||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2002 г. N 21-О02-23

 

Судья: Тхазепалов А.С.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Валюшкина В.А. и Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании 18 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных Б., Ю., Ю.В., Б.М. и адвоката Дзагаштова З.З. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 5 марта 2002 года, по которому

Б., <...>, русский, судимый:

12.07.95 г. по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР на 3 года лишения свободы с отсрочкой на 1 год;

02.04.97 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 3 года 1 месяц лишения свободы;

28.10.99 г. по ст. ст. 115 и 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы, освобожденный условно-досрочно 26.07.00 г. на 2 месяца 4 дня,

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "г" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 16 лет, а по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества;

Ю., <...>, русская, несудимая,

осуждена по ст. ст. 33 ч. ч. 4 и 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Ю.В., <...>, русская, судимая 09.04.99 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 2 года лишения свободы, освобожденная по амнистии,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

и

Б.М., <...>, кабардинец, судимый 22.02.01 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года,

осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное по приговору от 22.02.01 г. и на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда.

Постановлено решение о частичном удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения осужденных Б., Ю., Ю.В., Б.М., поддержавших доводы, изложенные в жалобах, мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда признаны виновными:

Б.: в разбойном нападении на Л., совершенном 27 января 2001 года и в тайном хищении имущества Л.У., совершенном в конце апреля 2001 года;

Б. и Б.М.: в тайных хищениях имущества: К. 19 марта 2001 года; дважды К.О. в начале апреля 2001 года; из средней школы N 18 3 мая 2001 года; Ш. 9 мая 2001 года;

Б. и Ю.В.: в умышленном причинении смерти Ю.Н., совершенном 10 мая 2001 года группой лиц по предварительному сговору, Б. - по найму, Ю.В. - из корыстных побуждений, а Ю. в подстрекательстве и пособничестве при совершении убийства Ю.Н.

Эти преступления совершены при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В суде Б.М., Ю. и Ю.В. вину в совершении преступлений не признали в полном объеме, Б. полностью признал вину в кражах у К., Л.У., из школы и у Ш., а также в убийстве Ю.Н., частично в краже у К.О. и не признал вину в разбойном нападении на Л.

В кассационных жалобах:

- основной и дополнительной осужденный Б., не оспаривая обоснованности осуждения за кражи и убийство Ю.Н., указывает на непричастность к нападению на Л., отмечая непоследовательность и нелогичность показаний и действий самого потерпевшего, на нарушение закона при получении от него, Б., явки с повинной. По эпизоду убийства Ю.Н. ссылается на неточное установление судом обстоятельств его совершения, на отсутствие доказательств совершения преступления по найму, на суровость назначенного ему за убийство наказания. Просит разобраться в деле, правильно квалифицировать его действия и смягчить наказание.

В последней жалобе от 27 ноября сего года, Б., не соглашаясь с приговором, указывает на наличие у него алиби в день нападения на Л., но суд это обстоятельство не проверил. По эпизоду убийства Ю.Н. суд не осмотрел вещественное доказательство, не проверил его доводы о том, что он хотел только ранить потерпевшего, оставив без внимания, что после него удары потерпевшему топором наносила Ю.В., которая и добила его. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение;

- осужденная Ю. просит отменить приговор по тем основаниям, что вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела, уголовный закон применен неправильно, доказательств ее причастности к убийству брата не добыто, в основу приговора положены непоследовательные и противоречивые показания Б. и родственника погибшего;

- основной и дополнительной осужденная Ю.В. и в ее защиту адвокат Дзагаштов З.З. указывают на незаконность ссылки суда на ее первые показания на следствии, полученные с применением физической силы, а также на показания, данные ею в отсутствие адвоката. Вещественные доказательства по делу не обнаружены, осмотр места происшествия с ее участием и следственный эксперимент о возможности нанесения ею ударов топором не проводились. Суд не придал значения объяснениям Б. о том, что он оговорил ее и сестру, полагая, что они в свою очередь "выдали" его. Предварительный сговор на убийство, а также наличие корыстного мотива, не доказаны. Показания Ю.В. о непричастности к убийству брата не опровергнуты, что случилось между ним и Б. она не знает, последнего об убийстве не просила. То, что Ю.В. вымыла окровавленный топор, отданный ей Б., то это не уличает ее в убийстве. Не опровергает показаний Ю.В. и вывод эксперта по крови. Суд не учел противоправного поведения самого погибшего. В приговоре не получили оценки доказательства, оправдывающие Ю.В. Цитируя требования закона, указывают на нарушение ее права на защиту в ходе предварительного следствия. Просят приговор отменить, направив дело на новое судебное рассмотрение.

