||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 декабря 2002 г. N 44-о02-122

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Давыдова В.А. и Коваля А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 16 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных К., К.Г., К.Д., З., адвокатов Ступниковой Е.А., Пономаревой Г.Б., Михайлова В.Ю., Ленского В.А. на приговор Пермского областного суда от 6 марта 2002 года, которым

К., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы на срок:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ - 11 лет с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - 11 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ - 6 лет;

по ст. 166 ч. 4 УК РФ - 7 лет;

по ст. 325 ч. 2 УК РФ назначено 6 месяцев исправительных работ по месту работы, с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.Г., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы на срок:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ - 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ - 6 лет;

по ст. 166 ч. 4 УК РФ - 7 лет;

по ст. 325 ч. 2 УК РФ назначено наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.Д., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы на срок:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ - 11 лет с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - 11 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ - 6 лет;

по ст. 166 ч. 4 УК РФ - 7 лет;

по ст. 325 ч. 2 УК РФ назначено 6 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

З., родившийся в г. Хашури Республики Грузия, несудимый, -

осужден к лишению свободы на срок:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ - 9 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ - 5 лет;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - 9 лет с конфискацией имущества;

по ст. 111 ч. 1 УК РФ - 4 года;

по ст. 166 ч. 4 УК РФ - 6 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 325 ч. 2 УК РФ оправдан за недоказанностью участия в преступлении.

По делу разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Давыдова В.А., объяснения осужденного К.Г., адвоката Ленского В.А., мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей необходимым исключить осуждение по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ по эпизодам от 15 и 23 декабря 2000 года, 6 января 2001 года, а также отменить приговор по ст. 325 ч. 2 УК РФ и дело прекратить на основании п. 3 ст. 24 УПК РФ, а в остальном оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах адвокаты Ступникова Е.А., Паномарева Г.Б., Михайлов В.Ю., Ленский В.А. и осужденные К., К.Г., К.Д., З. просят об отмене приговора и прекращении дела, мотивируя тем, что последние осуждены необоснованно за преступления, которые не совершали.

Достаточными и допустимыми доказательствами виновность осужденных не подтверждена.

Выводы суда основаны на противоречивых показаниях потерпевших и показаниям осужденных, данных в ходе предварительного следствия в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия.

Кроме того, показания осужденных, на которые суд сослался в приговоре, нельзя признать допустимыми доказательствами еще и потому, что допросы проводились без участия адвокатов и переводчика, хотя осужденные не владеют в достаточном объеме русским языком, что фактически подтверждено фактом допуска переводчика при дальнейшем производстве по делу.

Опознание осужденных по видеозаписи произведено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, поскольку их фотографии, причем всех сразу, были предварительно предъявлены потерпевшим.

Потерпевший Л. опознал З. также с нарушением требований закона, т.к. еще до проведения этого следственного действия, он имел возможность видеть его в следственном изоляторе, куда его привел работник милиции.

Несмотря на наличие существенных противоречий в показаниях, не были проведены очные ставки между осужденными и потерпевшими.

Помимо этого, осужденный З. и его защитник указывают на необоснованность осуждения по ст. 111 ч. 1 УК РФ, ссылаясь на то, что виновность З. не доказана. Потерпевший К.Р. и свидетель П. в судебном заседании допрошены не были, а так называемая, явка с повинной, была получена с применением недозволенных методов ведения следствия. При ознакомлении с материалами дела, в нарушение требований ст. 201 УПК РСФСР, З. не был ознакомлен с восьмым томом уголовного дела.

