||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 декабря 2002 г. N 19-кпо02-64

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Шурыгина А.П.

судей Шишлянникова В.Ф. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 17 декабря 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных А., А.М., А.Б., Д.С., Д.И., Д., Т., Я., адвокатов Плужниковой Л.Б., Захаровой О.Н., Циклаури Н.Е. на приговор Ставропольского краевого суда от 12 апреля 2002 года, которым

А., <...>, по национальности чеченец, гр. РФ, образование среднее специальное, не работавший, не судимый, женатый, имеющий четверых несовершеннолетних детей, проживавший по адресу: <...>,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 15 лет;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 3 года;

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 14 лет и 6 месяцев с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 ч. ч. 1 и 2 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено А. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Д., <...>, по национальности чеченка, гр. РФ, не работавшая, образование среднее, не замужняя, имеющая на иждивении одного несовершеннолетнего ребенка, не судимая, проживавшая в <...>,

осуждена к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 8 лет с конфискацией имущества;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 11 лет;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 2 года;

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 9 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 ч. ч. 1 и 2 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено Д. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 11 (одиннадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Д.С., <...>, по национальности чеченец, гр. РФ, не работавший, образование 7 классов, женатый, имеющий одного малолетнего ребенка, не судимый, проживавший в <...>,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 14 лет и 6 месяцев;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 3 года;

по ст. 222 ч. 2 УК РФ сроком на 4 года;

по ст. 327 ч. 1 УК РФ сроком - 1 год лишения свободы.

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 14 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 ч. ч. 1, 2 УК РСФСР, 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено Д.С. путем частичного сложения назначенных наказаний, 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 191-2, 191-2, 102 п. п. "д", "и", "н" УК РСФСР, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ Д.С. оправдан.

Я., <...>, по национальности чеченец, гр. РФ, образование неполное среднее, не работавший, женатый, имеющий троих малолетних детей, не судимый, проживавший в <...>,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 15 лет;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 3 года;

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 14 лет и 6 месяцев с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 ч. ч. 1 и 2 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено Я. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

А.М., <...>, по национальности чеченец, гр. РФ, образование среднее специальное, женатый, имеющий троих несовершеннолетних детей, не работавший, не судимый, проживавший в <...>,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 11 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 2 года и 6 месяцев;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 14 лет и 6 месяцев;

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 14 лет с конфискацией имущества;

На основании ст. 40 ч. ч. 1 и 2 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено А.М. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 14 (четырнадцать) лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

А.Б., <...>, по национальности чеченец, гр. РФ, образование среднее, женатый, имеющий двоих малолетних детей, не работавший, не судимый, проживавший в <...>,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 11 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 2 года и 6 месяцев;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 14 лет и 6 месяцев;

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 14 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 ч. ч. 1 и 2 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено А.Б. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 14 (четырнадцать) лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Д.И., <...>, по национальности чеченец, гр. РФ, образование среднее, не работавший, женатый, имеющий троих малолетних детей, не судимый, проживавший в <...>

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 9 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 2 года и 6 месяцев;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 12 лет;

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 11 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 ч. ч. 1 и 2 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено Д.И. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 12 (двенадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

М., <...>, по национальности чеченец, не работавший, образование 7 классов, не женатый, не судимый, проживавший в <...>

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 9 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 2 года и 6 месяцев;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 14 лет;

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 13 лет с конфискацией имущества;

На основании ст. 40 ч. ч. 1 и 2 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено М. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 208 ч. 2, 222 ч. 2 УК РФ М. оправдан.

Т., <...>, по национальности чеченец, гр. РФ, не работавший, образование среднее, женатый, имеющий двоих малолетних детей, не судимый, проживавший в <...>,

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 14 лет;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 2 года и 6 месяцев;

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 14 лет и 6 месяцев с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 ч. ч. 1 и 2 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено Т. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 14 (четырнадцать) лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Б., <...>, по национальности чеченец, гр. РФ, не работавший, образование среднее, не женатый, не судимый, проживавший в <...>.

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 205 ч. 3 УК РФ сроком на 15 лет;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ сроком на 3 года;

по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР сроком на 14 лет и 6 месяцев с конфискацией имущества;

На основании ст. 40 ч. ч. 1 и 2 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений окончательно назначено Б. путем поглощения менее строгого наказания более строгим, 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества. В отношении Б. приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения осужденных А.М., А.Б., адвоката Циклаури Н.Е., поддержавших свои кассационные жалобы, возражения потерпевшей И., мнение прокурора Ивантеева В.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А., А.М., А.Б., Д.С., Д.И., Д., М., Т., Б. и Я. по приговору суда признаны виновными каждый: в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях, терроризме, захвате и удержании заложников, в результате чего наступили тяжкие последствия, незаконном приобретении, хранении, передаче, ношении и перевозке огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ.

Д.С., кроме того, признан виновным в подделке официального документа - паспорта гражданина РФ, и в его использовании.

Преступления, как об этом указано в приговоре, совершены осужденными при следующих обстоятельствах.

В декабре 1994 года федеральными силами начата операция по разоружению незаконных вооруженных формирований, дислоцированных на территории Чеченской Республики.

В 1995 году, Б.Ш. и другие лидеры незаконных вооруженных формирований (НВФ), желая сорвать процесс разоружения незаконных вооруженных формирований, с целью нападения на граждан и организации, приобрели огнестрельное оружие, взрывчатые вещества и взрывные устройства, создав устойчивую вооруженную группу (банду), руководителем которой являлся Б.Ш.

Создав банду, Б.Ш. и его сообщники разработали план совместных действий по нападению на граждан и организации.

С этой целью, Б.Ш. определил ряд городов Российской Федерации объектами нападений, распределил между участниками банды роли и взял на себя ее руководство.

Конечной целью задуманного было желание добиться отделения Чеченской Республики от Российской Федерации путем захвата большого количества заложников и совершения актов терроризма на территории одного из городов России, чтобы использовать это как средство воздействия на органы власти Российской Федерации.

Жители Чеченской Республики А., Д., Д.С., Я., А.М., А.Б., Д.И., М., Т. и Б., осужденные по настоящему делу, в начале июня 1995 года добровольно вступили в созданную Б.Ш. и его сообщниками банду.

В ночь на 14 июня 1995 года, участники банды в количестве более 160 человек, в том числе - Д., Д.С., Я. и А., А.М., А.Б., Д.И., М., Т. и Б. на трех автомашинах марки "КАМАЗ" и автомашине ВАЗ-2106, переоборудованной под автомобиль милиции, по указанию и под руководством Б.Ш., выехали в Ставропольский край для нападения на организации и жителей одного из городов России.

14 июня 1995 года, около 11 часов 30 минут, возле села Покойное, в 2-х километрах от г. Буденновска Ставропольского края, двигавшаяся в сторону города колонна вышеназванных автомобилей была обнаружена работниками КПП-1 ГАИ Буденновского РОВД.

К месту задержания автоколонны выехал дежурный ГАИ лейтенант милиции П., где, с учетом указаний начальника РОВД Л., было достигнуто соглашение о следовании колонны к зданию РОВД г. Буденновска.

Проследовав в сопровождении работников РОВД до ул. Ставропольской города Буденновска и полагая, что дальнейшее продвижение задержанных транспортных средств без предварительного досмотра груза невозможно, Б.Ш., совместно с другими руководителями банды, дал указание с применением оружия захватить отдел внутренних дел, здания администрации города и отдела ФСБ, узел связи, отделение Сбербанка, пожарную часть, частные домовладения и, в качестве заложников, как можно большее число граждан г. Буденновска.

По приказу Б.Ш. во время движения колонны по улице Ставропольской, последний автомобиль "КАМАЗ", в котором находились Д., Д.С. и Я., остановился на перекрестке с улицей Интернациональной, не доезжая до здания милиции. Выскочившие из него вооруженные боевики расстреляли работников ГАИ Г. и Ч., находившихся в замыкающем автомобиле, после чего двинулись в направлении Буденновского РОВД.

Одновременно, прибывшие к РОВД на двух других "КАМАЗах" и автомашине ВАЗ-2106 участники банды, открыли огонь из автоматического оружия и гранатометов по зданию.

Дежурный ГАИ лейтенант милиции П. был убит недалеко от своего служебного автомобиля, сопровождавшего колонну. У входа в здание РОВД был убит из автомата старший лейтенант милиции Г.С. Здесь же, у здания ОВД был убит боевиками лейтенант милиции Р., а на выходе из здания расстрелян в упор адвокат М.А.

Кроме того, в ходе нападения на здание РОВД, группа вооруженных боевиков ворвалась в помещение отдела милиции, где на всех пяти этажах здания вели огонь из автоматического оружия по гражданам и дверям кабинетов сотрудников.

При этом, в фойе, перед дежурной частью нападавшие убили из огнестрельного оружия начальника ИВС майора милиции М.И. и гражданку П.И., доставившую в отдел арестованному сыну передачу.

Получили также огнестрельные ранения сотрудники Буденновского ОВД Ц. и И.А.

Бой в здании РОВД и на прилегающих улицах продолжался в течение 15 минут, после чего, уходя из ОВД, боевики захватили в заложники работников паспортно-визовой службы, буфета, посетителей райотдела.

