||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2002 г. N 4-кпО02-120сп

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Давыдова В.А. и Коваля В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 18 декабря 2002 г. кассационные жалобы осужденных С. и К. на приговор суда присяжных Московского областного суда от 19 июня 2002 г., которым

С.,<...>, несудимый, -

осужден: по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ к 19 годам лишения свободы; по ст. 167 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 23 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.,<...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы на срок: по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ - 4 года; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ - 11 лет с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з", ст. 33 ч. 5 УК РФ - 18 лет; по ст. 167 ч. 1 УК РФ - 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 21 год лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осуждены К.В. и М., приговор в отношении которых не обжалован и вступил в законную силу.

По делу разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Давыдова В.А., объяснения осужденного К., мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего необходимым исключить осуждение С. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный С. в кассационных жалобах просит об отмене приговора, указывая на то, что осужден он необоснованно, т.к. тех преступлений, в которых признан виновным, не совершал. Суд необоснованно принял во внимание его показания, данные в ходе предварительного следствия, поскольку он оговорил себя под влиянием работников милиции. Наряду с этим, не оценены должным образом показания его и других осужденных, которые они давали в судебном заседании и которые соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Осужденный в жалобах указывает о том, что его действия следовало квалифицировать не как исполнителя, а как соучастника преступления. В связи с этим просит о снижении срока наказания с применением ст. 64 УК РФ, тем более, что его мать - инвалид 2-й группы, имеет на иждивении несовершеннолетнюю дочь и семья нуждается в его помощи.

Осужденный К. в кассационных жалобах просит об отмене приговора и в обоснование такой просьбы приводит следующие доводы. Отбор присяжных заседателей в суде был произведен с нарушением закона, поскольку, председательствующий в целях объективного решения вопроса об освобождении присяжного заседателя от участия в рассмотрении дела, не задал присяжным соответствующие вопросы.

В ходе судебного разбирательства председательствующий не был объективен, говорил в адрес подсудимых, что они хотят уйти от ответственности, а в напутственном слове опроверг его доводы о невиновности, неоднократно напоминая присяжным о том, что чем скорее они вынесут вердикт о виновности подсудимых, тем скорее они пойдут домой.

В судебном заседании не был допрошен свидетель Г., который мог подтвердить наличие у него, т.е. у К., алиби. Его ходатайство о проведении судебно-психиатрической экспертизы было необоснованно отклонено.

Показания, которые давались при проведении следственного эксперимента, в суде не были исследованы.

Незаконное воздействие на присяжных оказывал и потерпевший, утверждая, что они виновны и в других преступлениях, а председательствующий никак не реагировал на такие заявления.

Кроме того, его действия по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ квалифицированы при отсутствии на то каких-либо оснований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них потерпевшего и государственного обвинителя, Судебная коллегия находит, что вердикт присяжных заседателей о виновности С. и К. вынесен в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

С доводами, которые приводит в жалобе осужденный К., согласиться нельзя.

Так, по мнению осужденного, председательствующим были нарушены требования ст. 438 УПК РСФСР, регламентирующие порядок отбора присяжных заседателей. Однако, как видно из протокола судебного заседания, ни К., ни его защитник не ставили перед присяжными в письменной форме те вопросы, о которых указывается в жалобах, хотя такое право им было предоставлено. Что касается вопроса о судимости кого-либо из присяжных или их родственников, то такой вопрос председательствующим был поставлен.

Поскольку К. и его защитник своевременно не заявили возражений относительно содержания напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности, то, в силу ч. 9 ст. 451 УПК РСФСР, они не вправе ссылаться на данное обстоятельство как на основание для пересмотра дела вышестоящим судом.

Утверждения осужденного о нарушении председательствующим принципа объективности в ходе судебного разбирательства - голословны и не соответствуют протоколу судебного заседания.

Протокол следственного эксперимента с участием К. председательствующим обоснованно признан допустимым доказательством и исследован в судебном заседании, поскольку никаких нарушений процессуального закона при производстве данного следственного действия допущено не было. Не указывает о таких нарушениях и осужденный в жалобе.

