||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2002 г. N 4-кпн02-84пр

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Иванова Г.П. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 19 декабря 2002 года протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на определение Ступинского городского суда Московской области от 20 сентября 2001 года, которым уголовное дело по обвинению

М., 1971 года рождения, несудимого,

в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 213 ч. 3, 111 ч. 4 УК РФ,

М.Е., 1971 года рождения, несудимого,

в совершении преступления, предусмотренного ст. 213 ч. 3 УК РФ, возвращено для производства дополнительного расследования.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 17 октября 2001 года это решение отменено и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Постановлением президиума Московского областного суда от 28 ноября 2001 года определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 17 октября 2001 года отменено и дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 25 декабря 2001 года определение Ступинского городского суда от 20 сентября 2001 года изменено: из него исключено указание суда первой инстанции о неполноте предварительного следствия, в остальной части оно оставлено без изменения.

Постановлением президиума Московского областного суда от 10 апреля 2002 года протест прокурора области, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений о направлении уголовного дела на дополнительное расследование, оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения обвиняемых М., М.Е. и адвоката Луць Н.Л. и Афанасьева И.П., просивших об отклонении протеста, объяснения потерпевшей И., полагавшейся на усмотрение суда, и мнение прокурора Кочкиной В.И., просившей удовлетворить протест, судебная коллегия

 

установила:

 

настоящее уголовное дело возбуждено 21 июля 2000 года.

18 сентября 2000 года срок предварительного следствия продлевался Ступинским городским прокурором до трех месяцев, то есть, до 21 октября 2000 года.

16 октября 2000 года срок предварительного следствия продлевался заместителем прокурора Московской области до пяти месяцев, то есть, до 21 декабря 2000 года.

21 декабря 2001 года предварительное следствие по делу было приостановлено по основаниям п. 3 ч. 1 ст. 195 УПК РСФСР, за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

17 января 2001 года Ступинский городской прокурор отменил постановление следователя о приостановлении дела как незаконное и установил срок дополнительного следствия в пределах до одного месяца - до 17 февраля 2001 года.

13 февраля 2001 года, то есть за 4 дня до истечения установленного срока, производство по делу вновь было приостановлено по п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК РСФСР в связи с болезнью обвиняемого М.

21 марта 2001 года Ступинский городской прокурор отменил постановление следователя о приостановлении дела и вновь установил месячный срок дополнительного следствия до 21 апреля 2001 года.

Возвращая дело прокурору для производства дополнительного расследования, суд в определении указал на то, что установление срока дополнительного следствия до 21 апреля 2001 года было произведено за пределами компетенции городского прокурора, поскольку после возобновления предварительного следствия подлежал использованию установленный ранее срок - 4 дня от срока, установленного тем же прокурором 17 января 2001 года, которые оставались на момент приостановления дела 13 февраля 2001 года, а дальнейшее продление срока должно было осуществляться на общих основаниях.

Кроме того, суд указал в определении, что при выполнении ст. 201 УПК РСФСР обвиняемые не были ознакомлены со всеми материалами дела, в частности, они не были ознакомлены с документами на л.д. 46 - 78 во 2-ом томе, в нарушение ст. 212 УПК РСФСР следователем не были выполнены указания Ступинского городского прокурора, осуществляющего надзор за расследованием данного дела, допущена неполнота предварительного расследования.

При первоначальном рассмотрении дела кассационная инстанция не согласилась с выводами суда первой инстанции о существенных нарушениях норм уголовно-процессуального закона и о неполноте предварительного следствия, отменила определение суда и направила дело на новое судебное рассмотрение.

При повторном рассмотрении дела кассационная инстанция исключила из определения суда указание на неполноту предварительного следствия, но признала, что нарушение уголовно-процессуального закона было допущено при продлении срока следствия Ступинским прокурором после отмены постановления следователя от 21 декабря 2000 года о приостановлении предварительного следствия со ссылкой на то, что данное постановление было вынесено следователем незаконно.