Затем боевики, в том числе и осужденные по настоящему делу, группами рассредоточились по улицам города и двинулись по направлению к площади, расположенной перед зданием городской администрации, на пересечении улиц Пушкинская - Октябрьская.

Там часть боевиков ворвалась в здание городской администрации, где захватила в заложники ее работников и посетителей названного учреждения.

Нападению также были подвергнуты: Дом детского творчества, пожарная часть, здания инкассации, Сбербанка, Промстройбанка, медицинского училища и другие, расположенные недалеко от администрации организации и мирные граждане.

В процессе нападения участники банды, в которую входили и осужденные Д.С., Я., А., Д., А.М., А.Б., Д.И., М., Т. и Б., предвидя опасность гибели множества людей, вели беспорядочную и прицельную стрельбу из разного оружия по транспорту, административным зданиям, частным домовладениям и отдельным гражданам г. Буденновска, обстреляли из автоматического оружия автомобиль марки ВАЗ-2106 <...> с опознавательными знаками ГАИ, экипаж которого в составе сотрудников милиции Ж., Е. и Г.О. дежурил, осуществляя охрану общественного порядка.

В этот же день 14 июня 1995 г. примерно в 13 часов 30 минут, участниками нападения под угрозой применения оружия, в районе пересечения улиц Красная и Ленинская г. Буденновска была остановлена автомашина ВАЗ-2106 <...>, в которой находились сотрудники милиции С., П.В. и Ч.Г.

После того, как П.В. заявил, что они являются работниками ГАИ, участники банды потребовали выйти из машины.

Когда Ч.Г., П.В. и С. попытались скрыться, по ним была открыта стрельба из автомата АК и пулемета РПК.

В результате действий участников банды работники милиции Ч.Г. и П.В. были убиты, а С. причинено пулевое ранение правой голени.

Кроме того, участники банды, среди которых были осужденные Д.С., Я., А., Д., А.М., А.Б., Д.И., М., Т. и Б., на улицах города, а также врываясь в квартиры и частные дома мирных жителей города Буденновска, угрожая убийством, причинением телесных повреждений, захватили около 600 заложников.

Захватив заложников, Д., Д.С., Я., А., А.М., А.Б., Д.И., М., Т., Б. и другие участники банды осуществляли на площади города их вооруженную охрану.

С целью устрашения населения города Буденновска, осужденные, совместно с другими участниками банды, разместили заложников вокруг автомобильной цистерны с топливом, которую угрожали взорвать в случае попытки освобождения удерживаемых ими лиц.

После того, как дополнительно были захвачены в заложники около 650 человек больных и 450 человек медицинского персонала Буденновской центральной районной больницы, захваченные в городе заложники были сопровождены колонной в здания больничного комплекса города, где удерживались в условиях, опасных для жизни и здоровья в течение 14 - 19 июня 1995 года.

На пути следования в здание больницы г. Буденновска члены банды под руководством Б.Ш., в том числе и осужденные по настоящему делу, осуществляли вооруженную охрану колонны, в которой двигались взятые в заложники жители города, пресекая попытки покинуть колонну.

В первый день нападения боевиками банды Б.Ш. были отобраны среди заложников 6 мужчин: преподаватель военной кафедры Казанского технического университета подполковник Г.Р., выпускник названного университета Г.В., капитан в/ч 11580 Т.А., прапорщик С.С., лейтенант милиции А.А. и сержант милиции Е.С.: указанные лица из числа заложников были расстреляны перед зданием главного корпуса больницы для устрашения других заложников.

В этот же период времени, с целью насильственного удержания заложников и недопущения возможности их освобождения, участниками банды, во главе с Б.Ш., были заминированы подвальные помещения в местах массового содержания заложников, а также расположенная вблизи главного корпуса больницы кислородная станция с наполненными кислородными баками.

В результате действий банды, в которую входили и осужденные, в городе было прекращено движение общественного и личного транспорта, нарушено газо- и водоснабжение, телефонная связь, были закрыты промышленные и продовольственные предприятия, учреждения, школы, детские сады.

Действиями боевиков, в том числе и осужденных по настоящему делу, был также нанесен физический вред престарелым и малолетним гражданам, а также больным, которым фактически не оказывалась медицинская помощь, надлежащий уход и нарушены либо прекращены вообще медицинские процедуры, что привело к обострению болезней, а в отдельных случаях к смерти и рождению у беременных женщин мертвых детей.

Добившись дестабилизации обстановки, мотивируя свои действия национальной независимостью и самоопределением, с целью воспрепятствования разоружению незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики, в качестве условия освобождения заложников, Б.Ш. выдвинул требование вывода российских войск с территории Чечни.

Желая понудить руководство страны выполнить его требования, под предлогом несвоевременного предоставления журналистов, 15 июня 1995 года, около 20 часов, в одной из комнат подвального помещения, боевиками был убит из огнестрельного оружия гр-н Ч.А.

В этот же день, в связи с неявкой в договоренное время представителей прессы на территорию больницы, по приказу Б.Ш. были расстреляны еще 5 человек из числа заложников, а именно К., С.В., Д.П., Ю. и К.А.

В городе сложилась крайне напряженная обстановка, в связи с чем, с целью освобождения заложников, в число которых входили женщины, дети и старики, 17 июня 1995 года, около 5 часов утра, силами спецподразделений ФСБ и МВД Российской Федерации была предпринята попытка взять штурмом здание городской больницы, которая не привела к планируемому результату.

Участники банды, руководимые Б.Ш., с применением огнестрельного оружия и угроз убийством, стреляя в замкнутом пространстве палат больницы, заставляли женщин, детей, стариков и других мирных граждан становиться к окнам и, под прикрытием "живого щита", вели стрельбу по военнослужащим и работникам милиции, исполнявшим свой служебный долг.

После прекращения штурма, в целях освобождения заложников, Правительством России проведены переговоры с Б.Ш., в результате которых была достигнута договоренность о предоставлении отряду Б.Ш. транспорта для переезда в Веденский район Чеченской Республики.

19 июня 1995 года большая часть заложников была освобождена. Вместе с тем, с собой террористы забрали 123 заложника из числа лиц, согласившихся их сопровождать, в том числе 20 журналистов, 3-х народных депутатов РФ, представителей администрации г. Буденновска и Ставропольского края, которых 20 июня этого же года они освободили по прибытии в Чечню.

В результате вооруженного нападения банды, возглавляемой Б.Ш. на г. Буденновск, погибло 129 человек. В том числе 18 работников милиции и 17 военнослужащих, получили огнестрельные ранения различной степени тяжести 415 граждан.

Кроме того, были сожжены и повреждены (расстреляны) 198 автомашин, подожжен Дом детского творчества, значительно пострадали здания городской больницы, отдела внутренних дел, городской администрации, всего 54 объекта, 107 домовладений частных лиц, захвачено в заложники более 1500 граждан. Общий ущерб составил 95 619 245 415 неденоминированных рублей.

Д.С., помимо изложенного, в августе 1999 года, на рынке г. Грозный, у неустановленного следствием лица приобрел пистолет кустарного производства.

Указанное оружие Д.С. перевез по месту своего жительства и незаконно хранил в помещении, приспособленном под магазин, расположенном по адресу: <...>, где он был изъят сотрудниками правоохранительных органов.

В начале 2000 года при неустановленных обстоятельствах Д.С. приобрел паспорт гр. Д.Л. с целью его использования, примерно в феврале 2000 года Д.С. вырезал фотографию Д.Л. из паспорта серии <...> и вклеил туда свою фотографию. Он же, подделав паспорт серии <...>, принадлежащий Д.Л., с февраля 2000 года до момента задержания использовал его в качестве документа, удостоверяющего личность.

В судебном заседании осужденные: А., Д., Д.С., Я., А.М., А.Б., М., Т., Б. каждый, не отрицая факта своего нахождения в г. Буденновске в июне 1995 года, вину признали частично, только в части предъявленного им по ст. 222 ч. 1 УК РФ обвинения в незаконном приобретении, хранении, ношении и перевозке оружия, Д.И. вину по ст. 222 ч. 1 УК РФ не признал, Д.С. признал вину по ст. 222 ч. 2 УК РФ в неоднократном незаконном хранении пистолета кустарного изготовления, а также по ст. 327 ч. 1 УК РФ в похищении паспорта Д.Л. и в последующей подделке данного документа.

В кассационных жалобах:

осужденный А., не оспаривая вины в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ и не отрицая факта своего нахождения в г. Буденновске в июне 1995 года, не согласен с приговором в части осуждения за бандитизм, терроризм и захват заложников, считает, что доказательств его вины в этих преступлениях не представлено, при этом А. утверждает, что в отряде Б.Ш. оказался по воле случая, участия в вооруженном нападении на город Буденновск и захвате заложников, в их расстреле не принимал, в городской больнице действительно находился с оружием, однако не в роли нападавшего, а в качестве пациента, где ему оказывали медицинскую помощь, так как при подъезде к городу он был ранен в руку, просит отменить приговор в части осуждения по ст. ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР, 205 ч. 3 и 209 ч. 2 УК РФ и дело производством прекратить, а по ст. 222 ч. 1 УК РФ назначить наказание, не связанное с лишением свободы, приняв во внимание то, что он осознал свою вину, ранее не судим, характеризуется положительно, имеет на иждивении четверых малолетних детей.

