||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 декабря 2002 г. N 1072п2001

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Радченко В.И., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту Первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской В.И. Радченко на приговор Верховного суда Чувашской Республики от 23 февраля 2000 года, по которому

С.Б., <...>, судимый 7 апреля 1995 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР на 4 года лишения свободы, освобожденный 26 октября 1998 года по отбытии срока наказания,

осужден:

по ст. 115 УК РФ на 1 год исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка;

по ст. 309 ч. 4 УК РФ на 5 лет лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж" УК РФ на 16 лет лишения свободы.

На основании ст. ст. 69 ч. 3, 71 УК РФ окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Р., <...>, судимый 12 апреля 1994 года по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 17 июня 1999 года по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы:

по ст. 309 ч. 4 УК РФ на 5 лет;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "ж" УК РФ на 16 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 18 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. ст. 97, 99 УК РФ к С.Б. и Р. применены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 сентября 2000 года приговор изменен, исключено осуждение С.Б. и Р. по ч. 4 ст. 309 УК РФ.

На основании ст. ст. 69 ч. 3, 71 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 115, 105 ч. 2 п. п. "б", "ж" УК РФ, С.Б. назначено 16 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор в отношении С.Б. и Р. оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об исключении из осуждения С.Б. обвинения, связанного с удушением Д., а также о смягчении ему наказания, назначенного по п. п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, до 15 лет лишения свободы и об исключении из судебных решений отягчающего наказание осужденных обстоятельства - неоднократность преступлений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

согласно приговору, вечером 8 июля 1999 года к Д. пришли гости - М., С.И. и две неустановленные женщины. Они начали распивать спиртные напитки, выходить на балкон курить и шумно вести себя. Между Д. и проживавшим этажом ниже С.Б. на этой почве возникла ссора. Для выяснения отношений Д. пришел в квартиру С.Б., они "сцепились", но их разняли М. и С.И. Затем Д. прибежал к С.Б. с ножом в руке, но попасть к нему в квартиру не смог. После этого С.Б. с Р. и неустановленным лицом поднялись к Д., но последнего из квартиры не выпустили, а М. и С.И. условились, что Д. придет к С.Б. извиняться утром. 9 июля, не дождавшись Д., С.Б., Р. и И. поднялись к Д. и между ним и С.Б. возникла ссора. С.Б. при этом нанес ему несколько ударов кулаком по лицу. Д. схватился за нож. С.Б. удалось перехватить этот нож и причинить Д. непроникающее колото-резаное ранение в области груди, повлекшее кратковременное расстройство здоровья. В этот момент И. открыто похитил 21 видеокассету на общую сумму 210 рублей, принадлежавшую потерпевшему.

По данному случаю Д. обратился в милицию. Было возбуждено уголовное дело по статье о разбойном нападении. С.Б., Р. и И., зная о том, что Д. дал изобличающие их показания, стали искать встречи с ним. 22 августа 1999 года, поздно ночью, Р. удалось найти потерпевшего Д. и привести в квартиру С.Б. Там С.Б. и Р., угощая Д. спиртным, попытались склонить его к изменению показаний. Д. пообещал написать заявление, "облегчающее их участь", и Р. ушел домой. Д., находившийся в состоянии сильного опьянения, остался спать там же. Утром Р. пришел, после чего продолжилась совместная пьянка. В ходе выпивки Д., изменив свою позицию, стал утверждать, что он все равно их (Р. и С.Б.) посадит. Тогда С.Б. и Р. попытались склонить его к изменению показаний силой. Они нанесли ему множество ударов кулаками и ногами по разным частям тела, в том числе по голове и лицу, сознавая, что от таких ударов могут наступить последствия, опасные для жизни. Своими действиями они причинили Д. закрытую черепно-мозговую травму в виде переломов костей основания черепа, костей лица - тяжкие телесные повреждения, после чего с целью доведения умысла на убийство потерпевшего до конца, задушили его бельевой веревкой.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

В обоснование своего вывода о совместном участии С.Б. и Р. в удушении Д. суд сослался в приговоре на показания осужденного, а также заключение судебно-медицинского эксперта о причине смерти потерпевшего.

Однако с этими доводами суда, изложенными в приговоре, согласиться нельзя по следующим основаниям.

Так, в явке с повинной, последующих допросах на предварительном следствии и в судебном заседании Р. последовательно утверждал, что после избиения он задушил Д. бельевой веревкой. С.Б. в этом не участвовал.

Неоднократно допрошенный в процессе расследования дела и в суде С.Б., признавая вину в нанесении ударов Д., категорически отрицал свое участие в его удушении, заявляя, что это сделал один Р.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Д. последовала от комбинированной травмы: механической асфиксии и черепно-мозговой травмы. При этом эксперт подробно мотивировал свой вывод о причине смерти потерпевшего.

С учетом изложенного следует признать установленным, что в причинении комбинированной травмы головы Д. принимали участие оба осужденных, а в его удушении - один Р.

При таких обстоятельствах из приговора надлежит исключить обвинение С.Б., связанное с удушением Д.

В остальном действия осужденных квалифицированы правильно.

Кроме того, суд признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Р. и С.Б., неоднократность преступлений.

Однако, согласно закону, т.е. ст. 16 УК РФ, под неоднократностью понимается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК РФ.

Таких данных у осужденных не имеется.

В связи с этим указанное отягчающее наказание С.Б. и Р. обстоятельство подлежит исключению из приговора.

С учетом этого, а также уменьшения объема обвинения, вмененного С.Б., Президиум находит возможным смягчить ему меру наказания.

Руководствуясь п. 5 ч. 1 ст. 378 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Верховного суда Чувашской Республики от 23 февраля 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 сентября 2000 года в отношении Р. и С.Б. изменить, исключить из осуждения С.Б. обвинение, связанное с удушением Д., а также смягчить ему наказание, назначенное по п. п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, до 15 лет лишения свободы.

Обстоятельство, отягчающее наказания С.Б. и Р. - неоднократность преступлений, исключить из приговора и кассационного определения.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений назначить С.Б. 15 лет 2 месяца лишения свободы.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"