||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2002 г. N 65-О02-5

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Фроловой Л.Г. и Хлебникова Н.Л.

рассмотрела в судебном заседании от 19 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденного М.А. и адвоката Гуляева Г.Г., на приговор суда Еврейской автономной области от 5 февраля 2002 года, которым

М.А., <...>, армянин, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет, по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено М.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу также осужден И. приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного М.А., с участием переводчика О. адвоката Секачева А.М., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Найденова Е.М., полагавшего приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору М.А. признан виновным в приготовлении к умышленному убийству двух и более лиц, группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, в приготовлении к разбойному нападению на лиц китайской национальности, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, а также в незаконном приобретении, хранении, перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления М.А. совершены в январе 2001 года, в г. Биробиджане ЕАО, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании М.А. признал себя виновным в незаконном обращении с огнестрельным оружием, в совершении других, инкриминируемых ему преступлений, виновным себя не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней, осужденный М.А., не отрицая совершения им незаконных действий с огнестрельным оружием и боеприпасами, утверждает, что не совершал приготовления к разбойному нападению на граждан КНР и их убийству, считает, что свидетель М. его оговаривает, ссылается на нарушение его прав в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, в том числе права защищаться от предъявленного обвинения на родном, армянском языке, право на ознакомление со всеми материалами дела с помощью переводчика, просит приговор отменить и дело производством прекратить либо направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат Гуляев Г.Г. в защиту осужденного М.А., приводит аналогичные доводы, считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а назначенное М.А. наказание не соответствует тяжести содеянного и личности осужденного, просит приговор отменить, дело производством прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершенных ими преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так из показаний свидетеля М. усматривается, что в январе 2001 года к нему обратился М.А. с предложением совершить убийство граждан КНР с целью завладения их денежными средствами, не менее 4000 долларов США. При этом М.А. объяснил М. способ нападения на граждан КНР, действия после убийства и способы избежания ответственности за совершенное преступление. О готовящемся преступлении М. сообщил в правоохранительные органы, по предложению которых, для предотвращения убийства, стал выполнять роль соучастника преступления. По плану М.А. они должны были ворваться в квартиру, в которой проживают граждане КНР. М. должен был убить из обреза одного из потерпевших, а М.А. - ножом другого потерпевшего. Если у потерпевших не оказалось бы указанной суммы денег, М.А. планировалось совершать убийство других граждан КНР. По предложению М.А. он один и совместно с М.А. осуществлял на центральном рынке г. Биробиджана наблюдение за гражданами КНР, торгующими вещами, с целью выявления лиц, владеющих большой суммой денег, определили объект посягательства. В ходе подготовки к преступлению М.А. приобрел обрез малокалиберной винтовки ТОЗ-8 калибра 5,6 мм, и патроны к нему, которые перевез в квартиру М. 18 января 2001 года М.А. предложил произвести контрольные выстрелы из обреза в целях определить громкость звука выстрела. После производства таких выстрелов М.А. и М., в квартиру ворвалась группа захвата и М.А. задержали.

Из показаний осужденного по данному делу И. усматривается, что 17 января 2001 года он, по просьбе М.А. передал ему имеющийся у него обрез малокалиберной винтовки.

Свидетель Че пояснил суду, что в рамках проводимого оперативного мероприятия он, по внешности схожий с гражданами КНР, на рынке г. Биробиджана осуществлял сбор денег у продавцов китайской национальности, при этом он видел, что М.А., осуществлял за ним наблюдение. Ему - Че, было предложено пройти с девушкой от остановки "Площадь" к дому 8 по ул. Дмитрова и подняться в обусловленную квартиру. Когда они вошли в подъезд, то он увидел М.А. и неизвестного мужчину.

Согласно постановлений о проведении оперативного внедрения от 13 января 2001 года, в соответствии со ст. 6 и 8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", М. был внедрен в преступную деятельность М.А. и исполнял роль соучастника преступления. Че был внедрен в роли гражданина КНР.

В обоснование вины М.А. суд правильно сослался в приговоре на показания свидетелей А., П., данные, содержащиеся в видеофонограммах, протоколах осмотра места происшествия, предметов, опознания И. обреза ружья, заключении судебно-баллистической экспертизы, другие доказательства.