Осужденный А.М., не соглашаясь с осуждением, указывает, что инкриминируемых деяний не совершал, в отряд Б.Ш. попал обманным путем, полагая, что они пойдут в г. Грозный на переговоры с руководством Федеральных войск, о том, что отряд пойдет в г. Буденновск, ему не было известно. По прибытии в г. Буденновск получил тяжелое ранение, оказался без оружия и был доставлен в больницу, где ему сделали операцию. Утверждает, что взрывов и поджогов не совершал, заложников не захватывал, однако ни следователь, ни суд не разобрались в деле, не приняли во внимание эти обстоятельства, а также не учли того, что у него на иждивении находятся трое несовершеннолетних детей, один из которых инвалид с детства, просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

В дополнительной жалобе осужденный А.М. также отрицает свое участие в совершении инкриминируемых деяний, приводит аналогичные доводы, при этом указывает, что находясь в Буденновской больнице оказывал моральную поддержку заложникам, спас жизнь работнику органов МВД г. Буденновска, однако следователь не принял этого во внимание, не допросил лиц, которые бы могли дать показания в его пользу, просит объективно разобраться в деле.

Осужденный Д.С. считает необоснованным приговор в части осуждения по ст. 209 ч. 2 УК РФ, при этом не отрицает, что добровольно вступил в отряд под командованием И.С., с целью ведения военных действий с Федеральными войсками. В г. Буденновске, куда их привезли обманным путем, он взрывов и поджогов не совершал, никого не убивал, заложников не захватывал, а только охранял их в больнице. Просит переквалифицировать его действия со ст. 209 ч. 2 на ст. 208 ч. 2 УК РФ, а осуждение по ст. 205 ч. 3 УК РФ исключить из приговора.

Осужденный А.Б., не соглашаясь с приговором, указывает, что он постановлен на противоречивых показаниях потерпевших и свидетелей, а также на его показаниях, которые получены на предварительном следствии в результате применения недозволенных методов расследования, без участия адвоката и переводчика. Указывает, что его задержали и допросили не 25 апреля 2001 года, как это следует из материалов дела, а 23 апреля, хотя этих показаний в деле нет. Суд не принял во внимание данных обстоятельств, проигнорировал его показания, которые даны в судебном заседании, постановив незаконный приговор, основываясь на материалах уголовного дела, сфабрикованного работниками ФСБ.

В дополнительных жалобах осужденный А.Б., опровергая выводы суда, которые, по его мнению, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приводит аналогичные доводы, при этом утверждает, что в г. Буденновск его привезли обманным путем, он полагал, что его повезут в г. Грозный, где он намеревался восстановить утерянные личные документы. О том, что отряд направляется не в г. Грозный, а в г. Буденновск, ему не было известно. В г. Буденновске он взрывов и поджогов не совершал, заложников не захватывал, находился в больнице без оружия, был ранен при штурме, считает, что сам оказался в заложниках у боевиков.

Кроме того, в жалобах указывается, что во время предварительного и судебного следствия были нарушены нормы УПК: при задержании ему не была вручена декларация прав подозреваемого, состав следственной группы ему не объявляли и об изменениях в составе этой группы его в известность не ставили, на очных ставках следователь не разрешал задавать вопросы потерпевшим и свидетелям, при опознании участвовали статисты, которые не были лицами чеченской национальности, ходатайства об отводе следователя Л.З. оставлялись без внимания, судом не учтены его показания, которые он давал в ходе предварительного следствия в период с 22 июня по 04 июля 2001 года, в том числе записанные на видеопленку, не согласен с квалификацией своих действий по ст. ст. 222 ч. 1, 209 ч. 2, 205 ч. 3 УК РФ, 126-1 ч. 2 УК РСФСР, считает, что его можно было судить лишь за участие в незаконных вооруженных формированиях, указывает, что в приговоре перечислены, но не учтены обстоятельства, смягчающие наказание, а именно то, что он ранее не судим, по месту жительства характеризуется положительно, имеет на иждивении двоих малолетних детей и престарелую мать.

С учетом доводов своих жалоб осужденный А.Б. просит отменить приговор и освободить его от наказания по амнистии от 12 марта 1997 года.

Осужденная Д., не оспаривая обоснованность осуждения по ст. 222 ч. 1 УК РФ, не согласна с осуждением по другим статьям уголовного кодекса, утверждает, что в г. Буденновске, куда она, как и другие осужденные попала случайно, она никаких противоправных действий не совершала, заложников не захватывала и не удерживала, ни в кого не стреляла, хотя была вооружена короткоствольным огнестрельным оружием, выполняла роль медсестры, оказывая медицинскую помощь раненым, как из числа боевиков, так и из числа мирных жителей, просит отменить приговор в части осуждения по ст. ст. 209 ч. 2, 205 ч. 3 УК РФ и 126-1 ч. 2 УК РСФСР, а по ст. 222 ч. 1 УК РФ назначить справедливое наказание.

Осужденный Я., не соглашаясь с приговором, указывает, что по делу не добыто доказательств, достоверно подтверждающих его вину в участии в банде, терроризме и захвате заложников. Не отрицая самого факта нахождения в г. Буденновске в период с 14 по 19 июня 1995 года, Я. утверждает, что заложников он не захватывал, ни в кого не стрелял, поджогов и взрывов не совершал, о том, что их отряд едет в г. Буденновск с целью его захвата не знал. Считает себя виновным в том, что вступил в незаконное вооруженное формирование, где ему выдали оружие, которое он хранил и перевозил. Просит приговор отменить в части осуждения по ст. ст. 209 ч. 2, 205 ч. 3 УК РФ и 126-1 ч. 2 УК РСФСР, а по ст. 222 ч. 1 УК РФ назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

В дополнениях к жалобе Я. указывает, что наказание ему назначено чрезмерно суровое, без учета того, что он имеет на иждивении троих малолетних детей и жену, находясь под стражей, заболел туберкулезом.

Кроме того, Я. указывает, что суд неправильно исчислил начало срока отбывания наказания, не засчитав ему время нахождения под стражей с 11 июня по 9 сентября 2000 года.

С учетом доводов своих жалоб, Я. просит применить к нему амнистию, либо с учетом всех смягчающих обстоятельств назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ, либо отсрочить его исполнение.

Осужденный Д.И., не отрицая самого факта пребывания в г. Буденновске в составе отряда боевиков, утверждает, что никаких активных действий не совершал, так как был ранен в голову. Факт ранения могла бы подтвердить потерпевшая К.О., которая делала ему перевязку, однако она в судебном заседании не присутствовала. Указывает, что в ходе предварительного следствия к нему применялись недозволенные методы расследования. Проверка этих фактов проведена прокуратурой поверхностно и формально, нарушений закона со стороны оперативных работников милиции выявлено не было. Следователь П.Р. расследовал дело предвзято и он заявил ему отвод. Однако до момента исключения П.Р. из состава следственной группы, он проводил с ним ряд следственных действий. При окончании предварительного следствия он был ознакомлен только с двумя томами дела. Считает, что и судебное разбирательство проведено необъективно, полагает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам дела и просмотре видеокассеты, на которой запечатлен один из эпизодов его деятельности в составе антитеррористического комитета по освобождению заложников. При назначении наказания суд не учел все смягчающие обстоятельства, в том числе факт его участия в работе антитеррористического комитета по розыску лиц попавших в плен, факт раскаяния в содеянном, просит приговор отменить и дело производством прекратить в части осуждения по ст. ст. 205 ч. 3, 222 ч. 1 УК РФ и 126-1 ч. 1 УК РСФСР, переквалифицировать его действия со ст. 209 ч. 2 УК РФ на ст. 208 УК РФ и применить амнистию.

Защитник Циклаури Н.Е., в интересах осужденного Д.И. считает приговор незаконным, постановленным на недопустимых доказательствах. Так, в жалобе указывается, что все следственные действия, произведенные по делу следователем В. не имеют юридической силы, поскольку постановление от 19.06.1995 г. о включении В. в состав следственной группы было вынесено неправомочным лицом. В жалобе также перечислены процессуальные документы (протоколы осмотра мест происшествия, трупов, автомашин, вещественных доказательств, предъявления для опознания), из которых, по мнению защитника, видно, что при производстве названных следственных действий были нарушены нормы уголовно-процессуального закона (понятым не были разъяснены процессуальные права, вещественные доказательства после осмотра не упакованы и не пронумерованы, Д.И. с ними не ознакомлен, в материалах дела отсутствуют постановления о назначении двух экспертиз и т.д.). Все перечисленные в жалобе документы, по мнению защитника, являются недопустимыми доказательствами, которые подлежали исключению из разбирательства дела.

