||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 декабря 2002 г. N 88-о02-25

 

Председательствующий: Симанчева Л.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Яковлева В.К. и Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании 15 декабря 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного К. и адвоката Лобанова С.Н. на приговор Томского областного суда от 4 апреля 2002 года, которым

К., <...>, не судимый, -

осужден по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 1 УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснение осужденного К., поддержавшего доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в том, что около 5 часов утра 27 февраля 2000 года в студенческом общежитии N 7, расположенном по адресу г. Томск, ул. Ф. Лыткина, дом. 12, способствовал умышленному причинению смерти С.

Преступление совершено им при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании К. вину не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный К. в своих жалобах просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, при этом ссылается на то, что суд не разобрался в деле, не учел допущенные следственными органами нарушения, рассмотрел дело поверхностно, в судебном заседании не допросил многих свидетелей, хотя у него имелись вопросы к свидетелям, не удовлетворил его ходатайство об отказе от услуг адвоката. Указывает, что он написал в адрес суда заявление, в котором утверждал, что потерпевшего убил он, но суд не учел его заявление и необоснованно осудил его за пособничество в причинении смерти. Считает, что судом нарушено его право, так как после провозглашения приговора не предоставили ему материалы предварительного следствия для вторичного ознакомления.

- адвокат Лобанов С.Н. просит приговор в отношении К. отменить, при этом ссылается на то, что суд неправильно квалифицировал его действия как пособничество в умышленном причинении смерти потерпевшему.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что К. обоснованно осужден за пособничество в умышленном причинении смерти другому человеку и приговор суда является законным и обоснованным.

С доводами жалоб осужденного и его защитника о необходимости отмены приговора, нельзя согласиться.

Вина К. в содеянном подтверждена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самого К. на предварительном следствии и на первом судебном заседании, показаниями свидетелей Г., Л., М., К.И., К.А. и других свидетелей, заключениями судебно-медицинской, медико-криминалистической, судебно-биологической экспертиз и другими собранными по делу доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, около 5 часов утра 27 февраля 2000 года в студенческом Г. затеял драку с потерпевшим С. и нанося удары кулаками и ногами по голове и другим частям тела, сбил потерпевшего с ног. Затем, по просьбе Г., осужденный К. сбегал в комнату N 834 и принес металлическую трубу, которую передал Г. и последний данной трубой нанес потерпевшему множественные удары по голове и умышленно причинил ему смерть.

Приговором от 23 февраля 2001 года Г. осужден к длительному сроку лишения свободы.

К такому выводу суд пришел обоснованно.

Так, осужденный К. на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства 22 - 28 мая 2001 года (л.д. 2 л.д. 29 - 53) признавал, что увидел драку между потерпевшим С. и Г. в ходе чего С. упал, а Г. наносил потерпевшему удары ногами в голову. Затем Г. попросил, чтобы принесли что-нибудь тяжелое и он из комнаты, где проживал его брат К.И. вынес трубу и передал Г., а последний с этой трубой вернулся в кухню. Через некоторое время он вышел посмотреть, что произошло на кухне и увидел, что вся кухня в крови, а Г. и свидетель К.А. держат под руки обнаженного по пояс С. После этого он вернулся в комнату и сказал брату, что Г. перестарался. При этом К. подтвердил, что понимал, что Г. будет наносить потерпевшему С. удары металлической трубой, понимал, что результат избиения может быть разный, допускал любой результат и безразлично относился к этому.

Свои показания К. подтвердил на очных ставках с Г. (т. 1 л.д. 256 - 258, т. 2 л.д. 29 - 53), с М. (т. 1 л.д. 208 - 211) и К.А. (т. 1 л.д. 259 - 261).

Эти показания осужденного К. обоснованно признаны судом правдивыми, поскольку соответствуют они установленным по делу обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами.

Так, из первоначальных показаний Г. на предварительном следствии видно, что у него произошел конфликт с С., в ходе которого он сбил с ног потерпевшего, за ноги затащил его в кухню, затем в коридоре взял у К. металлическую трубу и стал наносить лежащему С. удары этой металлической трубой по голове.

Аналогичные показания Г. давал и при проведении очных ставок.

Свидетель Л. в ходе предварительного расследования показала, что слышала из кухни звуки ударов металлическим предметом, стоны. Позднее узнала, что убили С. (т. 1 л.д. 107 - 108).

Свидетель М. показал, что К. зашел в комнату и попросил у своего брата К.И. что-нибудь тяжелое, затем взяв металлическую трубу пошел в сторону умывальника.

Свидетель К.И. на предварительном следствии и в судебном заседании показал, что 27 февраля 2000 года к нему в комнату забежал его брат (осужденный К.) и попросил что-нибудь тяжелое, так как в коридоре драка. Он понял, что дерутся Г. и кто-то еще. Он передал К. металлическую трубу и тот ушел. Через 3 - 4 минуты брат вернулся и сказал, что Г. перестарался. Позднее пришли сотрудники милиции и он узнал о смерти С. На одежде К. он крови не видел.

Свидетель К.А. подтвердил, что после того, как потерпевший С. без сознания лежал возле кухни на полу, Г. попросил его и К., чтобы ему принесли что-нибудь тяжелое, но он (К.А.) не пошел за тяжелым предметом, а ушел в умывальник.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшего наступила от закрытой тупой массивной черепно-мозговой травмы, с обширной ушибленной зияющей раной правой затылочной области головы.

Из заключения медико-криминалистической экспертизы видно, что возможность причинения пострадавшему телесных повреждений в виде ушибленных ран головы металлической трубой, изъятой с места происшествия, не исключается.

Это подтверждается также заключением судебно-биологической экспертизы о том, что в соскобе с металлической трубы, изъятой при осмотре места происшествия, и на одежде Г. обнаружена кровь потерпевшего, а на одежде осужденного К. кровь не обнаружена, что свидетельствует о том, что К. сам непосредственно не наносил удары потерпевшему, а только способствовал причинению смерти.

Проанализировав все эти и другие доказательства по делу суд пришел к выводу, что вина К. в совершении пособничества в убийстве С. доказана, обосновано.

Доводы жалоб К. о том, что он оговорил Г. и что убийство потерпевшего совершил он сам, а не Г., тщательно проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они опровергаются первоначальными показаниями Г. и самого К., из которых видно, что именно Г. наносил потерпевшему удары металлической трубой, которую взял у К., и причинил потерпевшему смерть.

Судом выяснялись причины изменения К. своих показаний и судом установлено, что он изменил показания лишь после первого судебного разбирательства, когда в зал судебного заседания был доставлен Г., отрицавший свою вину в причинении смерти потерпевшему.

При установленных обстоятельствах, оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного К. и правильно квалифицировал действия его по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ как пособничество в умышленном причинении смерти другому человеку.

Об умысле К. на оказание пособничества в убийстве, как правильно указал суд, свидетельствует то, что он видел, как Г. избивал потерпевшего и последний без сознания лежал на полу. По просьбе Г. принести что-нибудь тяжелое, К. принес ему металлическую трубу, при этом он понимал, что Г. будет наносить потерпевшему удары этой трубой, и сознавал, что могут наступить любые последствия, но безразлично относился к ним и допускал наступление любых последствий, в том числе и смерти потерпевшего.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Применение недозволенных методов ведения следствия не установлено. Процессуальные права К. были разъяснены, защитником был обеспечен он своевременно.

Наказание К. назначено в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о его личности, в том числе и указанных в кассационной жалобе.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Томского областного суда от 4 апреля 2002 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К. и адвоката Лобанова С.Н. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"