на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к наказанию назначенному по настоящему приговору неотбытого наказания по приговору от 16 января 2002 года, К. окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

К.С., <...>, несудимый -

осужден по ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М. и мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в убийстве, совершенном по найму, К.С. - в пособничестве этому убийству.

Кроме того, К. признан виновным в приобретении, перевозке и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, К.С. - в приобретении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 31 марта 2002 года в г. Казани при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные К. и К.С. вину признали и показали об обстоятельствах совершенных ими преступлениях

В кассационных жалобах:

осужденный К. не согласен с приговором и утверждает, что он не хотел убивать потерпевшего. Поясняет, что К.С. ему сказал, что пистолет не в рабочем состоянии, что им можно только попугать, он не помнит, как выстрелил. Он хотел только напугать потерпевшего. Свои показания в момент его ареста и задержания объясняет тем, что к нему было применено насилие и физическое воздействие. Просит приговор изменить, смягчить ему наказание и заменить особый режим исправительной колонии на общий;

потерпевшая Ш. считает, что фактические обстоятельства дела объективно подтверждают, что действиями К. и К.С. была создана организованная группа для совершения тяжкого преступления. Поэтому ей непонятно, почему суд посчитал квалификацию их действий по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ ошибочной. Полагает, что суд необоснованно назначил осужденным за убийство ее сына мягкое наказание. Просит приговор отменить за мягкостью наказания, и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель считает, что доводы жалоб являются необоснованными, просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях, судебная коллегия находит жалобы не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Доводы жалобы осужденного К. о том, что убийство он совершил случайно, не соответствуют материалам дела, из которых видно, что выводы суда об обстоятельствах совершенных преступлений основаны на доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Из показаний осужденного К.С. усматривается, что в феврале - марте 2002 года по указанию К.А. он следил за Ш. и познакомился с ним. 31 марта 2002 года он и К. возле Центрального рынка г. Казани получили от К.А. оружие, боеприпасы, глушитель и задание совершить убийство Ш., за что К.А. обещал им 150 тысяч рублей. За городом, куда они приехали на автомашине, К. произвел из пистолета несколько выстрелов из пистолета, проверив его исправность. Потом они прибыли на встречу с Ш. к рынку. Пистолет был у К. Действуя по плану, управляя автомашиной, он подал условный знак К. о появлении Ш. Тот выстрелил, однако произошла осечка, тогда он остановился, а К. произвел выстрелы в потерпевшего. Через некоторое время они встретились с К.А., и получили от него 1000 рублей, через несколько дней еще 10 000 рублей, остальную сумму К.А. обещал отдать позже.

Помимо показаний осужденного К.С. в судебном заседании, вина К. в убийстве Ш. по найму подтверждается подробными и последовательными показаниями К.С. и К. на предварительном следствии, а также показаниями свидетелей Л., Р., П., протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть Ш. наступила от огнестрельных пулевых сквозного и слепого ранения головы и живота с переломами костей черепа с повреждением внутренних органов, осложнившихся шоком.

Доводы осужденного К. в кассационной жалобе о том, что первоначальные показания на предварительном следствии им были даны под воздействием недозволенных методов следствия, проверялись судом и было установлено, что они являются необоснованными.

Как правильно указал суд, следственные действия с К. проводились с участием адвокатов и понятых, что исключало применение к нему какого-либо насилия. Каких-либо жалоб от К. о применении к нему насилия, от него не поступало.

Оценку доказательствам по делу суд дал руководствуясь требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждому доказательству с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а всем имеющимся в деле доказательствам в совокупности, поэтому правильность оценки доказательств сомнений не вызывает, как и квалификация преступных действий К. по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, К.С. по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает доводы кассационной жалобы осужденного К. о том, что убийство Ш. он совершил случайно, являются несостоятельными, поскольку судом установлено, что он сознавал, что его действия могут привести к смерти потерпевшего желал наступления такого последствия.

Преступление осужденными совершено за вознаграждение, часть которого они получили.

Что касается доводов кассационной жалобы потерпевшей о том, что в действиях осужденных содержится состав преступления, предусмотренный п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, то он является ошибочным, так убийство совершено одним К., а К.С. был пособником.

Вина осужденных К. и К.С. в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 2 УК РФ, осужденными не оспаривается и подтверждается совокупностью доказательств, изложенных в приговоре.

Назначенное наказание осужденным К. и К.С. соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела. Поэтому судебная коллегия не может согласиться как с доводами жалобы потерпевшей о том, что осужденным назначено мягкое наказание, так и с доводами жалобы осужденного К., о смягчении ему наказания.

Вид исправительной колонии назначен осужденным в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 14 октября 2002 года в отношении К. и К.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"