В жалобе указывается и на то, что Д.И. несвоевременно ознакомлен с составом следственной группы, что помешало ему вовремя заявить отвод следователю П.Р. Задержание Д.И., разъяснение ему прав на защиту, допрос в качестве подозреваемого, привлечение в качестве обвиняемого и допрос обвиняемого, применение меры пресечения, ознакомление с постановлением о создании следственной группы, объявление о назначении судебно-медицинской, психиатрической, технико-криминалистической экспертиз, ознакомление с заключениями экспертиз проведены неправомочными лицами, при опознании Д.И. потерпевшими участвовали статисты, являющиеся лицами русской национальности, их анкетные и внешние данные в протоколах не указаны. По окончании предварительного расследования Д.И. был ознакомлен не со всеми материалами дела, время для ознакомления с материалами дела было недостаточным. Не соглашаясь с квалификацией действий Д.И. по ст. 209 ч. 2 УК РФ защитник указывает, что отряд, в который вступил Д.И., не являлся бандой, поскольку не обладал характерными для банды признаками, цели действий отряда в г. Буденновске были политическими, а не корыстными. Оспаривая осуждение Д.И. по ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР, защитник ссылается на то, что ее подзащитный заложников не захватывал и не удерживал, к тому же, по мнению защитника, заложники были освобождены добровольно, что в соответствии с примечаниями к ст. 126 УК РСФСР является основанием к освобождению от уголовной ответственности. Оспаривая осуждение по ст. 222 ч. 1 УК РФ, защитник ссылается на то, что по делу не было изъято оружие. Не соглашаясь с осуждением Д.И. по ст. 205 ч. 3 УК РФ, защитник указывает на то, что у ее подзащитного не было умысла на совершение террористических актов, его умысел был направлен на участие в незаконных вооруженных формированиях, доказательств того, что Д.И. в г. Буденновске был с оружием и совершал активные противоправные действия, в том числе взрывы, поджоги и т.п., в материалах дела не имеется.

Кроме того, в жалобе защитника Циклаури указывается, что суд не учел смягчающих обстоятельств, а именно, что Д.И. осознал противоправность своих действий и в 1998 - 1999 годах оказывал мирному населению помощь в розыске скота и угнанного автотранспорта, участвовал в освобождении сотрудников милиции, содействовал освобождению военнослужащих, суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о приобщении к материалам дела и просмотре видеокассеты, содержащей информацию об участии Д.И. в освобождении 12-ти сотрудников милиции в г. Махачкала. Не учтено судом в качестве смягчающего обстоятельства и то, что бывшая супруга Д.И. является инвалидом 2 группы и что его родители являются пенсионерами и имеют инвалидность. Не принято судом во внимание, как полагает защитник, то обстоятельство, что Д.И. является студентом 5 курса юридического факультета Института управления и бизнеса и что жители села Кади-Юрт ходатайствовали за него.

С учетом доводов своей жалобы защитник Циклаури просит приговор отменить и дело производством прекратить в части осуждения Д.И. по ст. ст. 205 ч. 3, 222 ч. 1 УК РФ и 126-1 ч. 2 УК РСФСР, а также переквалифицировать его действия со ст. 209 ч. 2 УК РФ на ст. 208 ч. 2 УК РФ, по которой назначить наказание условно и освободить от него по амнистии от 12 марта 1997 года.

Осужденный Т., не отрицая самого факта пребывания в г. Буденновске в составе отряда боевиков, утверждает, что оказался там по стечению обстоятельств, в результате обмана со стороны Б.Ш. и его окружения, участия в боевых действиях не принимал, а по возвращении в Чеченскую Республику осознал всю трагичность происшедшего и с целью искупления вины стал оказывать содействие властям в наведении Конституционного порядка в Республике, а впоследствии явился с повинной, однако суд не учел этих смягчающих обстоятельств, а также не принял во внимание то, что у него на иждивении двое малолетних детей и больная мать, просит смягчить ему наказание.

Адвокат Плужникова Л.Б. в интересах Т., оспаривая обоснованность его осуждения, указывает, что Т. вступил в отряд Б.Ш. будучи введенным в заблуждение своим старшим братом. О планах Б.Ш., направленных на нападение на мирных граждан Т. не знал. В г. Буденновске Т. в дома не врывался, взрывов и поджогов не совершал, никого не убивал, заложников не захватывал и не удерживал, насилия к ним не применял. В действиях Т., по мнению адвоката, содержатся лишь признаки преступления, предусмотренного ст. 208 ч. 2 УК РФ - участие в незаконном вооруженном формировании, а признаки инкриминируемых ему деяний отсутствуют.

Кроме того, в жалобе указывается, что при назначении наказания Т. суд не принял во внимание его явку с повинной, а также не учел того, что в период с 1 апреля 2000 года по 17 марта 2001 года Т. проходил службу по контракту в ОСБ Веденского района, принимал участие в ряде антитеррористических операций, за что неоднократно поощрялся командованием батальона и был награжден орденом "Участника боевых действий", просит приговор изменить и смягчить Т. наказание.

Адвокат Захарова О.Н. в защиту осужденного М., не соглашаясь с приговором, приводит аналогичные доводы, также утверждая о том, что М. за бандитизм, терроризм и захват заложников осужден необоснованно, поскольку у него не было умысла на совершение этих преступлений. В г. Буденновске в дома и квартиры он не врывался, взрывов и поджогов не совершал, никого не убивал, заложников не захватывал и не удерживал, насилия к ним не применял, к окнам в больнице их не приставлял. Суд не принял во внимание показаний потерпевших, которые не указывали на М. как на активного участника тех трагических событий. Не учел суд, по мнению адвоката, всех смягчающих обстоятельств при назначении наказания М., а именно, его молодой возраст, положительные характеристики, наличие у него на иждивении малолетнего ребенка и престарелых родителей, частичное признание вины, просит приговор отменить и дело производством прекратить в части осуждения М. по ст. ст. 209 ч. 2, 205 ч. 3 УК РФ и 126-1 ч. 2 УК РСФСР, а по ст. 222 ч. 1 УК РФ смягчить наказание до минимального предела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что А., А.М., А.Б., Д.С., Д.И., Д., М., Т. и Я. обоснованно осуждены за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершенном ею нападении, терроризме, захвате заложников, незаконное приобретение, хранение, передачу, ношение и перевозку огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ, а Д.С., кроме того, за неоднократное незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия, а также за подделку официального документа - паспорта гражданина РФ и его использование.

Вина А., А.М., А.Б., Д.С., Д.И., Д., М., Т. и Я. в совершении вышеназванных преступлений при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, полностью установлена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе и показаниями самих осужденных.

Так, из показаний самих осужденных, в том числе и тех, которые были даны в ходе предварительного следствия, анализ которых подробно приведен в приговоре, следует, что все осужденные вступили в банду Б.Ш. добровольно, всем им было выдано автоматическое оружие, все они принимали участие в нападении на г. Буденновск, в захвате и удержании заложников из числа мирных жителей г. Буденновска.

Как правильно указано в приговоре, из показаний осужденных, которые они давали в период предварительного следствия, усматривается, что все они, будучи осведомленными о намерении полевых командиров под руководством Б.Ш. совершить вооруженную акцию для понуждения Правительства РФ к выполнению требований сепаратистского характера, сознательно вступили в вооруженные отряды и участвовали в проведении в г. Буденновске террористической акции.

В период предварительного следствия все без исключения осужденные опознали по фотографиям других известных им участников нападения на жителей г. Буденновска, сообщили их фамилии, имена и прозвища, другие известные им анкетные данные.

Приведенные в судебном заседании осужденными доводы о том, что показания на предварительном следствии давались ими в результате принуждения со стороны сотрудников правоохранительных органов, по поручению суда проверялись Управлением Генпрокуратуры на Северном Кавказе и подтверждения не нашли. В возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции отказано за отсутствием в их действиях состава преступления.

Свои показания в ходе предварительного следствия осужденные подтверждали и при осмотрах мест происшествия с их участием, производившихся, согласно требованиям процессуального закона, с участием понятых.

Вина осужденных, помимо их показаний, подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей и другими доказательствами, анализ которых подробно приведен в приговоре, исследованными в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Допрошенные судом потерпевшие не только самым подробным образом изложили обстоятельства захвата их в заложники в июне 1995 года в г. Буденновске, но и указали на конкретных осужденных как на лиц, которые захватили их и в дальнейшем удерживали в качестве заложников в помещении Буденновской ЦРБ.

Так, допрошенный в судебном заседании потерпевший Г.А. показал суду, что запомнил некоторых боевиков, из подсудимых - Д. и А., один из боевиков был похож на Д.С. Все боевики были буквально обвешаны оружием и гранатами, у Д. он также видел автомат.

Аналогичные показания дал в судебном заседании потерпевший М.Е.

Потерпевший П.М. показал, что из осужденных опознал А., видел его несколько раз в больнице, он был вооружен. Видел также вооруженного Д.И.

Допрошенный в судебном заседании потерпевший А.Л. показал, что хорошо запомнил Д.С., он постоянно был на втором этаже, запомнил Д., которая делала боевикам перевязки. Я. видел как на первом, так и на втором этаже. Во время штурма Д.С. и Я. были в числе тех, кто заставлял заложников становиться к окнам, и стреляли по войскам. В больнице видел также А., как и другие, он стрелял по вертолетам.