Аналогичное решение было принято и президиумом Московского областного суда от 10 апреля 2002 года, которым протест прокурора Московской области об отмене судебных решений о направлении дела на дополнительное расследование был оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора РФ поставлен вопрос об отмене определения Ступинского городского суда от 20 сентября 2001 года, кассационного определения от 25 декабря 2001 года и постановления президиума от 10 апреля 2002 года и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

При этом автор протеста оспаривает выводы суда второй и надзорной инстанции о незаконности продления срока Ступинским городским прокурором от 17 января 2001 года, ссылаясь на то, что после отмены незаконного постановления следователя прокурор не продлевает сроки следствия, а устанавливает срок дополнительного следствия.

Поэтому, в силу ст. 133 ч. 4 УПК РСФСР, Ступинский городской прокурор, отменяя незаконное постановление следователя от 21 декабря 2001 года, вправе был установить дополнительный срок следствия в пределах до одного месяца.

В протесте также оспариваются выводы суда первой инстанции о том, что при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР обвиняемым и их защитникам не все материалы дела были предъявлены для ознакомления.

По мнению автора протеста, документы на л.д. 46 - 78 во 2-ом томе отражают ход ознакомления обвиняемых и защитников с делом (составлены обвиняемыми, их защитниками, или их содержание до них доведено вручением копий) и не являются доказательствами.

Никаких доводов о том, что суд необоснованно сослался на нарушения ст. 212 УПК РСФСР в протесте не приводится, в то же время в протесте утверждается, что при расследовании дела не было допущено нарушений ст. 26 УПК РСФСР, тогда как суд не указывал это обстоятельство в качестве основания для возвращения дела прокурору.

В возражениях обвиняемые М. и М.Е. и их защитники - адвокаты Луць Н.Л. и Афанасьев И.П. просят оставить протест без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит, что протест удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как следует из протеста, в нем оспариваются выводы суда второй и надзорной инстанции о том, что 17 января 2001 года Ступинский городской прокурор незаконно продлил срок следствия по делу до 17 февраля 2001 года.

Доводы протеста в этой части следует признать обоснованными, так как прокурор вправе отменить любое незаконное постановление следователя и при этом в силу ст. 133 ч. 4 УПК РСФСР установить дополнительный срок следствия в пределах до одного месяца.

Вместе с тем, автор протеста оставил без внимания выводы суда первой инстанции о том, что существенное нарушение уголовно-процессуального закона было допущено Ступинским городским прокурором при повторном установлении дополнительного срока следствия.

Как усматривается из постановления следователя от 13 февраля 2001 года, предварительное следствие по делу было приостановлено на основании п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК РСФСР, в связи с болезнью обвиняемого М., до истечения срока, установленного Ступинским прокурором.

21 марта 2001 года Ступинский прокурор отменил это постановление следователя, мотивируя свое решение тем, что возникла необходимость провести дополнительные следственные действия в отсутствие обвиняемого М.

То есть, прокурор отменил постановление следователя от 13 февраля 2001 года не в связи с выздоровлением М., а по иным основаниям. Однако, при наличии неистекшего срока следствия, установленного им самим, вновь установил месячный срок для проведения дополнительного следствия, то есть вышел за пределы предоставленных ему ст. 133 ч. 4 УПК РСФСР полномочий, поскольку в данном случае, как правильно указал суд в определении, необходимо было ставить вопрос о дальнейшем продлении срока следствия на общих основаниях.

Поэтому возвращение дела прокурору для производства дополнительного расследования в связи с нарушением требований ст. 133 УПК РСФСР следует признать обоснованным.

Что касается доводов протеста о том, что обвиняемые и адвокаты были ознакомлены со всеми материалами дела, то их следует признать обоснованными по мотивам, изложенным в протесте.

Руководствуясь ст. ст. 378 и 381 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"