- осужденный Б.М., указывая на нарушение закона и Конституции РФ, на несоответствие приговора требованиям закона, на невозможность использования доказательств, добытых с нарушением закона, не приводя при этом ни одного факта, просит отменить приговор.

Проверив дело, обсудив доводы, содержащиеся в жалобах, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Б.М. и Б. в кражах, последнего в разбойном нападении и его же и Ю.В. в убийстве Ю.Н., а Ю. в подстрекательстве и пособничестве в убийстве, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных судом доказательств, приведенных в приговоре.

Виновность Б. в краже имущества Л.У. в конце апреля 2001 года, его же и Б.М. виновность в кражах имущества у К. 19 марта 2001 года, дважды у К.О. в начале апреля 2001 года, из средней школы N 18 3 мая 2001 года и у Ш. 9 мая 2001 года, несмотря на утверждение Б.М. о его непричастности к совершению этих преступлений и полное признание вины Б., подтверждается: показаниями последнего как в судебном заседании, которым дана критическая оценка, так и его показаниям на предварительном следствии об обстоятельствах совершения краж чужого имущества по сговору с Б.М.; протоколами осмотров мест, откуда были совершены хищения; показаниями указанных потерпевших об известных им обстоятельствах, при которых у них были совершены кражи; протоколами опознания потерпевшими имущества, которое было украдено у них Б. и Б.М.

Их виновность в совершении указанных преступлений подтверждается и другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Выдвигаемые в защиту Б.М. доводы о его непричастности к данным кражам признаны несостоятельными по основаниям, приведенным в приговоре.

При судебном разбирательстве тщательно проверялись доводы Б., выдвигаемые им в свою защиту о непричастности к разбойному нападению на Л. и отсутствии в деле доказательств его виновности, которые обоснованно признаны неубедительными.

Так, из показаний потерпевшего Л. следует, что в ночь на 27 января 2001 года проснулся оттого, что кто-то выбивал входную дверь. Вошел его знакомый Б., который стал ругаться нецензурно, нанес ему удары в живот ногой, в лицо рукой. Затем Б. в кухне взял нож, ударил этим ножом ему в ногу, сказал, что если будет сопротивляться, то убьет. После этого Б. взял пакет, куда положил зимнюю шапку, дубленку, пиджак, брюки, наручные часы. Испугавшись Б., он убежал к своим двоюродным братьям Б.Е., которым рассказал о случившемся. Переночевав, собрал друзей и искал Б., чтобы разобраться с ним по поводу происшедшего. Через несколько дней Б. принес ему все похищенные вещи, но почему он это сделал, не понял. На следующий день после происшествия он заявил о нападении на него в милицию.

Свидетель Б.Е. пояснил, что в конце января 2001 года поздно ночью к нему прибежал Л., который был очень напуган, говорил, что к нему ворвались в квартиру, угрожали, побили и забрали вещи. На ноге у него была небольшая ранка. Он переночевал у них. Потом появилась милиция. Л. с его отцом чинили дверь квартиры Л.

Свидетель О., соседка Л., пояснила, что в один из дней конца января 2001 года поздно ночью услышала на площадке нецензурную брань. В глазок двери увидела Б., проживающего в соседнем доме, который стучал в двери Л. На следующий день Л. брал у нее инструменты для ремонта двери своей квартиры, говорил, что Б. ночью выбил двери и забрал у него какие-то вещи.