Допрошенная судом потерпевшая К.Л. опознала в судебном заседании в качестве участников нападения 14.06.95 г. осужденных А. и Я. А. она видела на втором этаже, где был "штаб" Б.Ш., как и Я., он был с повязкой на голове. Помнит среди боевиков Д., часто рядом с нею был мальчик-боевик лет 16-ти. Все боевики были хорошо вооружены, перепоясаны пулеметными лентами, "рожками" с патронами.

Потерпевший Т.И. показал суду, что был захвачен боевиками 14 июня на пр. Калинина г. Буденновска, по которому проезжал на своей автомашине. Боевики грабили ларьки по пути в больницу. В больнице его поместили в актовый зал в полуподвальном помещении, где уже было 142 заложника, вечером в зал заходила Д. с автоматом.

Допрошенный в судебном заседании потерпевший С.Н. показал суду, что также был взят в заложники боевиками и удерживался боевиками в здании городской больницы. На втором этаже он увидел чеченца с выбитым глазом. Это был А.М. Он одной рукой держался за глаз, из которого текла кровь. А.М. кинулся на него с ножом, но тот чеченец, что вел его, остановил А.М.

На дополнительные вопросы потерпевший С.Н. уверенно ответил, что, чеченец с выбитым глазом, который напал на него с ножом в больнице, был подсудимый А.М. После всех этих событий С.Н. выяснил, что именно А.М. потерял в этих событиях глаз. Кроме того, потерпевший С.Н. пояснил суду, что в больнице видел и осужденного Д.И., он был ранен, куда именно - он не помнит. Д.И. он запомнил хорошо.

Допрошенный судом в качестве потерпевшего Л.Е. показал, что все боевики были вооружены автоматами, пулеметами, гранатометами, на каждом висело по десятку гранат различных систем. Действовали бандиты слаженно, было видно, что у них все обдуманно.

Потерпевшая Г.Н. показала суду, что она работает в родильном отделении Буденновской больницы. 14 июня 1995 года она была на работе и оказалась заложницей. Во время штурма больницы спецназом, к ним в отделение заскочили боевики с автоматами и стали заставлять женщин-рожениц с детьми становиться к окнам, чтобы они кричали "не стреляйте". Она не позволила роженицам становиться к окнам, вместо больных к окнам встали медики - сотрудники отделения. За время всех этих событий в отделении убили двух женщин из числа рожениц и одного сотрудника, одну сотрудницу ранили. В отделении в бельевом шкафу пряталась женщина - милиционер. Боевики ее нашли и расстреляли. Из подсудимых опознает М. Он был в отделении хирургии на 2-м этаже. У него был автомат. Больше никого из подсудимых опознать не может.

Потерпевший Н. в судебном заседании пояснил, что когда они находились в актовом зале больницы, там находились человек 12 боевиков. Все они были очень хорошо вооружены - автоматы, пулеметы, ножи, на каждого боевика по 1,5 тысячи патронов, у некоторых на поясе висело по 10 - 12 гранат, 6 - 8 магазинов с патронами. Боевики обращались с заложниками грубо и цинично. Из осужденных потерпевший опознал Д. Она была на площади в спортивном костюме и с автоматом в руках. Видел он ее и в больнице, когда проводился досмотр и перепись заложников на 2-м этаже, она также была с оружием. Осужденного М. видел в полуподвальном помещении уже в последний момент, когда боевики уезжали. Он с другими боевиками приходил выяснять, кто с ними поедет из заложников. У М. был автомат.

Потерпевший О. в судебном заседании показал, что из осужденных может опознать Д. и Т. Д. видел на площади. Она была вооружена автоматом. Т. видел также на площади, он был с автоматом.

Потерпевшая П.Л. показала в судебном заседании, что чеченцы с заложниками обращались грубо. Во время штурма всех, кроме тяжело больных, ставили к окнам. Из осужденных опознает А.М. Видела в больнице и Д. Она приходила к ним из подвала. У нее был автомат. Опознала также Я., Д.С., А., М., Т. - все они были в больнице. У всех было оружие.

В судебном заседании потерпевшая Т.С. показала, что 14 июня 1995 года боевики забрали ее с рынка и отвели на площадь, а оттуда в числе других заложников ее привели в больницу. В больнице она находилась в кабинете на 2-м этаже в отделении переливания крови. Охранял их в кабинете подсудимый А.Б. Он сказал, что его зовут А.Б. У А.Б. был автомат, на голове была зеленая повязка. Когда начался штурм, он выбежал в коридор. Во время штурма ее и находившихся в палате заложников поставили возле окон. В больнице видела и подсудимого Т. - он стоял и молился. У него также был автомат. У всех боевиков было оружие. Больше никого из подсудимых не помнит.

Потерпевшая Ф.А. показала суду, что 14 июня 1995 года днем ее взяли в заложники возле своего дома по ул. Пушкинской г. Буденновска, где она разговаривала с соседкой и отвели на площадь. На площади видела подсудимую Д., она разговаривала с несовершеннолетним боевиком. На ее глазах Д. сгоняла заложников, стреляла им под ноги из автомата. В больнице она попала в кабинет зам. главного врача. Заложников там было около 30 человек. Охранял их А.М. Опознает также подсудимого М. Видела его в хирургическом отделении после штурма с оружием в руках. В больнице она видела А.М., у него на глазу была повязка, но в каком именно отделении его видела, не помнит. Также в больнице видела Т., у него был автомат. На предварительном следствии она опознала еще и Д.И., но в суде он внешне выглядит по-другому. Она видела Д.И., когда он выходил из больницы, он нес автомат.

Кроме того, Ф.А. пояснила, что А.Б. охранял заложников и ее в кабинете, он был вооружен.

Потерпевшие Х. и У. показали суду, что среди подсудимых могут опознать только Д. Все боевики были буквально увешаны оружием, даже у мальчика-боевика, кроме автомата, были пистолет и большой нож.

Допрошенные в судебном заседании названные выше и другие потерпевшие не только подтвердили факт нахождения осужденных на площади г. Буденновска или же в больнице, но и пояснили, что все осужденные, как и другие боевики, были вооружены автоматическим оружием, участвовали в захвате и удержании заложников из числа жителей города.

Вина осужденных подтверждается также оглашенными в судебном заседании показаниями потерпевших А.Г., Н.А., П.П., Ф.Ф., В.В., К.В., П.О., Д.Н., А.Д., Б.А., А.В., Д.А., М.Л., К.С., Ч.М., Ч.Т., Т.Н., С.Г., М.Г., подтвердивших факт участия в совершении преступлений осужденного А.М.

Вина осужденных подтверждается также оглашенными в судебном заседании показаниями потерпевших Д.У., А.С., Т.Х., С.Л., С.Д., Ш., Б.Л., О.Н., К.Н., М.В., Ф.М., К.Т., К.А., И.Н., И.М. показавших об известных им обстоятельствах совершения осужденными, в том числе Д.И., преступлениях.

Потерпевшие Н.З., П.Ш., В.В., С.Ц., Ч.Р., М.Х., чьи показания были оглашены в судебном заседании, показали на допросах об участии в совершении преступлений отдельных осужденных, в том числе М.

Об обстоятельствах участия Т. в совершении преступлений показали на допросах в период предварительного следствия потерпевшие А.Г., Н.З., Ф.М., К.Т., Е.А., М.Н., чьи показания были оглашены в судебном заседании.

Об обстоятельствах участия в преступлениях осужденного Я. показали на допросах потерпевшие М.З., И.В., Р.К., Ф.Г., чьи показания были оглашены судом.

Осужденный А., помимо приведенных выше доказательств, уличается оглашенными в суде показаниями потерпевших Б.С., В.Л., Д.Т., Д.Л., К.Л., М.Г., Н.Г., П.Т., П.Б., С.Г., Т.Л., Т.Н., Т.С., Ч.Т., Ш.О.

Вина Д.С. подтверждается оглашенными в судебном заседании показаниями потерпевших Б.Е., В.Х., Д.О., Д.Ф., Е., И.В., О., Р.К., Р.В., С.Ц. и др.

Показания неявившихся потерпевших оглашены в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР, по причинам, исключающим их явку в суд, что подтверждается заявлениями потерпевших о невозможности явиться в связи с болезнью, а также рапортами сотрудников милиции о неизвестности местонахождения вызывавшихся в суд потерпевших на день заседания.

Как усматривается из протокола судебного заседания, возражений по поводу оглашения показаний неявившихся лиц, кем-либо из участников процесса не заявлено. Никто из участников процесса, в том числе и осужденный Д.И., не настаивал на вызове в судебное заседание не явившихся потерпевших, в том числе и К.О.

Как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании ряд потерпевших опознали осужденных как участников вооруженного нападения на организации и жителей г. Буденновска и захвата заложников в июне 1995 года.

Так, в ходе предварительного следствия потерпевшие Д.З. (т. 153, л.д. 180), Д.К. (т. 153, л.д. 182) И.А., (т. 153, л.д. 184), Г.В. (т. 152, л.д. 186), З.С. (т. 152, л.д. 190), Ю.Г. (т. 152, л.д. 194), М.Ю. (т. 152, л. д. 197), опознали Д. как участницу совершенного нападения, видели ее 14 - 19 июня 1995 года в г. Буденновске на улицах города и в больнице среди боевиков.

