||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 декабря 2002 г. N 53-О02-65

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.,

судей - Глазуновой Л.И. и Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 15 декабря 2002 года кассационные жалобы осужденных К. и С., адвокатов Гаманковой М.Д. и Кныш Ю.В. на приговор Красноярского краевого суда от 28 марта 2002 года, которым

К., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы,

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж", "и" УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "и", "к", "н" УК РФ к 13 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "и", "к", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "к" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

По делу осужден К. по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в" УК РФ, приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения адвоката Машковцева В.Н., полагавшего приговор в отношении С. в части осуждения за убийство Г.Н. отменить и дело производством прекратить, смягчив наказание по совокупности преступлений, мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей исключить из приговора указание суда о назначении К. наказания по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в остальной части приговор в отношении него, а также С. и Б. оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

К., Б. и С. осуждены за кражу чужого имущества по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в хранилище.

Кроме того, К. осужден за покушение на убийство Г.Н. 1945 года рождения, совершенное из хулиганских побуждений, группой лиц, С. - за убийство Г.Н. из хулиганских побуждений, группой лиц, а Б. - за причинение Г.Н. тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть, из хулиганских побуждений, группой лиц.

Кроме того, все осуждены за умышленное убийство Г.В. 1950 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с целью сокрытия преступления.

С., кроме того, осужден за хулиганство, К. - за угрозу убийством Я.

Преступления совершены вечером 5 и в ночь на 6 августа 2001 года в г. Назарово Красноярского края при установленных судом и изложенных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании К. свою вину признал полностью, Б. и С. свою вину признали в совершении кражи чужого имущества и не признали в совершении остальных преступлений.

В кассационных жалобах:

адвокат Гаманкова М.Д. в защиту интересов Б. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Основанием к этому она указывает, что судом не соблюдены требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. По мнению адвоката, не опровергнута версия его подзащитного в той части, что Г.Н. получил смертельную травму при падении с высоты собственного роста. В основу приговора положены противоречивые показания одного из осужденных, которые не подтверждаются другими материалами дела. С. и Б. категорически отрицают свою причастность к убийству потерпевших, заявляя, что их зарубил К. Показания осужденных подтвердили свидетели М. и З., которым стало известно о преступлении от К. Как полагает адвокат, суд неправильно указал в качестве доказательств вины ее подзащитного в соучастии в преступлении его "виновное поведение", заключающееся в том, что после совершения преступления он выехал за пределы административного района проживания. Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Кныш Ю.В. в защиту интересов С. просит отменить приговор в части осуждения за убийство потерпевших и совершение хулиганских действий и дело производством прекратить. С учетом внесенных в приговор изменений просит снизить наказание. Основанием к этому указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Приговор постановлен на противоречивых показаниях К., которые не подтверждаются другими доказательствами. При этом в приговоре не указано, по каким основаниям суд отверг одни его показания и принял за основу другие. Не подтверждается вывод суда и в той части, что С. наносил удары Г.Н. колюще-режущим предметом. Сам он категорически отрицает эти обстоятельства, другие осужденные пояснили, что в руках С. никаких предметов не видели. Не проверена, по мнению адвоката, версия о причастности к избиению потерпевших другими лицами, хотя основания к такой проверке у следствия имелись. Об обвинительном уклоне, как полагает адвокат, свидетельствует и то, что в приговоре неправильно указаны данные о личности С., в частности, что он признан лицом без определенных занятий. С. являлся студентом педагогического университета, активно принимал участие в общественной жизни. В судебном заседании К. оговорил С. и Б. в совершении преступления, чтобы смягчить свою вину, а суд, не проверив его показания в достаточной мере, неправильно оценил их, и вынес незаконный приговор в отношении С. - "впервые привлекаемого к уголовной ответственности, исключительно положительно характеризующегося по месту учебы".

Осужденный С. просит разобраться в деле, считая, что суд первой инстанции принял несправедливое решение. Он указывает, что в основу приговора положены противоречивые показания К., тогда как их последовательные показания судом отвергнуты. Категорически отрицая свою причастность к совершению противоправных действий в отношении потерпевших, считает, что его вина в этом материалами дела не доказана. Он виноват лишь в том, что не смог предотвратить преступление, хотя принимал к этому меры. Просит не оставить жалобу без внимания.

В дополнениях к кассационной жалобе он, подробно остановившись на обстоятельствах совершения преступления, указывает, что с Г.Н. у него возникла конфликтная ситуация, в которой Г.Н. ударил его кулаком в область уха, отчего он отлетел в сторону. В это время подбежал К. и "метнул" в Г.Н. топор, который вонзился ему в спину. Догнав Г.Н., К. начал наносить ему удары топором по телу. Он пытался заступиться за потерпевшего, однако, было поздно, так как пульс у него уже не прощупывался. После этого К. начал наносить удары топором другому мужчине. Эти обстоятельства совершения преступления, по его мнению, подтверждаются показаниями Б., свидетелей, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами, которые исследованы в судебном заседании и необоснованно отвергнуты судом. Считает, что иные, кроме рубленых ран, телесные повреждения потерпевшими были получены при иных обстоятельствах, скорее всего, до их встречи с ними. Однако, эта версия осталась непроверенной. Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный К. просит переквалифицировать его действия с покушения на убийство Г.Н. на ст. 112 УК РФ и смягчить наказание по совокупности преступлений. Он утверждает, что умысла на убийство Г.Н. у него не было, смерть наступила не от его действий, в связи с чем вывод суда о наличии прямого умысла на лишение жизни потерпевшего считает неправильным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Вина осужденных в совершении преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах подтверждена собранными по делу доказательствами, которые полно изложены в приговоре и правильно оценены судом.

