||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2002 года

 

Дело N 53-о02-75

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Верховного Суда РФ Линской Т.Г. и Русакова В.В.

Рассмотрела в судебном заседании от 18 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных Ш., Р. на приговор Красноярского краевого суда от 18 апреля 2002 года, которым

Ш., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 12 лет; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "к", "н" УК РФ - на 14 лет; по ст. 317 УК РФ - на 12 лет; по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ - на 7 лет с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 2 УК РФ - на 2 года; по ст. 327 ч. 1 УК РФ - на 1 год. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 20 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Р., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на 5 лет с конфискацией имущества; по ст. ст. 33 ч. 5, 327 ч. 1 УК РФ - на 1 год; по ст. 316 УК РФ - на 2 года. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 7 лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Они же, а также К., приговор в отношении которого не обжалуется и не опротестовывается, оправданы по ст. ст. 30 ч. 1, 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ: Р. и Ш. - за недоказанностью участия в совершении этого преступления, а К. - за отсутствием в его действиях состава преступления.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. и Р. осуждены за мошенничество в крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а Ш. еще и неоднократно; за пособничество в совершении подделки удостоверения и иного официального документа, представляющие права, в целях использования его и сбыта такого документа;

Ш., кроме того, осужден за умышленное убийство потерпевшего Х. с целью скрыть другое преступление; за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов и за покушение на убийство А., С., С.Л., Х.Р. общеопасным способом, группой лиц, с целью скрыть другое преступление, неоднократно; за незаконное хранение, перевозку, ношение взрывных устройств группой лиц по предварительному сговору;

Р. - за заранее не обещанное укрывательство убийства Х.

Преступления, как указано в приговоре, совершены в г. Красноярске в 2001 году.

В судебном заседании осужденные Ш. и Р. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Ш. оспаривает обоснованность его осуждения по ст. 159 ч. 3 УК РФ по эпизоду, связанному с потерпевшим А. В этой связи он ссылается на оговор со стороны А. Отрицая свою вину по ст. 317 УК РФ, осужденный ссылается на то, что потерпевшие не представлялись работниками милиции; гранаты он с братом достал с целью самообороны, чеку выдернул в состоянии аффекта. Осужденный также отрицает умысел на убийство потерпевших. Считая его осуждение по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", "к", "н" УК РФ абсурдным, он просит разобраться в его деле и сурово не наказывать;

осужденный Р. отрицает умысел на мошенничество. Преступление, предусмотренное ст. 316 УК РФ, по его утверждению, он совершил под принуждением со стороны Ш-ых. Со ссылкой на односторонность и необъективность предварительного и судебного следствия, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, он просит об "оправдании его" либо о направлении дела на дополнительное расследование. При этом он обращает внимание на то, что суд при назначении наказания не учел в качестве смягчающих его наказание обстоятельств его положительную характеристику, активное способствование раскрытию преступлений и изобличение других участников преступления. В дополнительных кассационных жалобах он утверждает, что его осуждение основано на противоречивых показаниях Анисимова, и обращает внимание на нарушения по делу уголовно-процессуального закона, в частности, ст. ст. 169, 170, 171 УПК РСФСР.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия находит вину осужденных в содеянном установленной показаниями самих осужденных, уличавших друг друга в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах. При этом осужденный Ш. не отрицал, что дом потерпевшего Х. был продан ими (осужденными); что он задушил потерпевшего Х., а затем вместе с другими осужденными сжег труп на автопокрышках. Эти обстоятельства подтвердил и осужденный Р. Ш. и Р. не отрицали, что готовили документы для продажи двухкомнатной квартиры Д., способствовали подделке паспорта на имя несовершеннолетнего сына Д., что продали квартиру А., получив доверенность от последнего.

Свидетель Ю. подтвердил покупку дома Х. у осужденных К. и Ш. за 115000 рублей, которые он передал К.