Осужденный К.Д., анализируя доказательства, на которые сослался суд, полагает, что его виновность не доказана. Признавая его виновным по ст. 166 ч. 4 УК РФ, суд не привел в приговоре никаких доказательств того, что именно он управлял автомашиной. Поскольку огнестрельное оружие и боеприпасы не были обнаружены и изъяты, то и осуждение по ст. 222 ч. 3 УК РФ не может быть признано обоснованным, тем более, что и при доказанности совершения разбоя с применением оружия, такая квалификация является излишней. Не приведено в приговоре и доказательств виновности по ст. 209 ч. 1 УК РФ. Обыск в квартире отца проведен незаконно, поскольку постановление о проведении обыска не вручалось хозяину квартиры, т.к. он отсутствовал, либо представителю ЖЭО, как того требует закон. Осужденный К. также обращает в жалобе внимание на то, что факт управления им автомашиной, которой якобы неправомерно завладели, не доказан, а З. - на то, что дело рассмотрено незаконным составом суда, поскольку председательствующий ранее принимал участие в рассмотрении данного дела, когда оно было направлено прокурору для дополнительного расследования.

Государственный обвинитель Пугин И.Н. в возражениях на жалобы просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражения на них, Судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности каждого из осужденных в совершении преступлений, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на анализе и оценке совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

С доводами, которые приведены в кассационных жалобах осужденных и их защитников согласиться нельзя.

Как видно из материалов дела, каждому из осужденных неоднократно разъяснялось их право пользоваться услугами переводчика и все они заявили, что не нуждаются в переводчике, а показания будут давать на русском языке. При окончании предварительного следствия ходатайство З., К. и К.Д. о предоставлении им переводчика было удовлетворено и дальнейшее производство по делу проводилось с участием переводчика. Судом установлено, что осужденные длительное время проживали на территории Российской Федерации, занимаясь предпринимательской деятельностью, состояли в фактических брачных отношениях с лицами, не владеющими грузинским языком, обучались в школе с обязательным изучением русского языка. При таких данных, следует признать правильным вывод суда о том, что требования ст. 17 УПК РСФСР органами следствия нарушены не были. Не имеется в материалах дела и каких-либо сведений о нарушении права осужденных на защиту при проведении предварительного следствия.

Доводы осужденных о применении к ним незаконных методов следствия судом проверялись достаточно всесторонне и полно и эти доводы как несостоятельные были отклонены с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит правильным вывод суда о допустимости показаний осужденных, в которых они, признавая вину, изложили обстоятельства совершения ими инкриминируемых им преступлений.

Обоснованно названные показания признаны и достоверными, поскольку они достаточно подробны, детальны, согласуются между собой и по каждому эпизоду обвинения, признанному доказанным, подтверждены другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Необоснованными Судебная коллегия находит и другие доводы, на которые ссылаются авторы жалоб.

Так, из показаний потерпевших усматривается, что при совершении преступлений нападавшие использовали огнестрельное оружие - автомат Калашникова и пистолеты, производили выстрелы по кабине автомашины и в воздух. Эти показания потерпевших согласуются с показаниями К. и К.Д., данными осмотра автотранспортных средств и заключениями баллистических экспертиз, проведенных в отношении пуль, изъятых с места происшествия. При таких доказательствах, несмотря на то, что огнестрельное оружие не было обнаружено и изъято, осуждение по ст. 222 ч. 3 УК РФ является обоснованным. Обоснованно квалифицированы действия осужденных и по ст. 166 ч. 4 УК РФ, поскольку при неправомерном завладении транспортным средством, совершенном организованной группой, не имеет значения кто именно управлял автомашиной.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено. Дело рассмотрено законным составом суда, нарушений требований ст. 60 УПК РСФСР допущено не было, т.к. участие председательствующего ранее в рассмотрении этого дела, когда оно было направлено для дополнительного расследования, не препятствует его участию в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Не усматривает судебная коллегия и нарушений требований ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР при ознакомлении З. с материалами дела. Том N 8, с которым З. не был ознакомлен, состоит из обвинительного заключения, которое осужденному было вручено.

Показания потерпевшего К.Р. оглашены и исследованы в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР.

Утверждение осужденного З. о том, что до опознания его предъявили потерпевшему Л. в следственном изоляторе - голословно и опровергается показаниями Л. и Б.