Суд пришел к выводу, что к причинению смерти потерпевших причастны С., К. и Б., и обоснованно признал доказательством вины осужденных показания К.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован и, по мнению судебной коллегии, является правильным, поскольку оснований сомневаться в правдивости его показаний у суда не имелось, кроме того, они объективно подтверждены другими доказательствами по делу.

Рассказывая о мотиве и обстоятельствах совершения преступления, К. показал, что к причинению телесных повреждений потерпевшим причастны все трое, в том числе, С. и Б. Он наносил удары топором. Когда он отошел от Г.Н., с ним остался С., чем тот наносил ему удары, он не видел, но кроме С. к Г.Н. больше никто не подходил. В момент нанесения им ударов топором по телу Г.В., С. и Б. удерживали потерпевшего за руки. Передав топор С., он начал "пилить" шею потерпевшего имевшейся при нем ножовкой, а С. разбил топором стекла в автомашине потерпевшего. На территории АЗС оказались в связи с тем, что убегали от гаражного кооператива, где пытались разрубить похищенную лодку, и были замечены сторожами гаражей.

Осужденный Б. в судебном заседании пояснил, что видел, как С. наносил удары по телу потерпевшего Г.Н. Кроме того, он пояснил, что после убийства Г.В. топор у К. забрал С.

А допрошенный на предварительном следствии Б. подтверждал, что на территории строящейся АЗС они втроем избивали сторожей.

В этой части показания Б. судом признаны достоверными.

Свидетель О. пояснила, что возле ее дома стояла алюминиевая лодка соседей, которая была похищена в начале августа 2001 года.

Потерпевший Я. пояснил, что в ночь на 6 августа 2001 г., находясь на работе, он услышал громкие удары по металлу. Выйдя за территорию гаражей, он увидел силуэты людей. Один из них с топором бросился на него, угрожая убийством. Он испугался и убежал в сторожку. Прибывшие по их вызову сотрудники милиции обнаружили у кооператива лодку с рублеными повреждениями.

К., Б. и С. не отрицали, что возле гаражного кооператива они пытались разрубить похищенную лодку и сдать на металлолом, однако, были замечены сторожами, и сбежали с места происшествия.

К. подтвердил, что за сторожем с топором бежал он.

Из показаний свидетелей З. и М. установлено, что ночью 6 августа 2001 года они встретили С., Б. и К., со слов последнего им стало известно об убийстве двух мужчин. Не поверив ему, они с ним и С. пришли на территорию строящейся АЗС, где действительно увидели трупы потерпевших.

К. пояснил, что тела потерпевших находились в том же положении, каком они оставили их после ухода с места происшествия.

При осмотре места происшествия установлено, что труп Г.В. находился в одном метре от передней дверцы автомашины, в 4 метрах от его трупа находился труп Г.Н. В нескольких сантиметрах от трупа Г.В. и под трупом Г.Н. обнаружены лужи крови.

Данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, свидетельствуют о том, что имевшиеся на трупах потерпевших телесные повреждения причинены в местах обнаружения трупов.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть Г.Н. наступила от тупой травмы грудной клетки с множественными переломами ребер с разрывом левого легкого, и закрытой черепно-мозговой травмы. Смерть Г.В. наступила от рубленых ран лица и шеи с повреждением ее сосудов. Кроме того, на трупах обнаружены иные телесные повреждения различной степени тяжести. Все имеющиеся у потерпевших телесные повреждения носят прижизненный характер и получены в короткий промежуток времени. После полученных телесных повреждений совершение потерпевшими целенаправленных активных действий маловероятно.

Выводы данного заключения подтверждают пояснения К. о механизме образования телесных повреждений и их локализации, вместе с тем опровергают утверждения С. в той части, что телесные повреждения потерпевшим были причинены другими лицами до их с ними встречи, и Г.Н. с имевшимися у него телесными повреждениями мог ударить С. /мастера спорта по боксу/ по лицу так, что "он отлетел в сторону на два метра".

При осмотре места происшествия установлено, что стекла в автомашине, вблизи которой обнаружен труп Г.В., разбиты, что подтверждает показания К. в той части, что С. забрал у него топор и разбил стекла, а также показания Б. о том, что после убийства Г.В. топор забрал С.

Потерпевшие Г.Н. и В. пояснили, что потерпевшие являлись их мужем и отцом. 5 августа 2001 года они ушли на работу по охране стройматериалов на территории строящейся АЗС и с работы не возвратились. В., кроме того, пояснила, что отец на АЗС ремонтировал ее автомашину. А Г.Н. пояснила, что муж никогда не курил, поэтому обратиться к С. с просьбой дать закурить не мог.

Оценив эти и другие, исследованные в судебном заседании доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные совершили инкриминируемые им деяния, и действиям каждого дал правильно юридическую оценку.

Доводы кассационных жалоб в той части, что смерть Г.Н. наступила от неосторожных действий осужденных в результате падения его с высоты собственного роста, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они опровергаются исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте и необъективности исследования обстоятельств дела, либо нарушающих права осужденных на защиту, по материалам дела не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, приговор в отношении К. подлежит изменению, поскольку судом в резолютивной части допущена техническая ошибка.

Как видно из приговора, К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "ж", "к", "н" УК РФ, однако, наказание ему назначено по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "и", "к", "н" УК РФ, в связи с чем указание суда о назначении наказания по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 28 марта 2002 года в отношении К. изменить:

- исключить из приговора указание суда о назначении ему наказания по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Считать его осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. "а", "в", 119, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж", "и", 105 ч. 2 п. "ж", "к", "н" УК РФ к 16 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении К., а также в отношении С. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы К., С., Кныш Ю.В. и Гаманковой М.Д. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"