Обстоятельства нападения на город Буденновск и захвата заложников подтверждаются также имеющимися в материалах дела показаниями: А.В., Б.У., Л.Н., С.В., Г.Б., Д.Ш., К.В., М.Н., которые опознали Д. на фото N 19 фототаблицы N 7 как женщину, стрелявшую на площади по вертолетам и в пути движения, когда заложников вели в больницу (т. 57 л.д. 30 - 31, 35 - 36, 56 - 72, 87 - 96, 97 - 98, 140 - 141, т. 8 л.д. 133 - 134 т. 39 л.д. 123 - 124).

В судебном заседании Д. опознали допрошенные судом потерпевшие Н., О., П.П., Ф.А., К.Ю., Х., У., Г.А. и другие потерпевшие из числа допрошенных в заседании лиц. Потерпевшие пояснили, что видели Д., как на площади г. Буденновска, так и в больнице, она была вооружена автоматом.

В период предварительного следствия Я. опознан потерпевшими М.З. и Р.К., (т. 13, л.д. 17 - 38, 88, 93), свидетелем И.Т. (т. 75, л.д. 26 - 27, 28 - 29), не явившимися в суд по причинам, исключающим их явку.

В судебном заседании его же, Я., опознали потерпевшие П.П., Ф.А., А.Л., К.Л., пояснившие, что видели вооруженного автоматическим оружием Я. в больнице и на площади города.

В период предварительного следствия осужденного Д.С. опознали как участника вооруженного нападения на г. Буденновск потерпевшие Ф.Г., С.Т., Р.К., М.З., Л.Ц., а также свидетель И.Т. (т. 75, л.д. 26 - 27, 28 - 29, т. 13, л.д. 17 - 38, т. 63, л.д. 17 - 18).

В судебном заседании его же, Д.С., опознали потерпевшие П.Л., А.Л., Л.Ц., показавшие, что видели вооруженного Д.С. на улицах г. Буденновска и в больнице 14.06.95 года.

Об осужденном А. в период предварительного следствия как об участнике вооруженного нападения на г. Буденновск давали показания потерпевшие М.Р., П.О., не явившиеся в суд по причинам, исключающим их явку.

В судебном заседании его же опознали допрошенные судом потерпевшие П.Л., Г.А., П.М., А.Л., К.Л. (т. 118, л.д. 260 - 268, т. 138, л.д. 1, т. 139, л.д. 98 - 100).

В период предварительного следствия осужденный Д.И. опознан потерпевшими К.О., С.Н., Ф.А.

В судебном заседании факт участия Д.И. в вооруженном нападении на г. Буденновск подтвердили потерпевшие Ф.А., Г.В., С.Н. (т. 340, л.д. 211 - 212, 206 - 207, 196 - 197, 216 - 217).

Т. в период предварительного следствия опознали потерпевшие А.Г., Н.З., О., Т.С., Ф.А.

В судебном заседании факт участия Т. в вооруженном нападении подтвердили О., П.Л., Т.С., Ф.А. (т. 620, л.д. 73 - 74, 59 - 60, 67 - 68, 63 - 64).

Осужденный А.Б. в период предварительного следствия опознан потерпевшими А.Л., А.В., К.Ц., Р.Н., Р.А., Ф.А., Ш.А.

В судебном заседании А.Б. как участника вооруженного нападения на жителей г. Буденновска опознали потерпевшие Т.С. и Ф.А. (т. 434, л.д. 69 - 70, 77, 114 - 116, 119 - 120, 100 - 101, 130 - 131, 138 - 139, 92 - 93).

А.М. в период предварительного следствия опознан потерпевшими А.Г., Н.З., Ф.А., П.Л., Ч.П.

В судебном заседании А.М., как участника нападения опознали потерпевшие П.Л. и С.Н. (т. 248, л.д. 171 - 172, 181 - 182, 164 - 165, 189 - 190, 157 - 158).

Об участии осужденного М. в нападении на жителей г. Буденновска, на предварительном следствии показывали потерпевшие Ф.А., А.Л., Г.Н., Н.З.

В судебном заседании его опознали потерпевшие Н., Ф.А. и П.Л. (т 713, л.д. 209 - 210, 184 - 185, 200 - 201, 196 - 197).

Вопреки доводам жалоб осужденного А.Б. и адвоката Циклаури, опознание потерпевшими А.Б., Д.И., как и других осужденных по делу, проведено на предварительном следствии без существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Как видно из материалов дела, А.Б. для опознания был предъявлен потерпевшим среди лиц одинакового возраста (1968 - 1971 годы рождения), при этом статисты были лицами как славянской, так и кавказской национальности. Так, при опознании А.Б. в качестве статистов присутствовали: 27 июня 2001 года Д.М., 03 июля 2001 года Г.Г. и Г.Ж.

Опознание потерпевшими осужденных проводилось с участием адвокатов и переводчика, при этом участники данного следственного действия, в том числе и адвокаты никаких возражений и замечаний следователю не заявляли (т. 340 л.д. 196, 206, 211, 216).

Ряд потерпевших, опознававших Д.И. на следствии, в частности, Ф.А., подтвердили свои показания в отношении него и в судебном заседании. К тому же сам Д.И., как и другие осужденные по делу, не отрицал своего участия в нападении на г. Буденновск.

Помимо потерпевших, в судебном заседании были допрошены также свидетели, включая родственников осужденных, которые подтвердили свою осведомленность об участии их родственников - осужденных в нападении на г.Буденновск.

Кроме того, вина осужденных подтверждается приобщенными к материалам дела заключениями судебно-медицинских экспертиз, в соответствии с которыми в результате произведенного при непосредственном участии осужденных нападения погибли и получили телесные повреждения различной степени тяжести мирные жители г. Буденновска, в том числе старики, женщины и дети.

Как установил суд, Д.С. в августе 1999 года у неустановленного следствием лица приобрел пистолет кустарного изготовления, который хранил по месту своего постоянного проживания.

Вина Д.С. в совершении данного преступления, подтверждается, помимо его показаний, следующими доказательствами: протоколом осмотра торгового вагончика, расположенного возле дома N 30 по улице Садовая 30 города Шали, где был изъят пистолет (т. 152 л.д. 3 - 4); заключением баллистической экспертизы N 597, согласно которого предмет, похожий на пистолет, изъятый в киоске, расположенном возле дома N 30 по улице Садовой города Шали является атипичным нарезным огнестрельным оружием, изготовленным самодельным способом с использованием станочного оборудования, предназначен для стрельбы патронами калибра 9 мм. Данный пистолет в представленном виде был пригоден для производства выстрелов путем взведения и резкого отпускания курка. После двух экспериментальных выстрелов пистолет пришел в состояние не пригодное для стрельбы, по причине поломки пружины курка (т. 152 л.д. 39 - 40).

Вина Д.С. в похищении, подделке и последующем использовании паспорта на имя Д.Л., помимо его признательных показаний в судебном заседании, подтверждается: заключением технико-криминалистической экспертизы документов, согласно которого первоначально имевшийся фотоснимок паспорта серии <...> на имя Д.Л. был удален, а затем на его место был вклеен снимок, имеющийся на момент исследования (т. 152 л.д. 53 - 54).

Психическая полноценность осужденных судом проверялась.

Из актов судебно-психиатрических экспертиз усматривается, что осужденные Д., Д.С., Я., А., А.Б., Д.И., Т., М., А.М., Б. какими-либо хроническими психическими расстройствами не страдали и не страдают, равно как у них не обнаруживалось временного расстройства душевной деятельности, а поэтому в отношении инкриминируемых деяний их следует считать вменяемыми. В проведении стационарного обследования никто из них не нуждается, равно как и в принудительном лечении от алкоголизма или наркомании (т. 150 л.д. 58; т. 151 л.д. 150; т. 152 л.д. 166; т. 153 л.д. 207).

При проведении экспертиз осужденные не отрицали собственного участия в нападении на жителей г. Буденновска.

Тщательно исследовав материалы дела в совокупности с показаниями осужденных, потерпевших и другими имеющимися в деле доказательствами, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных А., А.М., А.Б., Д.С., Д.И., Д., М., Т. и Я. в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершенном ею нападении на граждан, организации и учреждения г. Буденновска, терроризме, захвате и удержании заложников, в результате чего наступили тяжкие последствия, незаконном приобретении, хранении, передаче, ношении и перевозке огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ, а Д.С., кроме того, в неоднократном незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия, а также подделке официального документа - паспорта гражданина РФ и его использовании.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных и адвокатов Циклаури Н.Е., Плужниковой Л.Б. и Захаровой О.Н. о том, что осужденные обманным путем попали в отряд Б.Ш., в Буденновских событиях принимали пассивное участие из-за полученных ранений, заложников не захватывали, поэтому не могут нести ответственность за участие в банде и совершаемых ею нападениях, терроризме, захвате и удержании заложников, что их действия следовало квалифицировать по ст. 208 ч. 2 УК РФ.