Из протоколов осмотра места происшествия и проверки показаний Ш. и Р. на месте происшествия усматривается, что в указанном осужденными месте обнаружены обгоревшие останки человеческого скелета, фрагменты ткани, автопокрышек, проволоки.

Потерпевший А. показал, что осужденные продали его квартиру и стали избегать встречи с ним. Боясь обмана, он вместе со своим знакомым С. 26.06.01 прибыл к регистрационной палате. Там увидел Ш. и Р., которые ему не сообщили, что уже продали квартиру и не заявляли о намерении отдать ему деньги. На его требования рассчитаться за квартиру они назначили ему встречу в уединенном месте на окраине города. Опасаясь за свою жизнь, он заявил об этом в милицию, под прикрытием которой и отправился на эту встречу 27.06.01 в пос. Удачный. Там Ш-вы стали требовать, чтобы он вышел из машины. При этом Ш.О. сказал Ш., чтобы тот отвел его в лес и там разобрался бы с ним. Братья Ш-вы вели себя агрессивно, намерения отдать ему деньги не высказывали. Опасаясь за свою жизнь, он из машины не вышел. При задержании их работниками милиции, предъявившим им свои удостоверения, один из которых, к тому же был в форменной одежде, они стали вести себя агрессивно, с гранатами в боевом положении стали приближаться к работникам милиции. Из-за укрытия он слышал взрывы двух гранат, несколько выстрелов. Изложенное опровергает доводы о том, что осужденные не знали о том, что потерпевшие Л., Г., А-в и Б. являются работниками милиции.

Потерпевшие С., Л., Г., А-в подтвердили показания А.: первый - с момента встречи с осужденными у регистрационной палаты, остальные с момента обращения А. в органы милиции. Из показаний потерпевших Л., А., Г. (работников милиции) следует также, что Ш. на их требования прекратить преступление не реагировали, а продолжали направляться в их сторону с гранатами в боевом положении, Ш.О. попытался обезоружить работника милиции Б., которого несколько раз ударил по голове гранатой. Тогда Б. после предупреждения о выстреле на поражение произвел два выстрела в Ш.О., который успел бросить гранату в сторону Б. Взрывом второй гранаты, брошенной Ш., в которого с целью пресечения преступного посягательства произвели выстрелы другие потерпевшие работники милиции, потерпевший Б. был ранен.

Изложенное кроме того, объективно подтверждается заключением судебно-медицинской физико-технической экспертизы, в соответствии с которой причина смерти потерпевшего не установлена из-за отсутствия внутренних органов; на представленных костных останках обнаружено воздействие высокой температуры; признаков прижизненности воздействия высокой температуры не выявлено;

потерпевшему Б. (работнику милиции) причинена рана грудной клетки справа, повлекшая легкий вред здоровью (т. 2 л.д. 153);

смерть Ш.О. наступила от множественных пулевых ранений головы и шеи. Кроме того, у него обнаружена посмертная взрывная травма;

у Ш. обнаружены телесные повреждения в виде огнестрельного слепого пулевого ранения крестцовой области, сквозного огнестрельного ранения правой ягодично-бедренной области, повлекшие легкий вред здоровью.

Согласно протоколу осмотра квартиры, в которой жили осужденные, обнаружены документы на продажу дома Х. и расписка от его имени о приобретении для него дома 25.05.01 в д. Сергеевка и произведенной доплате в сумме 80000 рублей; документы на квартиру Д., дубликат свидетельства о рождении Д.И. и фотографии для паспорта с изображением В., копия паспорта старшего сына Д. - Ч. и копия заявления последнего об отказе участия в приватизации квартиры.

В соответствии с заключением почерковедческой экспертизы рукописный текст расписки от имени Хомечко выполнен осужденным Р., подписи от имени Д.И. в паспорте на его имя и в договоре о передаче жилого помещения от 22.06.01 выполнены В.