Так из видеозаписи и фонограммы видеозаписи следует, что именно М.А. явился инициатором совершения преступления, склонял М. к выслеживанию граждан КНР, владеющих крупной суммой денег и последующему убийству этих лиц, с целью завладения их деньгами, указывал способ нападения на этих лиц. Также видеокассеты содержат запись наблюдения за М.А. и М., находящихся на центральном рынке г. Биробиджана и возле дома N 8 по ул. Дмитрова в г. Биробиджане, в момент, когда М.А. и М. выслеживали гражданина КНР, предположительно владеющего крупной суммой денег.

Из стенограмм разговоров следует, что голос М.А. на видеофонограммах, представлен как "М".

По заключению судебного эксперта голос участника разговоров, обозначенный в представленных стенограммах разговоров от 14, 15, 17 и 18 января, 2001 года как "М", принадлежит М.А. На представленных видеофонограммах в части записей, исследуемых разговоров признаков нарушения непрерывности записи путем механического монтажа и изменений, привнесенных в процессе записи или после нее, в пределах разрешающей способности аппаратно-программного комплекса и чувствительности измерительной аппаратуры, не имеется.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые М.А. в свою защиту, в том числе, о непричастности его к приготовлению к разбойному нападению на лиц китайской национальности, приготовлению к их убийству, оговору его М. и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование признания несостоятельными, доводов осужденного. Оснований не согласиться с принятым судом решением у судебной коллегии не имеется.

При этом судом обоснованно учтены случайный характер знакомства М.А. с М., отсутствие между ними неприязненных отношений, что М.А. подтвердил в суде.

По изложенным основаниям судебной коллегией признаются несостоятельными аналогичные доводы кассационных жалоб.

Опровергаются собранными по делу доказательствами также и доводы М.А. о фальсификации материалов дела, провокации преступлений со стороны правоохранительных органов.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных М.А. преступлений, прийти к правильному выводу о виновности М.А. в совершении этих преступлений, а также о квалификации его действий.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

В том числе являются несостоятельными утверждения М.А. о нарушении его права защищаться от предъявленного обвинения на родном языке, и о неознакомлении его с материалами дела.

Из дела видно, что М.А., по национальности армянину, в ходе расследования дела разъяснялись правила ст. 18 УПК РФ, у него выяснялся вопрос о том, владеет ли он русским языком, умеет ли он свободно разговаривать на нем, желает ли он при производстве по делу пользоваться русским языком, или иным языком, нуждается ли в помощи переводчика.

На приведенные вопросы М.А., в том числе собственноручно (на русском языке), указывал, что русским языком владеет хорошо, желает давать показания на русском языке, в услугах переводчика не нуждается. С учетом указанных обстоятельств, а также данных о длительном проживании М.А. в России, органами предварительного следствия переводчик М.А. не был предоставлен (т. 1 л.д. 69, 75, 95, 145, 151, 249, 303).

В связи с заявлением М.А. на завершающем этапе предварительного следствия о недопонимании некоторых русскоязычных терминов, ему был предоставлен переводчик, вручена копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого на армянском языке. С участием переводчика ознакомлен М.А. и с материалами дела по окончании предварительного следствия.

Как видно из материалов дела, обоснованно, в связи с явным затягиванием ознакомления с материалами дела, М.А. был ограничен во времени ознакомления с ними.

Вместе с тем, согласно содержащейся в деле расписке, М.А. был ознакомлен повторно с материалами дела с участием переводчика в суде, до рассмотрения дела. Помимо этого, в ходе судебного следствия материалы данного дела исследовались в присутствии М.А., с его участием, в присутствии переводчика (т. 2 л.д. 93, 140, 150, 157, 192, 200, 202, 208).

При назначении М.А. наказания, судом, в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие обстоятельства.

С учетом совокупности смягчающих обстоятельств, отсутствия отягчающих обстоятельств, наказание М.А. назначено по правилам ст. 64 УК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению приговора, в том числе к смягчению наказания, назначенного М.А.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Еврейской автономной области от 5 февраля 2002 года, в отношении М.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного М.А. и адвоката Гуляева Г.Г. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"