Из показаний лиц, признанных по делу потерпевшими, усматривается, что боевики, в том числе и осужденные, под руководством Б.Ш. в процессе захвата в заложники жителей г. Буденновска, действовали очень слаженно, организованно и дисциплинированно, с общим умыслом на достижение единого преступного результата, явно подчиняясь заранее тщательно разработанному плану. Ни один из боевиков не отказался выполнять приказы руководителей террористической акции об использовании заложников, в том числе женщин, стариков и детей, в качестве "живого щита". Во время штурма больницы подразделениями МВД и ФСБ боевики, в числе которых были и осужденные по настоящему делу, стреляли из-за спин заложников по штурмующим, под угрозой расстрела заставляли заложников возвращаться к окнам, когда те пытались укрыться от пуль и осколков.

Наличие организованности, строгой дисциплины, хорошего вооружения и технической оснащенности боевиков, в том числе и осужденных, подтверждено показаниями сотен потерпевших из числа заложников.

Как не отрицается самими осужденными (кроме Д.И.), все они имели при себе огнестрельное оружие, автоматы, которое было им выдано перед поездкой в г. Буденновск.

Принимая во внимание вышеперечисленные обстоятельства, цели создания Б.Ш. вооруженной группы боевиков (нападение на граждан и организации одного из Российских городов), суд, вопреки мнению адвокатов о наличии в действиях осужденных признаков преступления, предусмотренного ст. 208 ч. 2 УК РФ, обоснованно квалифицировал их действия по ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Что касается доводов жалоб об отсутствии у осужденных корыстных мотивов, то данное обстоятельство, как об этом правильно указано в приговоре, в данном случае не влияет на наличие в их действиях состава преступления, предусмотренного ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Являясь участниками банды, осужденные Д., Д.С., Я., А., А.Б., Д.И., Т., М., А.М., кроме того, совершили незаконное приобретение, передачу, сбыт, ношение, хранение и перевозку огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, то есть преступление, предусмотренное ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Доводы Д.И. о том, что у него никакого оружия не было, по мнению суда, носят явно выраженный защитный характер. Как показали многочисленные допрошенные судом потерпевшие, оружие было у всех участников нападения, в том числе и у Д.И. Нападавшие были вооружены, помимо автоматического оружия, пистолетами, гранатами, гранатометами.

Действия Д.С., незаконно в 1999 году приобретшего у неустановленного лица пистолет кустарного изготовления, который он впоследствии носил, перевозил и хранил по месту своего проживания, правильно квалифицированы судом и по ст. 222 ч. 2 УК РФ по признаку повторности, поскольку в 1995 году Д.С. уже было совершено преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Его же, Д.С., действия в части похищения паспорта Д.Л. в 2000 году, последующей подделке данного паспорта путем переклеивания фотографии и его использования правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 327 УК РФ, как подделка официального документа, предоставляющего права с последующим его использованием.

В полном объеме установлена судом вина осужденных Д., Д.С., Я., А, А.Б., Д.И., Т., М., А.М. и Б. в совершении преступления, предусмотренного ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР, поскольку осужденные своими действиями совершили захват и удержание большого количества граждан из числа жителей г. Буденновска СК в качестве заложников.

Действия осужденных были соединены с угрозой убийством, причинением телесных повреждений, совершены ими в целях понуждения государства к совершению определенных действий как условия освобождения заложников. Действия осужденных повлекли тяжкие последствия: гибель людей и причинение большому числу заложников телесных повреждений различной категории тяжести.

Доводы осужденных о том, что заложников они не захватывали и не удерживали, судебная коллегия во внимание принять не может, поскольку осужденные действовали в составе организованной группы (банды), подчинялись общему плану и руководству, действия осужденных, как и других участников нападения, носили согласованный и целеустремленный характер.

По смыслу закона участники организованной группы могут и не принимать непосредственного участия в совершаемых организованной группой преступных действиях, выступая в качестве пособников. Однако такое техническое распределение ролей не влияет на юридическую оценку их действий. Все участники организованной группы признаются исполнителями совершенных организованной группой преступлений.

Судебная коллегия, вопреки доводам жалоб, не находит оснований для применения к осужденным примечания к ст. 206 УК РФ, поскольку не усматривает признака добровольности в процессе освобождения заложников.

Как видно из материалов дела, больница была окружена федеральными войсками и спецназом, возможностью покинуть больницу без ведома и разрешения руководителей правоохранительных структур никто из осужденных не располагал.

Равным образом судебная коллегия не может принять во внимание доводы жалоб о том, что часть заложников добровольно отправилась с осужденными сначала в Хасавюрт, а потом в с. Зандак.

Как неоднократно показывали потерпевшие, в том числе в судебном заседании, после освобождения 19.06.95 г. большей части заложников, другая часть была оставлена для сопровождения боевиков на территорию ЧР.

Сопровождавшие боевиков за пределы г. Буденновска лица были именно заложниками, поскольку сам факт их присутствия был необходим в качестве гарантии безопасности членов бандформирования. Сохранение жизни заложников из числа сопровождавших боевиков лиц было поставлено под условие беспрепятственного выезда членов бандформирования в ЧР.

При таких обстоятельствах суд обоснованно не применил к осужденным действие примечания к ст. 206 УК РФ.

Правильно квалифицированы судом действия осужденных и по ст. 205 ч. 3 УК РФ как терроризм, то есть совершение ими в составе организованной группы взрывов, поджогов, иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти, с наступлением тяжких последствий.

Как установлено судом, осужденные, действуя в составе организованной группы в целях устрашения населения и нарушения общественной безопасности для оказания воздействия на власти Российской Федерации, в процессе нападения на г. Буденновск, предвидя опасность гибели множества людей, вели беспорядочную стрельбу из различных видов оружия по транспорту, административным зданиям, частным домовладениям. В результате действий участников организованной Б.Ш. террористической группы, в том числе и осужденных, наступили тяжкие последствия, погибло 129 человек, были причинены огнестрельные ранения различной степени тяжести 415 гражданам, сожжены и расстреляны 198 автомашин, подожжен Дом детского творчества, значительно пострадали здания городской больницы, отдела внутренних дел, городской администрации, всего 54 объекта, 107 домовладений частных лиц, захвачено в заложники более 1500 граждан. Общий ущерб составил 95 619 245 415 неденоминированных рублей.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами жалоб о существенных нарушениях процессуального закона, якобы допущенных в период предварительного следствия по делу.

Так, вопреки доводам жалобы защитника Циклаури Н.Е., сроки предварительного следствия по делу надлежащим образом продлевались, о чем в материалах дела имеются соответствующие постановления, равно как имеются постановления о приостановлении по делу предварительного следствия.

В соответствии с материалами дела, следователь по ОВД Генеральной прокуратуры РФ И.Ц. был назначен руководителем следственной группы по расследованию данного дела руководством Генеральной прокуратуры.

В последующих упоминаниях его в постановлениях об изменениях в составе следственно-оперативной группы необходимости не было. И.Ц. 19.06.95 года, в полном соответствии с объемом его должностных полномочий, вынесено постановление об изменениях в составе следственно-оперативной группы, куда был включен и следователь В.

Таким образом, вопреки доводам жалобы защитника Циклаури, постановление от 19.06.1995 г. (т. 249 л.д. 6) о включении В. в состав следственной группы было вынесено правомочным лицом, поэтому, следственные действия, произведенные по делу следователем В., являются юридически значимыми.

Не было допущено органами следствия нарушения прав обвиняемого Д.И. в части ознакомления с постановлениями о составе следственных групп. В материалах дела имеются протоколы ознакомления Д.И. с данными документами.

Из материалов дела усматривается, что, кроме заявленного следователю П.Р. отвода, который был удовлетворен, другим участникам следственной группы Д.И. отвод не заявлялся на всем протяжении предварительного следствия, в том числе после неоднократного ознакомления его с составом следственно-оперативной группы.

Что касается доводов жалобы осужденного А.Б. о том, что ходатайства об отводе следователя Л.З. оставлялись без удовлетворения, то эти доводы не основаны на материалах дела, из которых не усматривается, что названному следователю был заявлен отвод.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного Д.И. о том, что до момента удовлетворения отвода следователю П.Р. и исключения его из состава следственной группы, П.Р. не мог проводить с ним следственные действия, однако делал это.

По смыслу закона, заявленный следователю отвод сам по себе не устраняет его от предварительного расследования по делу и до разрешения отвода прокурором он не приостанавливает производства следственных и иных процессуальных действий.

В связи с этим следователь П.Р., допустивший неправомерное заявление о виновности Д.И., до момента удовлетворения заявленного ему отвода вправе был производить следственные и иные процессуальные действия.

Никаких доводов о предвзятости кого-либо из членов следственной группы, кроме П.Р., Д.И. не заявлялось ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании.

При таких обстоятельствах, доводы жалобы защитника Циклаури о несвоевременности извещения Д.И. об изменениях в составе следственной группы не могут быть приняты во внимание.

Сведений о каких-либо заявлениях от лиц, признанных потерпевшими по делу, с жалобами на несвоевременное ознакомление их с составом следственной группы, в материалах дела нет, и в суд таковые не поступали, поэтому и в этой части доводы жалобы защитника Циклаури являются несостоятельными.