Вместе с тем, Судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационных жалоб о недопустимости таких доказательств, как: протокол опознания К.С. по фотографии К.Г. (т. 2 л.д. 131 - 133); протокол опознания Ч. К.Д. и К.Г. по видеозаписи (т. 3 л.д. 130 - 131); протокол опознания К.П. К.Д. и К.Г. по фотографии (т. 3 л.д. 122 - 127); протокол опознания Б.Р. К. по видеозаписи (т. 3 л.д. 192 - 193); протокол опознания Б.Т. К.Г. по видеозаписи (т. 3 л.д. 194 - 195); протокол опознания П.О. З. и К. (т. 3 л.д. 241 - 242) по видеозаписи; протокол опознания К.И. К.Г. по видеозаписи (т. 3 л.д. 197 - 298); протокол опознания по видеозаписи К.Д. и К.Г. (т. 4 л.д. 74 - 75) Е. Соглашаясь с доводами жалоб, Судебная коллегия исходит из следующего. Во всех случаях, опознания проведены с нарушением требований ст. 165 УПК РСФСР, поскольку опознание по фотокарточке либо видеозаписи производятся лишь при невозможности предъявления лица для опознания. Между тем, из материалов дела видно, что все осужденные задержаны в январе 2001 года и на момент проведения опознания содержались под стражей, т.е. имелись все данные для предъявления их самих для опознания.

Кроме того, К.С. для опознания были предъявлены лишь фотокарточки четырех подозреваемых, тогда как, согласно ст. 165 УПК РСФСР, фотография каждого подозреваемого должна предъявляться одновременно с другими фотокарточками в количестве не менее трех.

Помимо этого, из названных выше протоколов опознания, усматривается, что Ч., Б.Р., Е., П.О. опознали осужденных "неуверенно", "не твердо", "не совсем уверенно" и тем не менее, суд сослался на эти протоколы как на доказательства виновности К.Г. и других.

Признавая протоколы опознания недопустимыми доказательствами, Судебная коллегия находит, что данное обстоятельство не влияет на выводы суда относительно доказанности виновности осужденных, поскольку для таких выводов достаточно других доказательств, приведенных в приговоре по каждому эпизоду обвинения, признанному доказанным.

Действия каждого из осужденных, в т.ч. по ст. 209 ч. 1 УК РФ, квалифицированы правильно.

Однако, осуждение по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ по эпизодам совершения разбойных нападений 15 и 23 декабря 2000 года и 6 января 2001 года нельзя признать обоснованным и оно подлежит исключению из приговора, поскольку стоимость похищенного имущества в пятьсот раз не превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления.

Кроме того, приговор в части осуждения К. и К.Д. по ст. 325 ч. 2 УК РФ и в части осуждения К.Г. по этой же статье, по эпизоду похищения паспорта и других важных личных документов, совершенного 17 июля 2000 года, подлежит отмене, а дело - прекращению на основании п. 3 ст. 24 УПК РФ - за истечением сроков давности уголовного преследования.

Наказание каждому из осужденных назначено в полном соответствии с требованиями ст. 6, ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновных. Не подлежит наказание смягчению и с учетом изменений, которые вносятся в приговор.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 6 марта 2002 года в отношении К. и К.Д. в части их осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ и в отношении К.Г., в части его осуждения по этой же статье по эпизоду похищения паспорта и других важных личных документов, совершенного 17 июля 2000 года - отменить и дело прекратить на основании ст. 24 п. 3 УПК РФ - за истечением сроков давности уголовного преследования.

Этот же приговор в отношении них и в отношении З. изменить: исключить осуждение их по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ по эпизодам совершения разбойных нападений 15 и 23 декабря 2000 года, и 6 января 2001 года - в отношении К. и К.Г.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 222 ч. 3, 166 ч. 4 УК РФ, назначить К. и К.Д. по 12 (двенадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества каждому, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении них, а также в отношении К.Г. и З. оставить без изменения, а кассационные жалобы К., К.Г., К.Д., З., Ступниковой Е.А., Пономаревой Г.Б., Михайлова В.Ю., Ленского В.А. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

СВИРИДОВ Ю.А.

 

Судьи

ДАВЫДОВ В.А.

КОВАЛЬ А.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"