||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2002 г. N 66-О02-69

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Саввича Ю.В., Фроловой Л.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 19 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных Г., Т. на приговор Иркутского областного суда от 26 февраля 2002 года, которым

Г., <...>, судимый 14 сентября 2001 года Чунским районным судом Иркутской области по ст. 112 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а", "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Т., <...>, не судимый

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 105 ч. 2 п. "а", "ж", "з" УК РФ Т. оправдан за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего судебное решение изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. и Т. осуждены за разбойное нападение на Д. и О., группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, Г. осужден за убийство Д. и О., двух лиц, сопряженное с разбоем.

В судебном заседании Г. и Т. вину не признали.

В кассационных жалобах, основной и дополнительных, Г. просит об отмене приговора суда, сообщает, что преступлений не совершал, их совершил осужденный Т., который на предварительном следствии и в судебном заседании его оговорил, за что был освобожден из-под стражи. В жалобе Г. дает анализ имеющимся в деле доказательствам, свидетельствующий, по мнению осужденного, о недоказанности его участия в совершении преступлений. Считает, что суд необоснованно отверг его показания об обстоятельствах дела, предварительное и судебное следствие велись с обвинительным уклоном. Указывает на наличие следов крови потерпевших и на одежде осужденного Т., на то, что тот мог нанести удары Д. табуретом, на неточности при осмотре места происшествия, на необоснованное отклонение ходатайства о проведении судебно-психиатрической экспертизы Т. Назначенную меру наказания считает излишне суровой, назначенной без учета данных о его личности и смягчающих обстоятельств.

Осужденный Т. в кассационной жалобе просит об отмене приговора суда и прекращении в отношении его уголовного дела. Указывает, что не совершал разбойного нападения на потерпевших, находился под влиянием Г., испугался за свою жизнь и сам является потерпевшим от его действий. Сообщает, что его показания последовательные и правдивые, соответствуют действительности, он способствовал изобличению Г. Назначенное наказание считает излишне суровым, назначенным без учета его личности и смягчающих обстоятельств.

В возражениях на кассационную жалобу Т., Г. считает доводы Т. необоснованными, указывает, что именно он совершил преступление и оговорил Г. с целью избежать ответственности за содеянное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

К выводу о виновности Г. и Т. в совершении преступлений, суд первой инстанции пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Показаниями свидетеля В., вечером 15 мая 2001 года он вечером был в гостях у О. и Д. Там же были Т. и Г. Все вместе распивали спиртное. Он ушел раньше, Т. и Г. остались.

Показаниями свидетелей Я.Л. и Я.В. установлено, что в ночь с 15 на 16 мая, в начале часа ночи, они во дворе дома О. слышали два мужских голоса и голос О. Один мужчина несколько раз повторял слово "деньги", второй что-то бубнил. Эти голоса были слышны долго.

Показаниями свидетелей К.В., Ч. и К.А. установлено, что в ночь с 15 на 16 мая 2001 года осужденные пришли к К.В. Они были пьяные, Г. пьянее, были дружны, взаимной неприязни не было. Г. держал мешок с картофелем. У него также была бутылка с самогоном и полбулки хлеба. Спиртное они распили. Одежда у осужденных была со следами крови. Когда уходили, Г. забрал мешок с картофелем, а Т. попросил не говорить, что он с Г. заходили, если будет спрашивать милиция.

Таким образом, объективно установлено, что осужденные распивали спиртное у потерпевших, совместно требовали деньги в ходе разбойного нападения, а после совершения преступления совместно употребляли спиртные напитки и вели себя дружески по отношению друг к другу.

Заключениями экспертиз установлено, что причиной смерти потерпевших послужили множественные телесные повреждения, у О. в виде закрытой травмы грудной клетки и открытой черепно-мозговой травмы, у Д. в виде открытой черепно-мозговой травмы. Данные телесные повреждения могли быть причинены кочергой. Кроме того, у О. обнаружена резаная рана шеи, а у Д. две резаные раны передней поверхности шеи, которые могли быть причинены ножом.

Как установлено показаниями осужденного Т. в судебном заседании и на предварительном следствии, Г. бил Д. кочергой по голове, требуя деньги. О. он ударил кулаком по лицу, таскал за волосы во двор к парнику, требуя деньги, затем вновь затащил ее в дом где лишил жизни ударами кочерги по голове и телу. По его предложению, Т. набрал картофель в мешок в квартире потерпевших.

Эти показания судом первой инстанции в части действий Г., обоснованно признаны допустимыми и правдивыми, как подтверждающиеся другими доказательствами.

В части действий в ходе разбойного нападения осужденного Т., в том числе и нанесения потерпевшим ножевых ранений в область шеи, суд первой инстанции обоснованно признал допустимыми показания Г. Эти показания находят свое подтверждение как заключением судебно-медицинских экспертиз Д. и О., так и показаниями свидетелей Я.Л., Я.В. К.В., Ч. и К.А. об обстоятельствах преступления и последующих действиях осужденных.

Суд в приговоре дав надлежащую оценку имеющимся по делу доказательствам, обоснованно пришел к выводу, что показания Г., свидетельствующие о совершении разбойного нападения и лишения жизни потерпевших единолично Т., недостоверны, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Обоснованно дал критическую оценку и показаниям Т. о неучастии в разбойном нападения на потерпевших, как не соответствующую обстоятельствам дела.

Т. психическими заболеваниями не страдал и не страдает, каких-либо сомнений в его психической полноценности нет, поэтому какие-либо основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы его психического состояния отсутствуют.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Г. в совершенных преступлениях, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Вина Т. в совершении разбойного нападения на потерпевших материалами дела также доказана, но юридическая квалификации его действий судом дана неправильная.

Суд установил, что Т. невиновен в лишении жизни потерпевших, его насилие к Д. и О. с применением ножа выразилось только в причинении легкого вреда здоровью, следовательно, основания для квалификации его действий как разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью отсутствуют.

Учитывая изложенное, действия Т. подлежат переквалификации на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

С учетом изменения квалификации преступления, степени участия Т. в совершении преступления, его личности, смягчающих обстоятельств, судебная коллегия считает необходимым назначить Т. минимальное наказание в рамках установленной санкции.

Наказание Г. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, его личности, смягчающего обстоятельства, требований уголовного закона и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания Г. судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда в отношении Т. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ, по которой назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Тот же приговор в отношении Г., а также в остальной части в отношении Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Г. и Т. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"