||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 декабря 2002 г. N 88-о02-46

 

Председательствующий: Залецкий И.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Коваля В.С. Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного М. на приговор Томского областного суда от 26 марта 2002 года, по которому

М., <...>, не судимый,

осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ на шесть лет лишения свободы с конфискацией имущества; ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на десять лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., адвоката Бычкова Н.И., поддержавшего доводы жалобы, заключение прокурора Мурдалова Т.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за покушение на хищение чужого имущества в крупных размерах путем мошенничества, а также покушение на убийство Д.А. из корыстных побуждений.

Преступления совершены им в феврале - апреле 2000 года в г. Томске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде М. вину не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный просит разобраться в деле, указывая, что потерпевший Я. сам предложил ему продать свою квартиру в г. Томске, а из вырученной от продажи суммы отдать ему долги, как свои, так и сожительницы К. Чтобы Я. не остался без жилой площади, он предложил ему купить квартиру за пределами г. Томска, на что Я. согласился. После этого он и Я. "сделали размен квартир" путем купли-продажи, он приобрел у М.А. в с. Турунтаево квартиру для Я. за 8 500 рублей, и Я. уже должен был получить свидетельство о собственности на эту квартиру. В это же время Я. оформил на его имя доверенность на продажу своей квартиры в г. Томске, которую он (осужденный) продал бы, но только после получения Я. свидетельства о собственности, и погасил бы все долги, которые перед ним имели Я. и К. Полагает, что Я. и К. были ему должны намного большую сумму, чем установлено судом, в связи с чем считает их показания ложными. Указывает, что обманывать Я. не собирался.

Также отмечает, что с целью приобретения земельного участка в черте г. Томска и строительства на нем частного дома, он договорился с братьями Д.А. и Д.Ю. о продаже ими своего дома с земельным участком, доставшимися им в наследство после смерти матери. Взамен он предложил Д.Ю. дом с земельным участком в п. Басандайка, а Д.А. - 20 000 рублей, кроме того, он взял на себя расходы по восстановлению утраченных братьями личных документов и оформлению наследства, на что братья также согласились. После этого он купил Д.Ю. дом в п. Басандайка, отдал Д.А. 20 000 рублей, а затем он и его знакомая Г. с двумя детьми купили 1/2 часть дома, наследство на которую было оформлено на Д.А., и получили свидетельство о собственности. Поэтому считает, что не имел долга перед Д.А. и Д.Ю. Указывает, что впоследствии Д.А. умер, а Д.Ю. приобретенный для него дом в п. Басандайка продал своей сестре. В дом по <...>, где он был задержан сотрудниками милиции, приехал по просьбе и совместно с Д.Ю., который нуждался во временном жилье. Д.А. находился в нетрезвом состоянии и сразу лег на диван. Он же переоделся, чтобы порубить по просьбе Д.А. и для его нужд головы животных и выкопать для себя, но с разрешения Д.А. некоторые кустарники. С собой принес в дом бутылку со спиртом, чтобы рассчитаться с хозяевами дома. Убивать Д.А. не собирался не делал этого, спиртом, разбавленным клофелином, Д.А. не поил.

Считает, что материалы дела фальсифицированы органами следствия, судебное разбирательство проведено неполно, с обвинительным уклоном. В частности, считает, что работники милиции, следователь, эксперты дали неправдивые показания, протоколы осмотра места происшествия, осмотра и приобщения к материалам дела вещественных доказательств, заключения экспертиз составлены с нарушением норм УПК РСФСР.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Доводы осужденного завладеть квартирой Я., нельзя признать о том, что он не собирался путем мошенничества состоятельными.