Свидетель В. показал, что по просьбе Ш. и Р. в целях подделки паспорта на имя Д.И. свою фотографию и 01.06.01 в паспортной службе Железнодорожного района г. Красноярска получил паспорт на имя Д.И. и вместе с осужденными ездил в ДФГУП "Крастехинвентаризация".

Из показаний свидетелей А., К., Л. следует, что паспорт на имя Д.И. выдан другому лицу - В.

Из протоколов осмотра реестров N 52 и 53 регистрации нотариальных действий следует, что в них имеются записи нотариуса о регистрации доверенностей, данных потерпевшими Х. и А. на совершение продаж дома Х. и квартиры А.

Согласно расписке Р. он получил от покупателя квартиры А. свидетеля С. 260000 рублей.

По показаниям свидетеля С., она купила квартиру у Р. по доверенности, выданной ему А., за 320000 рублей, из которых она сразу отдала Р. 260000 рублей с обязательством передачи ему остальной суммы после освобождения квартиры.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что Ш. и Р. завладели по предварительному сговору группой лиц путем злоупотребления доверием в крупном размере имуществом А., а Ш. еще и неоднократно - имуществом потерпевшего Х.

Вина Ш., кроме того, в незаконном ношении, ношении и перевозке взрывных устройств объективно подтверждается как показаниями самого осужденного, не отрицавшего эти обстоятельства, так и показаниями Р., а также потерпевших относительно обстоятельств применения им этих устройств, а также протоколом осмотра места происшествия, в соответствии с которым на месте задержания осужденного обнаружены кольца от ручных гранат, которые согласно заключению судебно-баллистической экспертизы являются частями запала типа УЗРГМ, средствами взрывания, предназначенными для инициирования взрыва ручных гранат марок РГД-5, РГ-42. В образцах грунта с места воронок обнаружены следы бризантного взрывного вещества - тротила, используемого в гранатах указанного типа.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в содеянном и дал правильную юридическую оценку их действий. Доводы осужденного Ш. о необоснованности квалификации его действий по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", "к", "н" УК РФ не основаны на материалах дела. Судом установлено, что, бросая гранату в сторону работников милиции и гражданских лиц потерпевших А. и С-вых, осужденный Ш. понимал, что от ее взрыва наступит их смерть и желая ее наступления. Таким образом, совокупность обстоятельств совершения этого преступления, в частности, применявшееся орудие преступления, обладающее высокой поражающей силой, свидетельствует об умысле осужденного на убийство потерпевших, который не доведен им был до конца по не зависящим от его воли обстоятельствам в результате активных действий работников милиции, обеспечившим возможность А. и С. укрыться от взрыва гранат.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе и указанных в кассационных жалобах, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно. Всем доказательствам, исследованным в судебном заседании и добытым с соблюдением уголовно-процессуального закона, в приговоре дана оценка в соответствии со ст. ст. 71, 314 УПК РСФСР.

Проверено по делу и психическое состояние осужденного Ш. По заключению экспертов - психиатров, Ш. по своему психическому состоянию мог руководить своими действиями и отдавать в них отчет в момент совершения инкриминированных ему деяний, может и в настоящее время. С учетом изложенного и обстоятельств совершения преступлений суд обоснованно признал его вменяемым в отношении инкриминированных ему деяний.

Наказание осужденным назначено с учетом степени общественной опасности содеянного ими, роли каждого в совершении преступлений, а также обстоятельств, касающихся личности осужденных, удовлетворительно характеризующихся. Учел при этом суд и состояние здоровья Ш. Обстоятельств, связанных с активным способствованием осужденными раскрытию преступлений, вопреки утверждению об этом в кассационных жалобах, по делу не имеется.

Гражданский иск разрешен в соответствии с законом.

Оснований как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией содеянного осужденными и со смягчением назначенного им наказания по делу нет.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 18 апреля 2002 года в отношении Ш. и Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"