Ходатайство К. о назначении и проведении судебно-психиатрической экспертизы разрешено председательствующим в соответствии с требованиями закона. Выводы суда о вменяемости К. основаны на данных соответствующей экспертизы, проведенной по делу. Оснований для сомнений относительно их правильности у суда не имелось.

Показания С., данные им в ходе предварительного следствия, обоснованно были исследованы как допустимое доказательство, поскольку его доводы о применении недозволенных методах ведения следствия - не нашли своего подтверждения.

Все другие доводы, которые осужденные приводят в жалобах, не могут быть приняты во внимание, поскольку в них по существу идет речь о неправильности выводов вердикта присяжных заседателей о виновности С. и К., тогда как по этим основаниям приговор суда присяжных, согласно ст. 465 УПК РСФСР, не может быть обжалован и отменен в кассационном порядке.

Вместе с тем, приговор в части юридической квалификации содеянного подлежит изменению.

В соответствии с ч. 5 ст. 33 УК РФ пособником преступления признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления и т.п.

При этом, фактические обстоятельства преступления, о которых идет речь в названной статье, должны быть установлены вердиктом присяжных заседателей.

Между тем, из вердикта (ответ на 27-1 вопрос) не усматривается, чтобы К. совершал какие-либо действия, содействующие убийству четырех человек.

Квалифицируя содеянное по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ, председательствующий судья мотивировал свои выводы тем, что все действия осужденных были обусловлены их взаимной договоренностью и тем самым, К. выразил намерение на оказание содействия в лишении жизни потерпевших, оказывал содействие в этом, тем, что совместно с другими принес нож, а применив насилие при разбое, создал условия, при которых потерпевшие не могли сопротивляться.

Однако, такие выводы не соответствуют вердикту присяжных, которым установлено, что К. заранее договорился с другими лицами не о совершении убийства, а о завладении имуществом П., ориентировочно в сумме 10 - 15 тысяч долларов США, зная о наличии ножа у одного из этих лиц. С этой целью они напали на Д., а затем - на П., П.Л. и В., применив к ним насилие, в т.ч. и ранения в различные части тела колюще-режущим оружием, с тем, чтобы выяснить место хранения денег и ценностей. При этом, как установлено вердиктом, смерть всех троих потерпевших наступила от действия одного С.

Таким образом, вердиктом присяжных установлена виновность К. лишь в совершении хищения чужого имущества и эти его действия правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ.

Поскольку вердиктом присяжных заседателей не установлена предварительная договоренность К. с другими лицами на лишение жизни потерпевшего, то и насилие при разбое нельзя рассматривать, как оказание содействия в последующем убийстве. Что касается ножа, то вердиктом (ответ на вопрос 43) установлено, что на место преступления его принес один М.

При таких данных, приговор в части осуждения К. по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ, подлежит отмене, а дело - прекращению за отсутствием состава преступления. С учетом вносимых в приговор изменений подлежит исключению и осуждение его по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Кроме того, из приговора необходимо исключить осуждение С. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку такая квалификация содеянного не основана на вердикте присяжных, которым установлено, что смерть П., П.Л. и В. наступила от действий одного С., совершенных без предварительной договоренности с другими лицами.

Наказание С. назначено в соответствии с требованиями ст. 6, ст. 60 УК РФ и вердиктом присяжных заседателей. Не подлежит оно смягчению и с учетом изменений, вносимых в приговор.

Назначая наказание К., Судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, существенное уменьшение объема обвинения.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда присяжных Московского областного суда от 19 июня 2002 г. в отношении К. в части его осуждения по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "з" УК РФ - отменить и дело прекратить на основании п. 2 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием состава преступления.

Исключить из приговора осуждение его по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ и осуждение С. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д", 162 ч. 3 п. "б", 167 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения назначить К. тринадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении К. и С. оставить без изменения, а их кассационные жалобы - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

Кочин В.В.

 

Судьи

Давыдов В.А.

Коваль В.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"