Как следует из показаний потерпевшего Я. и свидетеля К., они должны были М. лишь 4 000 и 7 0000 рублей соответственно. М. предложил Я. заниматься сельским хозяйством в с. Турунтаево, выращивать картофель, вязать веники, сказал, что берет в аренду участок земли, уже нанял рабочих, при этом Я. отводилась роль управляющего с зарплатой в 1 000 рублей. Проживать Я. должен был в селе на время сельхозработ, а свою квартиру в г. Томске сдавать в аренду. Поскольку Я. не мог найти работу, то согласился с этим предложением. Во исполнение достигнутой договоренности М. купил ему квартиру в с. Турунтаево у М.А., но выдвинул требование о том, что ему нужна гарантия в случае причинения ему убытков по вине Я. Для этого предложил ему в качестве такой гарантии оформить на себя доверенность на право распоряжения квартирой Я. в г. Томске, заверив, что подлинники этих документов будут находиться у Я., однако, вместо этого отдал ему только копии. Кроме того, попросил написать расписку на 50 000 рублей, объяснив, что купил квартиру у М.А. за 40 000 рублей, для чего взял деньги в долг у своей родственницы, которая требует такую расписку. После этого М. стал торопить его с выездом в село, а также сказал, что для того, чтобы взять в аренду участок земли и взять лицензию на занятие сельскохозяйственной деятельностью, необходимо прописаться в с. Турунтаево. Так как он доверял М., то так и собирался поступить, но к нему пришли сотрудники милиции и сообщили, что М. продает его квартиру в г. Томске. Я. пояснил также, что продавать свою квартиру и жить постоянно в с. Турунтаево у него не было намерений.

Каких-либо оснований не доверять показаниям Я. и К. не имеется по следующим основаниям.

Так свидетель П. подтвердил показания указанных лиц о том, что в качестве гарантии, если Я. допустит растрату, М. предложил оформить доверенность на продажу квартиры Я. Свидетель также пояснил, что при встречах с Я. М. постоянно говорил, что собирается взять участок земли для выращивания картофеля, собирает для этого людей, покупает семена, но ничего из перечисленного М. не делал. Для чего М. купил квартиру в с. Турунтаево, ему неизвестно, возможно, под дачу. Позднее М. попросил его мать П.Е. поучаствовать в приобретении квартиры Я., заверив, что все делается законно. Договор купли-продажи был оформлен на П.Е., но мать каких-либо денег М. не передавал. На его вопрос, для чего он продал квартиру Я., М. ему ничего не ответил.

Свидетель П.Е. подтвердила эти обстоятельства, пояснив, что лишь выполнила просьбу М., приняв участие в сделке в качестве покупателя, но денег М. не платила, собственника квартиры не видела, как и саму квартиру.

Действительно, согласно договору купли-продажи от 10.04.2000 г. Я. через своего представителя М., действующего по доверенности, продал свою квартиру в г. Томске П.Е. за 40 000 рублей.

Уже 28.04.2000 г. Я. подал в Томский областной регистрационный центр заявление о расторжении указанной сделки, а 15.05.2000 г. - с заявлением об аннулировании доверенности на продажу квартиры на имя М.

В соответствии со справкой Лицензионной палаты администрации Томской области выращивание картофеля к лицензируемым видам деятельности не относится, что опровергает доводы осужденного о необходимости лицензии.

А как следует из справки Комитета по земельным ресурсам и землеустройству Томского района (место нахождения с. Турунтаево) Томской области, при предоставлении в аренду земельных участков физическим лицам для огородничества не требуется местной прописки или регистрации.

Доводы осужденного о наличии у Я. и К. долга перед ним на гораздо большую сумму, чем 11 000 рублей, ничем не подтверждены.

Из показаний К. следует, что, усомнившись в стоимости квартиры М.А. в 40 000 рублей, она попросила М. принести расписку от М.А. М. такую расписку принес, но в ней не была указана стоимость квартиры.

Действительно, свидетель М.А. пояснил, что продал М. свою квартиру всего за 8 500 рублей. Позднее М. попросил его написать расписку о том, что деньги за квартиру получены полностью, но при этом попросил не указывать сумму. Эта показания свидетеля соответствуют тексту имеющейся в материалах дела расписки.

О том, что К. должна М. 5 - 7 000 рублей, а не гораздо большую сумму, следует и из показаний свидетеля Р. на предварительном следствии, которые судом обоснованно признаны достоверными.

При таких обстоятельствах М., достоверно знавший о стоимости квартиры Я. в 54 000 рублей и пытавшийся путем обмана и злоупотреблением доверием завладеть ею, судом обоснованно признан виновным в покушении на мошенничество, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Судебная коллегия не находит оснований для изменения либо отмены приговора в части осуждения М. за покушение на убийство Д.Ю.