По заключению эксперта-техника повреждение на спортивных брюках носит резаный характер, которое могло образоваться от действия ножа.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы у Л. имеется рубец левого бедра, являющийся следствием заживления предшествующей раны.

На предварительном следствии Б. не отрицал совершение указанного преступления, поясняя, что действительно ножом ударил Л. в ногу, а затем забрал дубленку, шапку, брюки, пиджак, часы и ушел. Через несколько дней вернул Л. все похищенное у него.

При наличии таких доказательств, уличающих Б. в совершении разбойного нападения на Л. его доводы о непричастности к преступлению со ссылкой на якобы имеющееся у него алиби, о чем он заявил только в судебном заседании, являются несостоятельными.

Виновность Б. и Ю.В. в убийстве Ю.Н. при пособничестве и подстрекательстве Ю., несмотря на утверждение Ю.В. и Ю. о том, что к лишению жизни брата они отношения не имеют, Б. совершить это преступление не просили, а также заявление Б., не отрицавшего совершения убийства Ю.Н. совместно с Ю.В., но выдвигавшего иные мотивы совершения данного преступления, подтверждается совокупностью доказательств, приведенных в приговоре.

Так, из показаний Б. на предварительном следствии видно, что 8 мая 2001 года при его нахождении с Б.М. в гостях у сестер Ю.В. и Ю., первая предложила ему убить одного человека, а Ю. пояснила, что этим человеком является их брат Ю.Н. Свое предложение они мотивировали тем, что после гибели брата они продадут квартиру, купят себе другую квартиру и автомашину. За убийство Ю.В. пообещала вознаграждение в размере от 60 до 100 тысяч рублей или же его постоянное проживание со своей невестой в их квартире. Он согласился, поскольку для свадьбы ему нужны были деньги. Вечером следующего дня он пришел к Ю.Н. Там были Ю. и ее брат Ю.Н. Она сказала, что пока брат дома, его надо убить. Позднее пришла Ю.В. Ю.Н. отдыхал в одной из комнат, и они втроем разработали план его убийства, согласно которому Ю. должна была выйти, подняться на этаж выше, а он должен разбудить Ю.Н. и сказать ему, что к Ю. якобы пристали какие-то парни, чтобы вывести того на улицу и там его убить. Во исполнение задуманного, получившего общее одобрение, Ю. вышла из квартиры, а он разбудил Ю.Н. и сказал ему, что к Ю. пристали какие-то ребята. Одевшись, Ю.Н. вышел из квартиры. За ним следом вышел и он, имея при себе топор, завернутый в куртку, который ему передала Ю.В. Последняя проследовала за ними, чтобы убедиться в убийстве. Догнав Ю.Н., он сильно ударил его по голове, а затем отдал топор Ю.В., которая также нанесла брату несколько ударов по голове. Вернувшись домой, рассказали Ю. об убийстве.

Суд обоснованно признал достоверными эти показания Б., в которых он уличает себя и сестер Ю.В. и Ю. в совершении указанного преступления, поскольку они согласуются с другими доказательствами, добытыми по делу, и давались Б. в условиях, исключающих возможность применения к нему физического и психического принуждения.

Согласно показаниям осужденного Б.М., допрошенного на предварительном следствии по данному эпизоду в качестве свидетеля, вечером 8 мая, когда они с Б. были у Ю., Ю.В. сказала, что надо "убрать" одного человека, а на вопрос, кто этот человек, сестры ответили, что это их брат Ю.Н. Б. сказал, что если надо, то он убьет, и спросил его мнение по этому поводу. Он ответил, что ему все равно, и они вскоре ушли.

Потерпевшая Е., тетка убитого, пояснила, что последний после смерти отца некоторое время проживал с сестрами в квартире по ул. Строителей, 22, а затем ушел от них. Ю.Н. и сестры постоянно скандалили, а особенно часто, когда Ю.В. освободилась из мест лишения свободы. Сестры хотели устроить жизнь по-своему, намереваясь продать эту квартиру, а себе купить отдельные. Племянник жаловался, что они приводят домой, кого попало, устраивают пьянки, развратничают. Ю.Н. ругал их за это, что вызывало возмущение сестер. 10 мая ей стало известно об убийстве племянника.