Несостоятельными являются доводы осужденного Д.И. и его защитника Циклаури о неполном ознакомлении Д.И. с материалами дела.

Как следует из протокола выполнения требований ст. 201 УПК РСФСР, Д.И. был ознакомлен с материалами дела в объеме, который он сам счел для себя необходимым в период предварительного следствия. При этом Д.И. не изъявил желания знакомиться с остальными томами дела и не заявлял следователю о том, что ему не хватило времени для ознакомления с материалами дела (т. 341 л.д. 100 - 101).

Раздельное ознакомление с делом Д.И. и его адвоката было произведено в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона (ст. 201 УПК РСФСР), связи с поступившим в адрес следствия ходатайством обвиняемого (т. 341 л.д. 98). При этом, вопреки доводам жалобы защитника Циклаури, вынесение следователем постановления о раздельном ознакомлении обвиняемого и его защитника со всеми материалами дела, законом не предусмотрено.

О предъявлении обвиняемому для ознакомления материалов дела, следователь составляет протокол с соблюдением ст. ст. 141 и 142 УПК РСФСР.

По данному делу эти требования закона следователем были выполнены.

В период судебного заседания Д.И., как и другим осужденным, судом была предоставлена возможность дополнительного ознакомления с материалами дела, которой Д.И. не пожелал воспользоваться.

Несостоятельными являются доводы жалобы осужденного А.Б. о том, что задержан он был не 25, а 23 апреля 2001 года, ему не была вручена декларация прав подозреваемого, не объявлен состав следственной группы, на очных ставках следователь не разрешал ему задавать вопросы потерпевшим.

Как видно из материалов дела, А.Б. в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР был задержан по подозрению в совершении преступлений 25.04.2001 г. На следующий день, то есть 26 апреля 2001 года ему, что отражено в соответствующем протоколе, были разъяснены процессуальные права, в том числе право на защиту. После этого А.Б. был допрошен в качестве подозреваемого с участием адвоката и переводчика.

Что касается доводов жалобы А.Б. о допросе его в качестве подозреваемого 23 апреля 2001 года, то таких данных в материалах дела нет.

Как видно из материалов дела, ряд протоколов допросов, осмотров места происшествия и автомашин, на которые ссылается в своей жалобе защитник Циклаури, выполнен оперуполномоченными УР без надлежаще оформленного поручения следователя.

Такие протоколы следственных действий, как составленные с нарушением закона, суд исключил из числа доказательств и не использовал при постановлении приговора.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами защитника Циклаури о том, что при проведении ряда следственных действий при участии понятых и специалиста, последним не разъяснялись их права и обязанности при проведении следственных действий.

Так, защитником Циклаури, в частности, приведены протоколы осмотров места происшествия от 11.07.95 г., 6.07.95 г., 3.07.95 г., 28.06.95 г., многие другие протоколы осмотров домовладений и автомашин, подробный перечень которых изложен в жалобе защитника.

Исследовав указанные в жалобе процессуальные документы, судебная коллегия пришла к выводу о необоснованности доводов жалобы защитника Циклаури.

В протоколах следственных действий, в том числе перечисленных защитником, произведенных при участии понятых и специалиста, имеются подписи указанных лиц о разъяснении им прав и обязанностей, предусмотренных процессуальным законом.

То, что эти подписи расположены, как правило, в конце страницы протокола, а не непосредственно после текста с перечислением прав и обязанностей, никак не свидетельствует о том, что права и обязанности участникам проведения следственных действий не разъяснялись.

Наряду с этим, протоколы осмотра места происшествия, в которых имеется подпись только одного из понятых, суд не рассматривал в качестве доказательства.

Как усматривается из материалов дела, в процессе осмотров улиц, домовладений и автомашин в г.Буденновске, а также больницы и прилегающей к ней территории после совершенного нападения, было изъято огромное количество стреляных гильз, патронов, частей взрывных устройств и иных предметов, впоследствии признанных вещественными доказательствами по делу.

С учетом большого количества изымаемых предметов, они в присутствии понятых были упакованы более чем в 300 пакетов, о чем в протоколах имеются соответствующие записи. К тому же, как следует из текста жалобы защитника Циклаури, ни Д.И., ни его адвокатом "никоим образом не ставится под сомнение подлинность изъятых в ходе осмотров предметов".

Таким образом, судебная коллегия не установила по делу существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы могли повлечь за собой отмену или изменение приговора.

При назначении осужденным наказания суд принимал во внимание характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновных, обстоятельства дела смягчающие и отягчающие наказание, в том числе и те, на которые ссылаются в своих жалобах осужденные и их адвокаты, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Суд учитывал, что преступления, предусмотренные ст. ст. 126-1 ч. 2 УК РСФСР, 205 ч. 3, 209 ч. 2, 222 ч. 1 УК РФ совершены осужденными в 1995 году, то есть до введения в действие УК РФ, в силу чего наказание за совершение данных преступлений должно назначаться им в соответствии с требованиями ст. ст. 40 и 24 УК РСФСР.

Часть совершенных осужденными преступлений обоснованно квалифицирована судом по УК РФ, поскольку УК РФ смягчает ответственность по этим статьям обвинения по сравнению с УК РСФСР.

При назначении по совокупности наказания Д.С., совершившему преступления в 1995, 1999 и 2000 годах, суд обоснованно руководствовался требованиями как ст. 40 УК РСФСР, так и ст. 69 ч. 3 УК РФ.

При назначении осужденным наказания суд не мог не учитывать последствия их преступной деятельности, большое количество потерпевших от совершенных ими преступлений и объем причиненного материального ущерба.

Как усматривается из материалов дела, в частности, из исследованных судом экспертных заключений, в числе захваченных в заложники граждан находились малолетние дети и женщины, причем беременность некоторых из них завершилась преждевременными родами, а также престарелые и тяжело больные граждане из числа пациентов больницы, находившиеся в беспомощном состоянии, что суд обоснованно, в соответствии со ст. 63 УК РФ, учитывал в качестве отягчающих наказание обстоятельств.

Из материалов дела следует, что осужденные по делу, за исключением Д.И., были до их задержания установлены как участники нападения на жителей г. Буденновска, скрывались от правосудия и были задержаны в разное время правоохранительными органами.

Данные некоторыми из осужденных (М., А.Б., Я.) после задержания первоначальные объяснения были поименованы сотрудниками правоохранительных органов как "явки с повинной", хотя по существу таковыми не являлись, поскольку указанные лица были задержаны, поэтому учитывать данные документы именно как явки с повинной, в качестве смягчающего наказание обстоятельства предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд оснований не имел.

Поскольку судом установлены обстоятельства, отягчающие ответственность осужденных, предусмотренные как п. 5 ст. 39 УК РСФСР, так и п. "з" ст. 63 УК РФ, суд не нашел оснований к применению в отношении кого-либо из осужденных положений ст. 62 УК РФ о назначении наказания виновным при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, в частности, явки с повинной.

С учетом отягчающих обстоятельств, установленных в действиях осужденных при совершении преступлений, объема и степени тяжести последствий их деятельности, суд счел справедливым назначение большинству осужденных наказания, приближенного к наиболее строгому из числа предусмотренных законом, действовавшим на день совершения преступления.

Наряду с изложенным, из материалов дела усматривается, что осужденный Д.И. добровольно явился в следственные органы с заявлением о своем участии в совершенных в 1995 году преступлениях, активно способствовал установлению обстоятельств его совершения, убедил явиться в правоохранительные органы ряд лиц, принимавших участие в НВФ.

Приведенные обстоятельства суд принял во внимание при назначении Д.И. меры наказания.

При назначении наказания осужденной Д. суд учитывал, что ею, в процессе совершения нападения на жителей г. Буденновска выполнялись, в основном, функции медицинской сестры, о чем показывали потерпевшие, как в период следствия, так и в суде.

Суд учитывал также, что на протяжении, как предварительного, так и судебного следствия Д. давались, в основном, правдивые и подробные показания об обстоятельствах совершенных преступлений.

Оказанную помощь следствию суд учитывал при назначении наказания также и осужденному М.

Вопреки доводам жалоб осужденных А.Б., Я., Д.И. и защитника Циклаури, амнистия в отношении осужденных не может быть применена в соответствии с п. "А" ст. 4 Постановления Государственной Думы от 12 марта 1997 года "Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния, в связи с вооруженным конфликтом в Чеченской Республике", поскольку они осуждены в том числе по ст. 126-1 УК РСФСР, не подпадающей под амнистию.

Судебная коллегия, принимая во внимание повышенную опасность совершенных осужденными преступлений и тяжесть наступивших последствий, не считает возможным смягчать назначенное наказание указанным осужденным.

Что касается доводов жалобы осужденного Я. о том, что суд неправильно исчислил начало срока отбывания наказания, не засчитав ему время нахождения под стражей с 11 июня по 9 сентября 2000 года, то этот вопрос подлежит разрешению судом, постановившим приговор, в порядке, предусмотренном ст. ст. 396 и 397 УПК РФ.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 12 апреля 2002 года в отношении А., А.М., А.Б., Д.С., Д.И., Д., М., Т. и Я. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"