Как следует из приговора и бесспорно установлено судом, 28.10.98 г. М. приобрел у Д.А. и Д.Ю. 1/4 долю в праве собственности на домовладение в г. Томске, зная о том, что домовладение подлежит сносу и рассчитывая получить от строительной организации денежную компенсацию и квартиру. Однако 25.05.99 г. Д.А. и Д.Ю. было подано исковое заявление в суд о признании указанной сделки недействительной в связи с тем, что М. ввел их в заблуждение и не выполнил своих обещаний по договору. После подачи искового заявления в суд Д.А. скончался при невыясненных обстоятельствах. После этого М., с целью воспрепятствования даче показаний Д.Ю. в судебном заседании и предотвращения возможного удовлетворения судом исковых требований, в результате чего он не достигнет своей цели, решил совершить убийство Д.Ю.

С этой целью М., встретив Д.Ю. на улице, попросил находившегося с ним в автомашине П., не посвященного в его планы, дать Д.Ю. употребить спиртное из специально приготовленной бутылки с водно-спиртовой смесью, содержащей сильнодействующее вещество - клофелин в концентрации, представляющей опасность для жизни и здоровья человека. После употребления Д.Ю. около 100 гр. указанной жидкости М. предложил ему сесть в автомобиль под предлогом поиска временного жилья для Д.Ю. Провозив Д.Ю. около 2-х часов по городу, и дождавшись, когда он пришел в бессознательное состояние, М. привез его к нежилому дому, завел в дом и уложил на топчан. После этого пытался насильно влить ему в рот водно-спиртовую смесь, но довести до конца свой умысел на убийство не сумел, так как был задержан в доме сотрудниками милиции.

Доводы осужденного о том, что у него не было смысла убивать потерпевшего, никаких действий для этого он не предпринимал, в том числе водкой с клофелином его не поил, опровергаются доказательствами, исследованными в судебном заседании и подробно изложенными в приговоре.

Как следует из показаний потерпевшего Д.Ю., М. взамен приобретения дома обещал ему не только купить дом на ст. Басандайка, но и обеспечить его работой, утверждая, что у него есть гектар земли, он собирается выращивать картофель, вязать веники. Поэтому он согласился сначала с этим предложением. Что М. обещал его брату, ему неизвестно, но со слов брата он знает, что М. денег ему не давал. Как произошло отчуждение их доли в домовладении, он не помнит, так как всем этим занимался М. по доверенности от брата, а, кроме того, М. всегда спаивал их спиртными напитками, и все документы они подписывали в нетрезвом состоянии. После подачи в суд искового заявления о расторжении договора купли-продажи и гибели брата, М. продолжал спаивать его спиртными напитками, просил отказаться от услуг адвоката. Считает, что зимой 1999 - 2000 года М. уже пытался отравить его. 20.04.2000 г. он в трезвом состоянии шел по улице, когда его позвал П., зять М., (оба были на автомашине) и сказал, что последний с ним хочет поговорить. П. дал ему бутылку со спиртным, из которой он выпил около 100 гр. и почувствовал слабость. Как садился в автомашину, и что произошло в дальнейшем, он не помнит. Очнулся лежа в каком-то доме, было темно. М. одной рукой держал его за шею или челюсть, а другой пытался влить ему в рот из какой-то бутылки спиртное. Он пытался отвернуться, но была слабость. В это время он услышал шум и крики: "Милиция!". Д.Ю. также пояснил, что в доме, куда его привез М., он не бывал, живет ли в нем кто-нибудь, он не знает.

Показания потерпевшего опровергают версию осужденного о причинах появления его в нежилом доме.

Как следует из имеющейся в материалах дела справки, указанный дом на балансе муниципального предприятия "ПЖРЭТ Ленинского района" не числится.

Кроме того, о том, что Д.Ю. был в бессознательном состоянии затащен в дом П. и М. подтвердил свидетель Г.О., оперуполномоченный Советского РОВД г. Томска, осуществлявший в тот момент за М. негласное наблюдение в соответствии с Законом "Об оперативно-розыскной деятельности".

Свидетель П. подтвердил, что М. велел ему дать Д.Ю. бутылку со спиртным и крышкой, именно обмотанной изоляционной лентой синего цвета. Когда он и М. завели уже "пьяного" Д.Ю. в дом, который указал М., то последний велел ему отогнать машину, "чтобы она не мешала". Кроме того, М. переоделся в другую одежду, взял из багажника полуторалитровую бутылку спирта и налил из нее в небольшую бутылку.