На предварительном следствии Ю.В. и Ю. подтвердили свое желание "избавиться" от брата, а когда 8 мая Б. находился у них с Б.М., они спросили у Б., сможет ли он убить их брата Ю.Н., на что тот согласился. Действительно на следующий день они разрабатывали план убийства Ю.Н., для чего Ю. выходила из квартиры, а Б. разбудил Ю.Н., сообщив, что на улице какие-то парни пристают к Ю.

При осмотре гаражной территории на ул. Строителей обнаружен труп Ю.Н. с множественными рублеными ранами.

Из актов судебно-медицинских экспертиз следует, что смерть Ю.Н. наступила от множественных рубленых ран левой половины шеи, головы, сопровождавшихся повреждением магистральных сосудов, нервных стволов левой половины шеи, затылочной кости, нижней челюсти, осложнившихся острой кровопотерей. Указанные повреждения могли быть причинены ударами топора, изъятого у Ю.В.

Б. была выдана записка, исполненная Ю.В. в период ее нахождения в следственном изоляторе, в которой она просит его ничего не говорить о ее участии в убийстве, ссылаясь на отсутствие на топоре отпечатков ее пальцев.

При таких данных доводы в защиту Ю.В. и Ю. об отсутствии доказательств их причастности к убийству Ю.Н. являются несостоятельными.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы жалоб о том, что приговор постановлен на порочных доказательствах, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в основу тех или иных выводов суда.

Что касается первоначальных показаний Б., на которые сослался суд в обоснование выводов о его виновности, то они не имели никакого преимущества перед другими доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, полученными по настоящему делу.

Доводы в защиту Ю.В. о том, что на предварительном следствии она была вынуждена оговаривать себя и других в причастности к преступлению под воздействием сотрудников правоохранительных органов, являются неубедительными, поскольку ее показания, в которых она уличала себя, а также Ю. и Б. в причастности к убийству брата, согласуются как с первоначальными показаниями последних на предварительном следствии, так и с другими добытыми доказательствами, причем, она сообщала такие детали данного преступления, которые могли быть известны только лицу, причастному к совершению конкретного преступления.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту осужденных и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Б., Ю.В., Ю. и Б.М. в инкриминируемых им преступлениях, дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

То обстоятельство, что в суде не осмотрены некоторые вещественные доказательства, не проведен следственный эксперимент о возможности нанесения Ю.В. ударов топором и не осмотрено место происшествия с ее участием, то это никоим образом не ставит под сомнение обоснованность осуждения Б. и Ю.В. и Ю. за содеянное.

При назначении наказания Б., Ю.В. и Ю. суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности виновных и все обстоятельства дела. Указанные в жалобах обстоятельства не являются основанием для смягчения наказания, которое является справедливым.

Нарушений закона, в том числе и права на защиту, о чем указывается в жалобе в защиту Ю.В., являющихся основанием для отмены приговора, не имеется.

Вместе с тем, приговор в отношении Б.М. подлежит изменению по тем основаниям, что при назначении Б.М. дополнительного наказания в виде штрафа суд в нарушение закона не указал его размера в денежном выражении. В связи с чем, принимая во внимание и отсутствие в деле достаточных оснований для его применения, судебная коллегия исключает его из приговора.

Кроме того, Б.М. 22 февраля 2001 года был осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года.

В силу п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" Б.М. подлежал освобождению от наказания как несовершеннолетний, осужденный к условной мере наказания.

В связи с этим надлежит исключить применение к Б.М. ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ.

Вносимые в отношении Б.М. изменения, вместе с тем, не являются основанием для смягчения ему основного наказания, которое назначено ему с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о личности и всех обстоятельств дела.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 5 марта 2002 года в отношении Б.М. изменить: исключить из приговора назначение ему наказания по ст. ст. 74 ч. 5 и 70 УК РФ, а также назначение ему по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ дополнительного наказания в виде штрафа в размере двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда.

Тот же приговор в части осуждения Б.М. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, а также в отношении Б., Ю. и Ю.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"