В ходе осмотра места происшествия (дома, и котором был задержан М.) была изъята плоская бутылка с бесцветной жидкостью. Каких-либо голов животных в доме не обнаружено.

В багажнике автомашины, принадлежащей М. и на которой был привезен к дому Д.Ю., среди 12-ти бутылок была обнаружена бутылка емкостью 1,5 литра с бесцветной жидкостью с крышкой, обмотанной изоляционной лентой синего цвета.

Доводы М. о том, что он купил эту бутылку у А., опровергаются показаниями свидетеля А.

Согласно заключениям пищевых экспертиз в обеих изъятых бутылках обнаружена спиртосодержащая жидкость, запрещенная к использованию в пищевых целях. Жидкости в бутылках имеют близкие физико-технические показатели и ранее могли представлять единое целое.

В соответствии с заключениями судебно-химическими экспертизами в жидкостях обеих бутылок обнаружен лекарственной препарат - клофелин, введенный в содержимое бутылок, вероятнее всего, в виде таблеток. Концентрация клофелина в жидкостях 0,001%. Жидкости однородны по химическому составу. Клофелин относится к сильнодействующим лекарственным средствам. Совместное присутствие клофелина и спирта оказывает одурманивающее действие.

В соответствии с заключением экспертизы клофелин относится к антигипертензивным средствам, влияющим на сосудодвигательные центры головного мозга. Во время употребления клофелина запрещается употребление спиртных напитков. Превышение доз клофелина или его употребление не по показаниям, может вызвать тяжелые явления: нарушение сознания, коллапс. Максимальная суточная доза 0,6 мг в сутки. Принятие 100 мл жидкости с концентрацией клофелина 0,001% превышает максимальную суточную дозу клофелина, представляет опасность для жизни и может повлечь за собой смерть.

По заключению дактилоскопической экспертизы следов пальцев рук на бутылке, изъятой их дома, не обнаружено, что не противоречит показаниям свидетелей С., В., Р.Д., о том, что во время задержания на руках М. были надеты белые перчатки, которые М. спрятал между сиденьем и его спинкой автомашины, на которой его увозили в отдел милиции.

Перчатки, действительно были обнаружены в указанном месте, где сидел М.

Кроме того, по заключению химической экспертизы, на дактилоскопической пленке, на которую были изъяты микрообъекты с бутылки, обнаруженной в доме, имеются 3 белых хлопковых волокна, одинаковых по цвету и природе с волокнами, входящими в состав перчаток.

На бутылке, изъятой из автомашины, был обнаружен след пальца руки П., что также соответствует его показаниям.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз линейная ссадина в правой надключичной области у Д.Ю. могла быть причинена от воздействия твердого предмета с ограниченной поверхностью соприкосновения, припухлость мягких тканей шеи в проекции щитовидного хряща могла быть причинена от воздействия тугого твердого предмета или тугоэластичного предмета.

На момент поступления в Областную клиническую больницу 20.04.2000 г. Д.Ю. находился в состоянии алкогольного опьянения, но речь об отравлении алкоголем не идет. Анализ на клофелин не проводился в связи с отсутствием необходимых реактивов.

При таких обстоятельствах доводы осужденного о том, что показания свидетелей являются неправдивыми, нельзя признать состоятельными.

Доводы М. о нарушениях норм уголовно-процессуального закона при производстве экспертиз, осмотра места происшествия, приобщении вещественных доказательств к материалам дела в связи с чем, по его мнению, изъятые бутылки и находящаяся в них жидкость не могут быть использованы в качестве доказательств, тщательно проверялись в судебном заседании, а причины, по которым суд не согласился с ними, очень подробно и убедительно изложены в приговоре.

Кроме того, свидетель П. опознал бутылку, изъятую в доме, как хранившуюся прежде в автомашине, которой он управлял, и которую взял с собой в дом М.

С учетом изложенного осужденный обоснованно признан виновным в содеянном, а его действиям также дана правильная юридическая квалификация.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, не допущено.

Руководствуясь ст., ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Томского областного суда от 26 марта 2001 г. в отношении М. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"